ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А вот и Брумман, – шепнул он.

Капитан Виноградов взглянул в указанную сторону и сразу узнал Айна Бруммана, которого видел уже на фотоснимках из досье на президента Биармии. Старший сын президента выглядел вполне представительно – как и подобает серьёзному научному работнику с достатком выше среднего: строгий костюм из хорошей ткани, очки в тонкой оправе, короткая стрижка. Образ мужественного интеллектуала слегка портило намечающееся брюшко, но, наверное, это неизбежное следствие сидячей жизни учёного.

Брумман расположился у стены – под рыбацкой сетью и рыцарскими доспехами, живописно развешанными на кирпичной кладке неведомым дизайнером. Стул напротив него пустовал, но столик был накрыт на две персоны, а это означало только одно: кавалер ждёт даму и, скорее всего, этой дамой является неприступная Инга Бьярмуле.

Почувствовав, что за ним наблюдают, Айн Брумман повернул голову, и Андрейчик тут же отсалютовал ему и улыбнулся, показывая, что рядом сидит не случайный наблюдатель, а знакомый и коллега. Брумман вяло кивнул в ответ и снова воззрился на маленькую эстраду в дальней от входа части ресторана.

– Он чего, без охраны? – полюбопытствовал бизнесмен Ивановский.

– Как же… – Андрейчик поморщился. – Вон парочка сидит, видите?

Ивановский посмотрел. Ребята, расположившиеся несколько в стороне, выглядели внушительно, но по тому, какое они выбрали место для «посадки», разведчик Виноградов сразу понял: они из частного агентства, и к ученикам Девятого отдела КГБ, когда-то занимавшегося охраной высокопоставленных чиновников, не имеют отношения.

Биармский «габэшник» явно прислушивался к разговору, и бизнесмен Ивановский, вздохнув, начал листать меню…

* * *

Молодым человеком из местного ГБ, в одиночку занимавшим целый столик в «Гамлете» до прихода бизнесмена Ивановского и доктора Андрейчика, был Марк Айле, который вёл дело об убийстве бывшего депутата Магды Калхайно. И оказался он здесь неслучайно, а по прямой служебной надобности.

В «Гамлет» его привёл письменный отчёт группы «АниР», полученный сегодняшним утром. Результаты были столь поразительны, что Айле счёл своим долгом немедленно доложить о них генералу Керро.

Когда капитан заполнял специальный бланк задания для группы, то столкнулся с определенными трудностями: он не знал, какой критерий для математического поиска выбрать, но в конце концов остановился на «личных контактах». Машина такой критерий слопала, не подавившись, и вскоре выдала список лиц, с которыми Магду Калхайно видели чаще всего на протяжении последних двух лет. Возглавляла список актриса и певица Инга Бьярмуле.

Генерал сразу же принял взволнованного Айле, но вполне резонно заметил:

– Это всего лишь свидетельствует о том, что партия «Женщины России» поддерживала активные контакты с обществом «Йомалатинтис».

– Но почему этого нет в досье Калхайно? Значит, она тщательно скрывала эту связь…

– Вовсе нет. Ты ещё молод, капитан, и можешь не знать, что досье СГБ для фигур уровня Калхайно пополняются от случая к случаю. Оперативники могли просто не придать значения её частым встречам с Бьярмуле. Ну встретились две бабы почесать языком. Ну почесали… Нужны более веские основания для того, чтобы пустить эту певичку в «разработку». Всё-таки ею увлекается сын нашего президента, да и в народе она популярна…

Капитан был вынужден признать, что его непосредственный начальник прав, но о версии своей не забыл и изложил её старшему оперуполномоченному Яру Холодову при встрече.

– Грамотно, – одобрил тот. – Неужто «АниР» такие штуки делает?

– И не только… – загадочно отвечал Айле, придерживавшийся той позиции, что сотрудников МВД нужно интриговать, тогда они становятся уступчивыми.

– Ладно, – сказал Холодов, – теперь моя очередь. Пришли результаты баллистической экспертизы…

– Ну?

– Стреляли практически в упор. Калхайно видела убийцу. Пуля очень интересная оказалась…

– Ну?!

– Короче, в Калхайно стреляли из «ЗИГ-Зауэра», модель «П-239», фирменными патронами. Редчайшая вещь в наших краях – очень компактная и очень дорогая игрушка.

– У Бьярмуле она могла быть?

Старший оперуполномоченный пожал плечами:

– Могла. Но это ещё нужно доказать, как ты понимаешь. А сама она вряд ли сознается…

– «ЗИГ-Зауэр» – это ведь швейцарский пистолет?

– Да.

– Так может запросить по линии Интерпола швейцарских коллег? У них же каждый ствол регистрируется. Пусть они баллистические характеристики проверят и сообщат, кто купил.

– Думаешь, это так просто?

– Думаю, непросто.

– И это сделаем в своё время. Но на готовую улику не рассчитывай – скорее всего, окажется, что пушка уехала на экспорт. А там… ищи ветра в поле…

– Но если версия подтвердится…

– Сам я Ингу брать не поеду, – пообещал Холодов, – дождусь тебя.

Всё-таки где-то в глубине души Марк Айле верил в «чудеса механизации», а в данном случае – в слухи о невероятных возможностях программного пакета «АниР». Имя Инги Бьярмуле прозвучало, и в тот же миг словно молния просверкнула в тумане, указуя путь к истине. Отделаться от ощущения, что догадка верна и звезда биармской эстрады как-то связана с преступлением, было уже очень трудно. А потому капитан, вернувшись к себе в кабинет и ознакомившись с очередным отчётом «наружки» по американским разведчикам, действующим в Биармии, подумал-подумал да и сел писать новый запрос к группе «АниР». На этот раз в графе «Критерии поиска» он указал: «а) Инга Бьярмуле; б) Стрелковые клубы; в) Магазины боеприпасов». Потом ещё подумал и добавил критерий «г»: «Охота и рыбалка». Этот последний критерий вряд ли можно было соотнести с компактным пистолетом швейцарской фирмы «ЗИГ-Зауэр», однако всем известно, что помимо охотничьего оружия в магазинах под вывесками «Охота и рыбалка» продаётся масса разнообразных «фенечек» для текущего обслуживания стволов и затворов. Вряд ли они ведут учёт всех покупателей, но Бьярмуле – фамилия в Белогороде известная, и какой-нибудь особо продвинутый владелец такого магазина вполне мог вывесить на свой сайт рекламу типа: «А ещё у нас бывает Инга Бьярмуле!»

Заполнив бланк, Марк Айле положил его в особый конверт, защищённый от опрозрачивающего спрея типа РК-705, и вызвал внутреннего курьера. Когда курьер ушёл, капитан посидел минут пять, размышляя, потом набрал на телефоне номер секретариата СГБ и попросил выяснить, состоятся ли в ближайшие дни публичные выступления с участием Инги Бьярмуле. Один из секретарей перезвонил ему почти сразу и сообщил, что единственный концерт «певички» перед её отъездом на летние гастроли состоится сегодня в ресторане «Гамлет». Айле потребовал, чтобы ему забронировали место. Секретарь ответил, что это невозможно в принципе. Айле усомнился в невозможности чего-то в принципе для Службы госбезопасности в Биармии. В конце концов дело дошло до генерала Керро, и Марку пришлось призвать в помощь всё своё красноречие, чтобы убедить начальство в необходимости проведения этой небольшой операции. Свободный столик в «Гамлете» всё же отыскался, но Феликс Керро сурово пригрозил: если выяснится, что капитан провернул эту аферу только для того, чтобы сводить свою девушку на редкий концерт, то ему, капитану, не поздоровится. Опять пошли намёки на то, что генерал видит в Айле своего преемника и будет очень разочарован, если тот воспользуется оказанным доверием в личных целях, но эти слова Марк уверенно проигнорировал.

Итак, день должен был закончиться интересно, и Айле, заняв забронированный госбезопасностью столик, приготовился наблюдать. И тут нелёгкая принесла странную парочку: «нового русского», легко определяемого по золотым часам и барсетке, а с ним – эдакого живчика интеллигентной наружности, но с жадным блеском в глазах. Метрдотель склонился к Айле и зашептал, будто бы эти двое заказали столик раньше и даже отплатили его, а потому не согласится ли он на соседей. Метрдотель врал, но Марк не стал устраивать скандала: зачем привлекать к себе лишнее внимание? К тому же, парочка не казалась опасной: ну пришли себе люди, ну сунули на лапу метрдотелю, чтобы попасть на «редкий концерт», – что здесь такого?

39
{"b":"639","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Хаос: отступление?
Фантомные были
Чистая правда
Пропавший
«Смерть» на языке цветов
Эрхегорд. Сумеречный город
Всё началось, когда он умер
Дважды в одну реку. Фатальное колесо