ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Бред какой! – дал свою оценку Зверев. – И когда же начнётся это потепление?

– Раз в четыреста лет, – Мазур вновь огляделся по сторонам. – Цикл похолодания уже заканчивается. Помнишь, какое лето в прошлом году было? А в этом году ещё хуже будет. Скоро полезут гады…

Последние слова Мазур произнёс таким берущим за душу голосом, что все офицеры, сидящие на палубе, невольно притихли и стали озираться, словно прямо сейчас рассчитывали увидеть среди озёрной ряби огромную голову на тонкой длинной шее или плоскую тушу «каркадела».

В этот самый момент буксир дал короткий сигнал судовым свистком, майор Зверев вздрогнул и с облегчением рассмеялся.

– Брехня! – заявил он. – «Байки из склепа». Ты, Кирилл, лучше бы чего-нибудь по-настоящему страшное рассказал – чтобы до самых костей пробирало.

Мазур покачал головой, всем своим видом показывая: о чём можно говорить с Фомой неверующим, который столько лет на свете прожил, а ещё не понял, что вселенная устроена куда сложнее, чем его учили в советской школе?

– Ты со мной в июле на подводную охоту запишись, – предложил он Звереву. – Походим вдоль южного побережья, поохотимся на лосося и тайменя… И посмотрим, как ты запоёшь, когда на глубине мимо тебя двадцатиметровая тварь проплывёт и зубки свои – с ладонь величиной – покажет…

– Так ты их сам видел? – недоверчиво уточнил сидевший слева старший лейтенант Гуров.

– Видел, видел, – подтвердил Мазур. – Вот как тебя сейчас. И зубы, и тварь…

– Не верь ему, Лёва, – предостерёг Зверев младшего товарища. – Не бывает никаких «кракадайлов». Повымерли вместе с мамонтами.

– Ну хорошо, – сказал Мазур, – допустим, «каркаделы» повымерли, а «барантиду» я самолично придумал… Но что вы скажете о дьявольском мотоботе «Три шестёрки»?

– Звучит многообещающе, – оживился Зверев. – Излагай.

Лейтенант-подводник не заставил себя упрашивать.

– …Началась эта история аж в 1937 году, когда Приозерск ещё принадлежал финнам и назывался Кексгольм. Поселился там шведский капитан Юхан Сигвард – мужик огромного роста, здоровенный, но нелюдимый. Соседей-финнов считал полными кретинами, о чём, бывало, прямо им об этом и говорил. И была у него ещё беспородная собака – злобы необыкновенной. Поселилась эта зловещая парочка на Дальней Мызе. А вскоре Сигвард приобрёл в пользование и морской мотобот «Господня благодать» – при этом закрасил его прежнее название и вывел на борту чёрной краской число 666. С того момента практически каждую ночь мотобот «Три шестёрки» уходил в открытую Ладогу. Зачем? Это отдельный вопрос. Однажды двое финских рыбаков задержались на промысле. На озеро опустилась тихая ночь, что на Ладоге бывает крайне редко. Показалась полная луна. Внезапно один из рыбаков услышал прерывистый вой. Стояли они у Чёртовой банки, до берега было с десяток километров, а потому сильно удивились: каким же должен быть этот волк, чтобы его голос был слышен на таком расстоянии? А вой тем временем становился всё отчетливее. И столько ярости было в нём, что оба рыбака замерли. Их лодку качнуло тяжёлой волной. И рыбаки увидели проходящий неподалёку мотобот Сигварда. На носу «Трёх шестёрок» стоял сам капитан. Рядом с ним сидела его собака. И оба они выли – один громче другого – на полную луну. Издалека что-то ответило неясным зовом – мотобот тут же изменил курс и вскоре скрылся в сумраке…

– Ну и что? – спросил Зверев, когда Мазур сделал паузу, чтобы перевести дух. – И это всё?

– Не понукай, – отозвался Кирилл. – История ещё не закончилась… Накануне дня Святого Улофа, когда ведьмы, колдуны и прочая нечисть слетаются на шабаш в местечко Блакулла, в Кексгольме случились кошмарные события. Для начала кто-то проник в городскую кирху и совершил святотатство: изрубил топором распятие, посбивал с постаментов святых и нагадил на кафедру. А вечером следующего дня кто-то похитил пятилетнюю дочку вдовы Ховенхеймо. Её сосед утверждал, что девочку увёз на большой лодке сам дьявол – огромный и страшный. Однако другие сразу сообразили, что речь идёт о шведском капитане. На Дальнюю Мызу отправился полицейский наряд, но вернулся ни с чем: хозяин мызы, его собака и мотобот «Три шестёрки» отсутствовали. А в полночь над Ладогой разразился сильнейший ураган. Волнами повредило мол. Ветер валил вековые деревья и срывал кровлю с домов. И всю ночь жарко пылала подожженная ударом молнии Дальняя Мыза.

После этого урагана мотобот больше не видели. Вместе со своим капитаном он бесследно канул в пучине озера. Вновь Сигвард объявился весной 1955 года. Один старшина балтийского флота гостил у своей родни в посёлке на побережье озера. Как-то под вечер вышел он на моторке в Ладогу, чтобы проверить сети. У острова Ряпой моторка налетела на топляк и затонула. Старшина вплавь добрался до каменистого островка. Всю ночь он там «куковал», матерился и звал на помощь. А как стало светать, заметил сквозь туман силуэт стоящего мотобота. Бросился старшина в воду и поплыл к судну, благо до него было рукой подать. Заметил свисающий с кормы трос, схватился, подтянулся и перевалился на палубу. И первое что увидел – поржавевшие механизмы и снасти, птичий помёт, гниющие водоросли и трупы чаек – полный свинарник, короче. А как поднял голову, то заметил стоящую у штурвала фигуру в брезентовой робе. Старшина пошёл к рубке и спросил: «Куда идём, капитан?». А тот ему отвечает: «В ад!», поворачивается, и старшина видит, что под фуражкой у капитана нет лица, а только – жёлтая кость, провалы глазниц и жуткий оскал зубов. В ужасе старшина бросился за леера, упал в воду. И быстро поплыл прочь от мотобота. Когда его подобрали, он отбивался и всё норовил выпрыгнуть за борт…

С того времени команды пассажирских пароходов и рыболовецких судов время от времени замечали в разных районах Ладоги зловещий силуэт мотобота. Обычно его можно увидеть в сумраке наступающего рассвета. Или на закате. Но несколько раз он встречался и ночью…

Последний раз призрачное судно видели зимой прошлого года. Сильным ветром в Волховской губе оторвало от берега льдину с рыбаками и понесло в открытое озеро. Из-за сложных метеоусловий спасательные работы пришлось отложить до утра. Потому всю ночь бедолаги провели во мраке и стуже. Когда эвакуация рыбаков завершилась, выяснилось, что четверых рыбаков забрал какой-то неопознанный мотобот. Начальник штаба регионального отделения МЧС разводил руками. В спасательной операции принимали участие только вертолёты. А потом кто-то вспомнил легенду о мотоботе «Три шестёрки»…

Мазур замолчал, предоставив сослуживцам возможность осмыслить услышанное. Те некоторое время пребывали в задумчивости, потом майор Зверев засмеялся.

– Ох и горазд ты врать, Кирилл! – подытожил он между приступами хохота. – Мотобот дьявола, ха-ха-ха!

Его смех подхватили остальные слушатели, один только старший лейтенант Гуров остался серьёзен, задумчив и смотрел вдаль.

Мазур встал и потянулся так, что хрустнули суставы.

– Хочешь – верь, хочешь – не верь, – сказал он. – А с Ладогой нечисто. Очень непростое озеро…

Сказавши так, Кирилл послюнявил указательный палец и поднял руку высоко над головой.

– Быть буре, – сообщил он. – «Полуночник» поддувает. Чую, достанется нам на орехи.

– Ага, как же, – Зверев всё ещё находился под впечатлением от баек Мазура и по инерции не поверил его предупреждению. – А потом вода вскипит, и «кракадайлы» всплывут кверху брюхом…

Однако Мазур в дискуссию не вступал, а развернулся и быстро пошёл к накрытым брезентом грузовикам. Гуров вскочил на ноги:

– Товарищ лейтенант, помощь нужна?

– Нужна, – отозвался Кирилл. – Колодок не хватит – подстрахуем тросами.

– Да какая там буря! – отмахнулся Зверев. – Мазур снова придуривается, чтобы вас попугать.

Но офицеры почему-то не прислушались к майору, а потянулись за Кириллом – наверное, решили, что бывалый пловец, знавший и любивший Ладогу, шутить с такими вещами не будет. И не ошиблись. Северный ветер «полуночник» всё усиливался, на озере вдруг началось нешуточное волнение, баржу закачало, а двигатель буксира натужно взвыл. Прошло ещё какое-то время и волны стали так велики, что некоторые из них перекатывались через борт баржи, обдавая людей холодными потоками и норовя сбить с ног, потащить за собой. От греха подальше офицеры засели в штабном «икарусе», но и там приходилось нелегко. Несмотря на установленные колодки и натянутые до звона тросы, тяжёлый автобус, кренясь, проскальзывал то в сторону правого, то в сторону левого борта, и незадачливых военнослужащих бросало друг на друга. Некоторых совсем развезло от морской болезни, первым не выдержал и стравил командир сапёров Владислав Рокотов, а за ним к передней двери «икаруса» забегали и остальные.

21
{"b":"639","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я большая панда
Черепахи – и нет им конца
Как устроена экономика
Сетка. Инструмент для принятия решений
Шесть столпов самооценки
Соль
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Синдром Джека-потрошителя
Кровь, кремний и чужие