A
A
1
2
3
...
49
50
51
...
70

Марк Айле слабо разбирался в тонкостях административно-территориального устройства Российской Федерации, но одно помнил твёрдо: в июле 2000 года, когда Путин уже принял бразды правления и начал «укреплять вертикаль», Конституционный Суд Российской Федерации признал республиканские акты и законы о землепользовании недействительными, противоречащими статьям 72 и 76 Конституции, а следовательно, подлежащими отмене. Собственно, и весь институт полномочных представителей Президента РФ был создан для контроля за приведением местных конституций и законодательств в соответствие с федеральными. Процесс приведения оказался непростым. Региональные лидеры сопротивлялись давлению центра изо всех сил, а назначенным полпредам устроили бойкот, однако телега всё же катилась, и со временем, в этом можно не сомневаться, кто-то сдохнет: или Федерация, или сепаратисты. С Биармией была та же история: полдпред по Северо-западному федеральному округу, в который вошла республика, заточил зуб на Бруммана и только ждал повода, чтобы воспользоваться своими полномочиями. А мог он, например, обратиться в суд по делам о несоответствии регионального закона Конституции и потребовать принятия решения по Биармии в связи с инцидентом на острове, и ежели суд пойдёт у него на поводу, то написать официальное письмо, в котором призвать Президента России к «применению мер воздействия к руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ вплоть до отрешения от должности и назначения временно исполняющего обязанности». На простом русском языке это означало, что полпред в любой момент теперь мог дать Борису Брумману пинка под зад, а если в республике кто-то заартачится, то ввести войска и прямое федеральное управление.

Айле высказал свои опасения в «курилке», но сослуживцы его утешили тем, что с полпредом по северо-западу сейчас «непонятки». Матвиенко двигают на Питер, и она об этом уже знает. Кто будет полпредом после неё, пока неизвестно, но в любом случае ей не до Биармии и не до Бруммана, который, к тому же, по непроверенным сведениям, приходится Президенту России дальним родственником. Брумман и его окружение – всё же не дураки и время для свой акции рассчитали правильно, и если в Москве не поймут, что за захватом острова последуют и другие шаги, направленные на выделение республики из состава Федерации и на обретение ею статуса независимого государства, то участь Биармии будет предрешена: вдохновлённый первым успехом Фронт национального возрождения доведёт дело до логического конца. На этом пути, конечно же, сепаратистов ждёт много проблем, однако главное решится в ближайшие дни – победа над Алонцом заставит воспринимать искусственное образование, порождённое воображением белогородского историка, как настоящее государство, претендующее на персональное место в ООН.

Нисколько не успокоенный подобными объяснениями, Айле закрылся в своём кабинете, очень надеясь, что про него забудут, однако просчитался: уже через полчаса капитана вызвонил секретарь-порученец главы СГБ и велел явиться к генералу. А тот без приветствий осведомился:

– Где американцы?

– Я ещё не получил рапорта «наружки», – с лёгким сердцем отвечал Айле, зная, что это чисто технический вопрос.

Оказалось, это неправильный ответ, и Керро нахмурился было, но тут же морщины на его лбу разгладились, и глава СГБ сказал:

– Не надо нам рапорта. Американцы ждут тебя в гостинице. Бери машину и выезжай.

– Не понимаю, господин генерал, – Марк сделал дурацкое лицо. – В чём состоит моё задание?

– А ты дослушай, – посоветовал Керро. – Твоё задание, капитан, состоит в том, чтобы заехать за американцами в гостиницу «Биармия» и сопроводить на остров. Вас пропустят на территорию комбината, там вы встретитесь с Айном Брумманом. Твоя персональная задача – под любым предлогом остаться при разговоре, ловить каждое слово и постараться запомнить каждое слово. Спецсредства брать не вздумай: американцы – ребята ушлые, засекут любую потайную технику. Всё понятно? Вопросы есть? Задавай, пока можно…

– Вопросы есть, господин генерал. На что обратить особое внимание при прослушивании разговора?

– Хороший вопрос… – Керро помедлил, словно бы прикидывая, стоит ли давать своему «преемнику» дополнительную информацию к размышлению или не стоит. – Нас интересует всё, что касается вакцины Трофимова…

Марк Айле удивился: он впервые услышал этот термин.

– Вакцина Трофимова? Это сейчас уместно?

– Если американцы в такой острый момент пожелали встретиться с Айном Брумманом, скорее всего, речь пойдёт о вакцине Трофимова.

– А что это такое, господин генерал?

Керро снова помедлил, но, заметив искренне недоумение подчинённого, снизошёл:

– Это оружие, Марк. Так что держи ухо востро!

4.

– …Нас уже по «Си-Эн-Эн» показывают, – сообщил Кларк, поигрывая пультом дистанционного управления.

Чавез заглянул в комнату, увидел на экране телевизора быстро сменяющиеся картинки с видами Биармии, хмыкнул неопределённо и отозвался по этому поводу так:

– Ушлый парень этот Хольц. Тебе о нём справку давали? Он наш?

– Нет, не наш. Сам по себе. Придёт время, станет нашим…

– Как вообще дела на фронте?

– Ситуация развивается в соответствии с прогнозом аналитиков. Пока ещё погрешности модели себя не проявили.

– Отлично!

– Меня беспокоит только одно, – признался Кларк. – Не нашёлся бы какой-нибудь пройдоха из местных нуворишей и не выкупил базу раньше нас…

– Усложняешь, друг, – сказал Чавез, улыбаясь. – Для того, чтобы понять, сколько на самом деле эта база стоит, нужно иметь очень хорошую разведку. Уровня ПГУ.

– Я не усложняю, – попытался оправдаться Кларк. – Просто я помню, что очень многие сотрудники Первого Главного ныне трудятся в частных компаниях…

В дверь вежливо постучали.

– Войдите, – разрешил Чавез.

В номер вошёл капитан госбезопасности Марк Айле. Американские разведчики видели его уже не в первый раз, но каждый раз их поражало, сколь неудачную кандидатуру выбрал Феликс Керро для того, чтобы осуществлять координацию совместной деятельности ЦРУ и СГБ Биармии на территории Белогорода. Этот Айле стоял, как столб, и сидел, как за школьной партой. Он одевался в костюмы из магазина готовой одежды, которые висели на его сутуловатой фигуре, как на вешалке. Он был восхитительно наивен, но умел молчать, что само по себе не так уж и мало. Честно говоря, ни Кларк, ни Чавез не могли ничего существенного сказать по поводу выбора престарелого генерала – по идее, он должен был приставить к ним хитрую лису, сожравшую не одну сотню куриц, а молодой капитан, призванный в госбезопасность с должности участкового, не производил впечатление хитрой лисы. И тот, и другой неоднократно пытались прощупать Айле, но каждый раз натыкались на искреннее непонимание, чего от него хотят. Если бы лейтенант Коломбо из одноимённого сериала был реальным лицом, то Марк Айле мог бы сойти за его родственника, – но, к сожалению для всех нас, лейтенант Коломбо – вымышленный персонаж и не более реален, чем Шерлок Холмс или Джеймс Бонд…

Однако генерал Керро, в отличие от своего капитана, не был похож на наивного человека, плохо разбирающегося в специфике разведывательной деятельности. Неужели он не видит того, что невооружённым глазом видят два оперативника ЦРУ? Вряд ли. Видит, очень хорошо видит. Оставалось предположить, что, назначая капитана в координаторы, Керро преследовал какие-то свои цели. Впрочем, спрашивать его об этом было бы и неприлично, да и бессмысленно – уж генерал-то был и оставался той самой хитрой лисой. Как он их давеча построил в истории с Миллером? И, небось, сам операцию по задержанию с поличным разработал и организовал. Дорогой друг, нечего сказать!..

– Здравствуйте, мистер Айле, – поприветствовал Чавез капитана. – Как поживаете?

– Олрайт, – отозвался тот, демонстрируя американцам свой ужасный акцент. – Меня прислал генерал. Он сообщил мне, что вы хотели бы встретиться с Айном Брумманом. Вы готовы?

50
{"b":"639","o":1}