ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Плачущий лес
Простая правда
Потерянные цветы Элис Харт
Воздух, которым ты дышишь
В постели с чужим мужем
Эльфийский для любителей
Лестница Якова
Dragons corporation
280 дней до вашего рождения. Репортаж о том, что вы забыли, находясь в эпицентре событий

========== Глава 1 ==========

Кровавая лужа растекалась, подбираясь прямо к моим ногам, и я брезгливо отдернул край мантии.

— Она умерла совсем недавно, — задумчивым голосом проговорил наш новый преподаватель Защиты от темных искусств, — кровь ещё свежая.

Я внимательно посмотрел в зеленые как весенняя трава глаза и прочитал там искреннее сожаление. Мысленно фыркнул. «Помилуйте, ты и знал-то ее без малого неделю. Учебный год только начался»

Мисс Лавиния Андерсен, едва закончив Шармбатон, поступила на службу в Хогвартс в прошлом году преподавателем трансфигурации и в первый же месяц поразила всех своим легкомыслием. Она умудрилась закрутить роман с семикурсником, и чуть не вылетела из школы по статье. Парень сам вступился за свою девушку. Он сказал, что, на минуточку, законодательство совершенно не запрещает ученикам отношения с преподавателями при достижении первыми возраста согласия. Мисс Андерсен, в свою очередь, тоже заявила, что на преподавательскую этику она плевать хотела, и молодая парочка, к ужасу родителей обоих, поженилась ровно через два дня.

Это на несколько дней ввело в ступор Минерву МакГонагалл, которая впервые столкнулась с таким случаем в своей без малого шестидесятилетней преподавательской практике. Ей пришлось разгребать кучу гневных писем от родителей учеников, которые были обеспокоены распущенностью педагогического состава Хогвартса и грозились забрать своих чад со школы домой. Однако, через несколько месяцев шумиха улеглась, остались лишь понимающие смешки студентов и скептические взгляды учителей.

После войны все словно с ума посходили. Браки заключались чуть ли не каждый день, министерство не успевало регистрировать всех детей, народившихся почти сразу после падения Волан-де-Морта. Видимо, отчаявшиеся волшебники решили пуститься во все тяжкие, пока их не убили Пожиратели или сам Темный Лорд.

Один только я, профессор зелий, тихо и мирно вернулся на свой пост в Хогвартсе. Хотя, не так уж мирно.

Я отошел ещё на один шаг от мерзкой, начинающей чернеть по краям кровавой лужи и отстраненно наблюдал, как герой магического мира, Гарри Поттер, Уже-Не-Мальчик, который выжил, изучает труп Лавинии Андерсен, чуть не касаясь его носом.

Ровно шесть лет назад Поттер уже просился на должность преподавателя Защиты, и МакГонагалл его почти приняла. Однако я громко и весьма нелестно выразил тогда свои соображения по этому поводу.

— Вы всерьез полагаете, директор, что мальчишка-недоучка, последний год слоняющийся по лесам и весям, может чему-то научить студентов Хогвартса? Мистер Поттер половину своего обучения был сосредоточен на том, как пережить очередной учебный год, а вовсе не на собственных академических успехах. Если вам интересно мое мнение, то чистое везение, которое позволило ему убить одного из самых великих магов современности, никак не может помочь мистеру Поттеру в составлении учебных планов, программ и конспектов уроков.

Прежде, чем недовольный ропот со стороны коллег перешел грань приличий, комнату взрезал резкий по-мальчишески звонкий голос Поттера:

— Так испытайте меня, профессор Снейп! Эти слова — лишь ваше субъективное мнение, совершенно беспочвенное, кстати.

Я приподнял брови, выражая изумление. Удивило не то, что Поттер возразил мне, как раз это было в порядке вещей. Во мнениях мы не сходились даже тогда, когда герой магического мира так рьяно и пламенно защищал меня в суде после Битвы за Хогвартс. Меня удивило, как именно Поттер возразил. Как дерзко он это сделал, и дерзость эта не была наполнена обычным ребячеством, в ней сквозила твердая решимость и уверенность в собственных силах, огромное желание доказать, чего он стоит, добиться цели во что бы то ни стало!

«Когда Поттер перестал быть ребенком? — с вялым изумлением подумал я, оглядывая гневный румянец на юном лице и сверкающие глаза, полные весны, — детство мальчика из чулана под лестницей кончилось так внезапно. Его забрала война, так же как и детство многих моих собственных студентов».

— Какого же именно вы желаете испытания? — вкрадчиво спросил я.

На следующее утро, когда солнце не успело еще встать из-за горизонта, Гарри Поттер и Северус Снейп в сопровождении секундантов вышли на поле для квиддича. Трибуны все еще стояли полуразрушенные. Поле потеряло две трети своей зеленой травы и темнело обгорелым боком.

— Гарри, ты уверен? — с сомнением в голосе спросила Минерва МакГонагалл. Она была крайне недовольна ситуацией, на что мне было абсолютно наплевать. Мальчишка сам вызвался.

Дуэль была обговорена заранее и была направлена лишь на выявление искусности Поттера. Смертельные заклинания, разумеется, были запрещены.

Гриффиндорец не ответил. Только улыбнулся тонко, светло и успокаивающе и скинул черную мантию на землю. А потом занял свою позицию.

Я мрачно выжидал. Я был спокоен и следил за тем, как Гарри становится напротив, как поправляет закатанные рукава рубашки, отмечая при этом, что Поттер не выказывает никаких признаков нервозности. Он вел себя так, будто пришел побеседовать со мной о красотах Британской природы на рассвете, не более.

А потом, когда две палочки со свистом рассекли воздух, буквально через несколько минут от начала дуэли я в первый раз оказался на земле.

«Что это такое, черт возьми! — пронеслось в моей голове пораженное, — как такое могло произойти?»

Я даже не заметил движения палочки Поттера, ни один мускул не дрогнул на его лице, когда он бросил свое невербальное заклятие. Разумеется я знал как отразить ступефай, но магия Поттера была такой силы, что его атака стала для меня неожиданностью. Молниеносный красный всполох швырнул меня на землю, как слепого котенка.

Я поднялся на ноги стремительным прыжком, и сосредоточенно уставился на противника. Сам же Гарри пребывал чуть ли не в безмятежном состоянии. Он чуть улыбался, но в его улыбке не было ни намека на торжество.

Я прищурился и сгруппировался.

«Эверте статум!» — я мысленно сформировал посыл и ударил Поттера наотмашь.

Мальчишка лишь крутанулся в воздухе, отклоняясь от заклинания, а следом я почувствовал, что не могу пошевелиться, однако, ненадолго, так как он почти тут же снял невербальный «Петрификус».

Я нахмурился. «Что это было? Поттер не пожелал демонстрировать моим коллегам мое поражение?».

— Я думаю, вы меня жалеете, профессор, — выкрикнул герой, и колючий ветер ненастного утра швырнул эти слова мне в лицо.

— Что ж, поглядим, Поттер…

Моя палочка разогрелась в руке настолько, что ладонь стала мокрой. Это начисто смело полуулыбку с лица нахала и заставило его попотеть.

Поттер, казалось, исполнял одним нам понятный танец. Он двигался гибко и изящно, переступал ногами легко, словно лесной эльф, убегающий от погони. Его отросшие волосы, напоминающие иссиня-черные перья ворона, взлетали вокруг лица, но рука, державшая палочку высоко над головой, была тверда.

Жалящее, Ступефай, Коньюктивитус, Петрификус, Локомотор Мортис, Остолбеней Дуо, Остолбеней Триа, Импердимента, Лигилименс…

Я применил последнее заклятие внезапно даже для самого себя. Я видел, как прекрасно Поттер справляется, и на меня нахлынуло мощное желание победить. Смять! Растоптать! Разметать его, несмотря на сосредоточенную, молодую, бурлящую силу, которая теперь была видна красным ореолом вокруг его фигуры.

Поттер устал, я чувствовал это, и я применил то оружие, против которого он всегда был бессилен.

Мой разум вошел в его мысли легко, как и раньше. Поттер откинул голову назад, словно его кто-то ударил снизу вверх, и сделал несколько неверных шагов назад. А потом я увидел его взгляд.

Зеленые, как первая весенняя трава, глаза смотрели торжествующе. «Хотел? Получай, сукин ты сын!» — пронеслось в моей голове так отчетливо, словно Поттер выкрикнул эти слова мне в ухо.

А потом меня захлестнули мои же воспоминания.

Маленькая Лили и цветок, оживающий в её ладошке… Осенние листья кружатся и выстилают побережье реки пестрым покрывалом, а нам по десять лет, и я так влюблен в неё… Хогвартс, лицо мальчишки Поттера и его звонкий голос: «Привет, я Джеймс!»… Её гибель, страшное потрясение, которое я переживаю вновь, а потом сплошной мрак и боль, потом сплошной ад, в котором я жил до первого падения Темного Лорда, сплошной ночной кошмар, в который превратилась моя жизнь.

1
{"b":"638675","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Боевая практика книгоходцев
Расширить сознание легально
Интересно?.. Наблюдай ответы
Метро 2033: Харам Бурум
Системное мышление 2019
Пациент особой клиники
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Красные свитки магии
99 секретов биологии