A
A
1
2
3
...
31
32
33
...
70

– Служу свободной Биармии, – пробурчал Айле.

Все трое, не сговариваясь, двинулись из кухни в просторный коридор, а из него в гостиную комнату, к месту преступления. Но до тела они добраться не успели. В коридоре на стремянке стоял один из оперативников, проводящих обыск, – он осматривал коробку электрического звонка. При виде Холодова он спустился с лестницы и перегородил дорогу.

– Взгляни-ка на это, Яр, – предложил оперативник своему начальнику, протягивая руку.

На ладони у оперативника лежала металлическая таблетка радиомикрофона – «жучок».

4.

Генерал Феликс Керро выслушал доклад Марка с полным вниманием. Когда капитан закончил, глава СГБ Биармской республики встал и прошёлся по кабинету.

– Итак, – сказал он, – дело оказалось куда серьёзнее, чем я предполагал.

Айле никак не отреагировал на эту реплику, поскольку не знал, что именно «предполагал» и чего ожидал его начальник, посылая своего подчинённого на Подгорную улицу.

Керро вернулся к вновь взял в руки пластиковые пакеты, в которых лежали найденные «жучки».

– Это дело требует особого разбирательства, – изрёк он. – Ты согласен?

– Так точно, – отозвался Айле без энтузиазма.

Он не понимал, что смущает генерала. Всё было предельно очевидно. Эксперт Гольдман, безусловно, прав: если покопать, то за бывшей «депутатшей» наверняка сыщутся грешки: и крупные, и мелкие, всякие. А значит, с самого начала своей политической деятельности она состояла в «группе риска» и могла быть «заказана» как конкурентами по политической борьбе, так и партнёрами по бизнесу. Может статься, обнаруженные «жучки» не имеют никакого отношения к преступлению, но тот, кто слушал Калхайно, вполне мог записать и последний разговор жертвы с убийцей, и выстрел… В этом направлении и следовало копать.

– Насколько я понял, – продолжил Керро, – эти радиомикрофоны не из наших лабораторий?

– Так точно. Самопал. Работал профессионал, но на домашнем оборудовании. Это так называемые радиопередатчики с частотной модуляцией в диапазоне от одного до тридцати мегагерц. Для питания используется обычная электросеть, она же служит антенной. У нас, в Управлении, используются автономные радиомикрофоны на частотах от шестидесяти одного до семидесяти трёх мегагерц. Как мне объясняли специалисты, этот диапазон позволяет прятать рабочий канал внутри канала радиовещательных станций, что сулит определённые выгоды…

– Это уже неважно, – оборвал капитана Керро. – Технические подробности ничего не меняют. Главное – в игру вступил кто-то ещё. И мне это очень не нравится.

Генерал бросил пакеты с «жучками» на стол и вернулся в своё кресло.

– Нужно провести быстрое расследование, – заявил Керро. – Я хочу знать, кто подслушивал Калхайно. Займёшься этим!

Айле впервые решился возразить шефу:

– Но, господин генерал, я очень занят. На мне висят американцы…

– Американцы никуда не денутся, – отрезал Керро. – Вести их не очень-то сложно, не так ли?.. А сейчас такое время, когда мы должны напрячь все силы, не спать, не есть, не пить, а только работать. Я уже говорил тебе, Марк, что вижу в тебе своего возможного преемника – вот и покажи, что я не ошибся в своём выборе.

Марку очень не понравилось, что Феликс Керро опять вспомнил старую байку о «преемнике» – значит, дело действительно выходило за рамки.

– В Биармии зреют серьёзные события, – продолжал генерал. – Следует ждать быстрых и судьбоносных перемен. Мне очень не хотелось бы, чтобы в преддверии этих событий здесь крутилась следственная бригада из Москвы. Потому мы должны быстро разобраться с Калхайно, выяснить, кто её «пас», и кто её убил. Продолжай работать с группой Холодова, пообещай им премиальные и ордена – пусть роют землю, но достанут убийцу. А ты зайди с другого конца, прощупай связи, контакты Калхайно, выясни, чьи интересы она на самом деле представляла, на кого и с кем работала. Начни с её досье, дальше двигайся самостоятельно, но держи меня в курсе. Ежедневного отчёта я не потребую, но о чём-то чрезвычайном сообщай немедленно.

– Мне нужен «АниР», – сказал Айле.

Он давно собирался поднять этот щекотливый вопрос, а тут представилась такая удобная возможность.

Керро несколько секунд размышлял, потом кивнул:

– Хорошо. «АниР» у тебя будет. Временный допуск выпишет секретарь. И не забывай, американцев с тебя никто не снимал. Держи их в поле зрения…

5.

– Я привёз пилота, – сообщил Чавез. – Мы готовили его для Турции и операции «Дамба», но директора удалось убедить, что Биармия сейчас важнее.

– Очень хорошо, – его напарник кивнул.

Они сидели под тентом открытого кафе на набережной, и спецагент Кларк не удержался от того, чтобы не бросить короткий взгляд на мост, нависающий над Виэной. Вот это была цель, всем целям цель! Когда-то он тоже летал на штурмовике и наводил систему прицеливания бомбосбрасывателя на мосты – ах, молодость, какие надежды, какие планы, какие мечты!..

– А как машина? – Кларк сделал над собой усилие, чтобы отвести глаза в сторону.

– Машина полностью готова. Взлетит по первому требованию.

Чавез вдруг засмеялся. И, перехватив вопросительный взгляд напарника, пояснил:

– Ты не поверишь, но наши биармские друзья полагают, что этот «фалькрэм» станет основой их национальных ВВС. Я сейчас подумал, что если это так, то у них никогда не будет военно-воздушных сил…

Глава 5

1.

Командиры рот и взводов собрались в штабе батальона к девяти утра. Сам штаб, комната связи, дисплеи оперативного управления, оружейная, столовая и медицинский пункт были полностью развёрнуты и бесперебойно отработали две недели, совещания проходили часто, а потому у каждого из офицеров уже имелось облюбованное место за длинным, сколоченным из свежих досок столом.

Докладывали строго по очереди, в последовательности, установленной Звягиным. Сначала выступил начальник штаба Александр Бояров. Его доклад вопросов не вызвал, поскольку подготовка операции шла своим чередом. Затем слово предоставили капитану Анатолию Давыдову, командиру первого взвода ударной роты, и майору Сергею Звереву, командиру второго взвода ударной роты. Численный состав обоих взводов, согласно первоначальному плану «Волна», был расквартирован в городе, полностью экипирован и ожидал приказа к началу боевых действий.

– Ребята соскучились, – сообщил Зверев в заключение своего доклада. – Рвутся в дело.

– Пусть скучают, – отрезал Звягин. – Не я, видишь ли, дату определяю.

– Кстати, о дате, – начальник штаба взглянул на командира разведчиков Виноградова. – Товарищ капитан, что удалось выяснить по этому вопросу?

Виноградов поднялся на ноги, но ответ его разочаровывал:

– Пока что надежных сведений о дате выступления нет. Мы опираемся на косвенные данные, а они подтверждают первоначальную версию. Акция по захвату завода и острова состоится в ночь с пятого на шестое июля.

– Что это за данные? – спросил Звягин. – Уточни, товарищ капитан.

Подполковник, разумеется, знал, о чём идёт речь, но на совещании присутствовали и другие офицеры, у которых могли возникнуть вопросы к разведке.

– Лейтенант Владимиров свёл знакомство с одним из активистов общества «Спортсмены Биармии» – мы называем его Рэмбо. Теперь это наш основной источник. На внедрение «крота», к сожалению, не остаётся времени. Так вот, упомянутый Рэмбо утверждает, что даты традиционных летних сборов изменились – они начнутся раньше обычного срока: не пятнадцатого-шестнадцатого июля, а в первых числах. Конечно, мы понимаем, что «спортсмены» – это только резерв, и акция может обойтись без их участия, но вряд ли сдвиг в проведении сборов – это случайное совпадение.

– А проникнуть в офицерское собрание Сил самообороны твои орлы, значит, не пытались? – поинтересовался майор Золотарёв, занимавший ныне должность командира взвода огневой поддержки.

32
{"b":"639","o":1}