ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Деньги перевели, – сказал он просто. – Получи товар.

– Я проверю?

– Проверяй, конечно. Там всё, что было в сейфе.

Хутчиш развязал тесёмки папки и начал перелистывать сложенные ксерокопии. Одна из страниц привлекла его внимание. Эта была записка секретаря президента Биармии, посвящённая расписанию летнего отпуска. Обращали на себя внимание пометки, сделанные на полях Брумманом.

– Твою мать! – громко выругался Хутчиш, когда понял, что все эти пометки означают.

Глава 6

1.

Всё было именно так, как и предполагал майор Сергей Зверев, начальник штаба батальона «Икс». И очень похоже на то, как действуют негосударственные спецслужбы, отвоёвывая чужие офисы и заводы во время очередного передела приватизированного имущества.

В 22:00, в чёрно-белых контрастных сумерках белых ночей, смоченных мелким надоедливым дождём, к мосту через Виэну подошла колонна из пяти автобусов «Икарус». В салонах находились триста крепких мужчин, одетых в камуфляжную форму без знаков различия. Каждый из них был вооружён, но в пределах дозволенного – то есть на любой из предметов, висящих на поясном ремне, российскому гражданину не требуется специального разрешения. Кстати, типовой комплект этих предметов вряд ли удивил бы знающего человека: американский нож «Лазерман», газовый пистолет ближнего действия «Удар» с пятью патронами в обойме, электрошокер «Скорпион» – всё функционально, всё нацелено на то, чтобы быстро нейтрализовать противника в городской стычке.

Выбравшись на свежий воздух, мужчины в камуфляже разбились на отряды по пятнадцать-двадцать человек. У каждого из отрядов имелся свой командир, которого можно было отличить от остальных только по белой нарукавной повязке. У этих в кобурах висели не пистолеты «Удар», а самые настоящие «макаровы». Кроме того, каждый из командиров имел при себе сотовый телефон в прочном корпусе, на который поступали распоряжения из штаба в виде цифрового кода – смысл этих цифр понимали только они, но, благодаря серьёзной предварительной подготовке, каких-то дополнительных инструкций им не требовалось: все и так знали, что им надлежит делать при поступлении той или иной команды.

Шлёпая по лужам, отряды маршем направились к мосту. При въезде на остров находился пост ГИБДД. По столь позднему времени там дежурили всего двое милиционеров, и они сильно удивились, когда увидели марширующие колонны, – вроде бы, никаких манёвров на ближайшие дни не планировалось. Тут самая ближняя из колонн распалась на отдельных бойцов, и ещё через несколько секунд пост ГИБДД оказался захвачен. Оба дежурных лишились табельного оружия, а кроме того, их посадили на пол и связали спина к спине. После чего один из захватчиков – видимо, имевший опыт работы в госавтоинспекции – сел к коммутатору, а остальные заняли круговую оборону.

Не прошло и десяти минут, как точно таким же образом была оккупирована проходная комбината «Спираль». Вохровцы (а их на проходной было трое – пили чай и играли в карты) не сумели оказать достойного сопротивления. В распоряжении отряда, взявшего проходную, оказалось два карабина «Сайга-20», но захватчиков больше интересовали ключи от помещений комбината. Полная связка дубликатов обнаружилась тут же – в сейфе охраны, и большую часть дела можно было считать сделанной.

Первым на территорию комбината вошёл опытный кинолог, который целый месяц по ночам приходил к небольшой дырке в стене, окружающей «Спираль», и приручал к себе собак, выпускаемых с наступлением ночи в «свободный поиск». У руководства биохимического комбината никогда не хватало денег на закупку современных систем контроля периметра и усиления состава охраны наймом нового поколения секьюрити, а потому обходились по старинке – собачками. Это была ошибка, за которую придётся заплатить. Посвистывая призывно, кинолог созвал своих новых лохматых друзей, угостил их сахарком и прицепил к ошейникам поводки. После чего набросил кольца поводков на врытый в землю стальной прут – последняя линия обороны комбината «Спираль» была прорвана.

Остальные отряды проходили на территорию беспрепятственно и рассредоточивались по объектам. Командиры отрядов получали ключи из связки, тут же посылая в штаб SMS-сообщения со своих сотовых телефонов. Эти сообщения состояли всего лишь из одной цифры «2» и означали, по всей видимости, что первая часть операции по захвату «Спирали» закончена и отряд переходит ко второй части.

Второй этап занял куда больше времени, чем первый, но обусловлено это было не наличием сопротивления, а довольно обширной площадью комбината.

В самую последнюю очередь брали цех безостановочного производства. Кажется, персонал цеха (а в ночную смену здесь работали восемь человек) ничего не понял. Пришли какие-то люди с оружием, велели собираться, вывели за ворота, усадили в автобус и сделали ручкой. Под невиданную иллюминацию – почти во всех окнах «Спирали» горел свет – ночная смена вернулась в Алонец.

К четырём часа утра двадцать второго июня весь комплекс сооружений биохимического предприятия, расположенного на острове Бярма, был захвачен бойцами Сил самообороны Биармской республики. Территориальный спор между двумя субъектами федерации был решён.

Произошло всё это за две недели до срока, который назначил старший лейтенант Гуров, выражая общее мнение аналитиков батальона «Икс».

* * *

Старший лейтенант Лев Гуров из второго взвода роты разведки батальона «Икс», отвечавший за сбор и анализ информации, не должен был принимать непосредственного участия в боевых действиях на острове Бярма и не посещал Белогород. Однако реализация плана «Волна» входила в финальную стадию и нужно было протестировать вэб-камеры, установленные на ключевых городских развилках и на Майской набережной, потому старший лейтенант покинул уютный и защищённый со всех сторон штабной дом, приехал в столицу Биармии и обосновался временно в потайной комнатке центрального офиса сети магазинов «Охота-рыбалка», расположенном в доме на Рождественской улице.

Переключаясь между камерами и созерцая стремительно пустеющие по вечернему времени улицы Белогорода, Гуров вдруг заметил колонну «икарусов», на небольшой скорости следующей по проспекту Патриотов. На туристическую экскурсию это было совсем непохоже – какая, к чёрту, экскурсия после девяти вечера?.. Может, спортсмены на сборы поехали? Он попытался увеличить картинку, но разрешение вэб-камер было невелико. Не помогли и специальные программные фильтры, умеющие выделять в цифровом изображении главное, отсеивая погрешности съёмки, – подобные пакеты, как узнал Гуров из специальной литературы, использовались учёными-астрономами при обработке картинок, поступающих с космических аппаратов, но в данном случае и эти чудо-программы оказались бессильны. Гуров разглядел только, что автобусы набиты битком, а это само по себе вызывало подозрение.

«В городе что-то готовится», – подумал Гуров.

Он вспомнил последний доклад разведки, но ничего примечательного в том докладе не было. Если вооружённые формирования Биармии и собирались начать войну против Алонца, они никак этого не выказывали. Офицеры Сил самообороны исправно патрулировали улицы, изображая из себя «дружинников» советских времён; спортсмены тренировались и периодически выезжали на бандитские «стрелки» – словом, шла будничная жизнь и признаков грозы на горизонте не наблюдалось.

Гуров решил отследить маршрут колонны автобусов. Это было непросто: помимо низкой разрешающей способности, у вэб-камер имеется ещё один крупный недостаток – низкая скорость обработки команд. Завязано это на несколько причин, и неповоротливость механизмов кронштейнов – не самая главная. А самая главная – пропускная способность российских каналов связи по сей день находится на уровне то ли каменного, то ли бронзового века. Можно было бы, конечно, установить на камеры радиопередающие устройства, но в условиях города от них мало проку – слишком велик уровень помех, да и торчащие антенны сразу привлекут внимание: если и не потенциального противника, то местного ворья. Приходилось мириться с таким положением, уповая на опыт и способность к анализу.

44
{"b":"639","o":1}