ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Перевал
Идеальная няня
Шантарам
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Затмение
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Мег. Первобытные воды
Инферно
A
A

Потом горячие комья грязи, обугленные куски дерева, искорёженные обломки машин упали на землю, и наступила мёртвая тишина.

2.

Виноградов пришёл на явочную квартиру далеко заполночь. Заложники, прикованные друг к другу и к батарее парового отопления, спали прямо на полу. Лейтенант Тихонов сидел за столом и с деланным безразличием разбирал-собирал свой пистолет разведчика ПСС. При виде командира Тихонов стал подниматься.

– Сиди-сиди, – тихо приказал Виноградов и сел рядом.

Выглядел он измученным, лицо приобрело землистый цвет, глаза запали, на скуле имелась свежая ссадина.

– Отход по плану «Землетрясение» выполнен в полном объёме, – сообщил капитан лейтенанту. – Потери ударных рот в пределах допустимого: трое убитыми, семеро ранеными. Большую часть спецоборудования удалось спасти. Вывезли через нашу водяную переправу. Но штаб… штаб погиб. Звягин, Мазур, взвод связи… – Виноградов остановился и посмотрел на Тихонова потухшим взглядом. – Биармы нас переиграли, Станислав. Истребитель сбросил бомбы на штаб. Всё кончено. Ребята ушли. Нам тоже пора собираться…

– Мы же разведчики, товарищ капитан. Разведчики! – Тихонов всё-таки вскочил на ноги. – Неужто мы биармам такую плюху спустим? Неужто Звягин и Мазур… другие ребята… погибли зря?

– Что ты предлагаешь?

– Мы должны задержаться в Белогороде. И провести собственное расследование. А потом – ударить!

– Но для этого нужно знать, куда бить… – заметил Виноградов. – А мы не знаем…

– Мы же разведчики, – повторил лейтенант. – Давай рассуждать логически.

– Давай, – согласился Виноградов и вдруг добавил: – Ибо сказано у Сунь-цзы: «Когда же армия приходит в растерянность и смятение, противник обязательно воспользуется этим»… Сказано по другому поводу, но как верно!

Тихонов присел и снова понизил голос:

– Нас предали, – сказал он. – Это очевидно. Засада на «Спирали». Одновременно – уничтожение штаба. Таких совпадений не бывает. Согласны, товарищ капитан?

– Согласен.

– Нас предал Гуров. Сейчас я даже склонен думать, что он не случайно попал в плен к биармам. Перешёл к ним сознательно. Не знаю, сколько ему предложили. Но сумма была солидной… При этом Гуров ушёл не просто так, а забрал с собой копии всех оперативных планов, включая «Толпу». Возможно, он передавал им информацию и раньше. Поэтому биармам не составило большого труда сорвать нашу первую операцию, а затем и вторую. Найти бы эту гниду, но, наверное, он уже далеко отсюда. Виллу в Европе присматривает…

– И кто тогда, по-твоему, главный игрок?

– Президент Брумман. Вариант – ещё кто-нибудь из лидеров Фронта национального возрождения. Но думаю, что Брумман так и так замешан. Вспомни те бумаги, которые Хутчиш из президентского сейфа выудил. Брумман не просто определил сроки своей командировки в Москву – он их перенёс, сдвинул. Значит, он знал о сроках нашего выступления и отдал соответствующие распоряжения. И Айн, и Рой, и даже Инара – лишь пешки в его игре. И эта игра куда сложнее и многослойнее, чем создание виртуального штаба и торговля с американцами…

Виноградов покивал, вроде бы даже одобрив рассуждения Тихонова, но потом сказал так:

– Ты упустил только одну деталь. Но она полностью меняется общую картину. Гуров ничего не мог знать о новом месте дислокации штаба. Её определили только после провала плана «Волна».

– Он мог предполагать, – упрямо отвечал Тихонов. – А потом уточнить с помощью «наружки».

– Допустим. Но хронометрическая точность, с которой была проведена контроперация, указывает прямо-таки на провидческие способности Гурова. Он, разумеется, знал подробности плана «Толпа». Но ведь Бояров огласил контрольное время на последнем заседании штаба в Змеевке…

– И это Гуров мог вычислить.

– Вычислить он мог, но не успевал выработать меры по противодействию. Ведь он не мог знать, какой именно сценарий мы выберем после провала плана «Волна»…

– Вот чёрт! – ругнулся Тихонов. – Об этом я не подумал.

– Ты просто не попытался поставить себя на место Гурова. Исходил из того, что известно тебе, а не ему…

– Ну хорошо, я не прав в оценке Гурова. Но что имела место утечка из штаба, ты согласен?

– Трудно возражать, – кивнул Виноградов. – И не буду. Больше того, я знаю только одного человека, который был в курсе подробностей, присутствовал на всех важных заседаниях, но в котором я не уверен.

– Кто это? – поторопил Тихонов.

– Майор Карташов, – весомо ответил Виноградов. – Командир спецназа Алонца, представитель заказчика.

– Бли-и-ин… – лейтенант невидяще огляделся по сторонам. – А ведь верно. Но какой смысл?..

– Я не знаю, какой в этом смысл. Но мы же разведчики, Станислав, давай думать. Что мы имеем по Карташову? Я пробивал его по базам силовых министерств и получил практически то же самое, что можно накопать на нас с тобой. Родился в Алонце, служил там и там, участвовал в тех и тех операциях, имеет правительственные награды. Посадил пару биармских сепаратистов. Зацепок с Белогородом никаких. Но с другой стороны, когда-то Алонец и Белогород были единым целым. Карташов мог жить на одном берегу Алонки, а в школу ходить на другой берег. Он даже мог учиться в одном классе Брумманом – ведь они одногодки! Выдвигаю рабочую версию: Карташов с самого начала работал на Бориса Бруммана. Когда и на какой почве они сошлись, для нас не имеет значения. Главное, что Карташов сумел запутать и мэра Алонца, и нас, и Керро, и даже американских агентов. Все мы пошли в дело, стали элементами в схеме… Попробуем реконструировать её…

Хотя Виноградов постоянно обращался к нему, Тихонов не пытался вмешиваться в монолог старшего товарища: мысли пошла, заработала и, казалось, прямо сейчас найдутся ответы на все вопросы, буквально все проблемы окажутся разрешены и останется только подвести итоги.

– Смотри, как оно получается… – говорил капитан. – Целью Бруммана является создание национального государства. Этой цели будет способствовать массовое применение в Биармии вакцины Трофима. Вакцину может производить «Спираль». Значит, первым шагом на пути к осуществлению главной цели должен стать захват «Спирали» и острова. Причём, претензии биармов на остров должны с какого-то момента заинтересовать не только этнографов и археологов, но и политиков, способных оказать реальное давление на Россию. Это уровень ООН, Госдепа США… Отхватить кусок от России – довольно неоднозначная задача. Потому Брумман должен был придумать такую интригу, при которой наше правительство само с радостью отказалось бы от острова, лишь бы утихла буча на Западе. В конце концов остров забирает не чужое государство, а одна из республик, входящих в Федерацию… Пойдём дальше. Что может вызвать горячий отклик со стороны западных политиков, журналюг и прочих защитников прав? Правильно! Локальный военный конфликт с участием страшных спецподразделений. При обычной постановке вопроса никакого военного конфликта не будет. Прижмёт или собственная госбезопасность, или администрация полпреда. Значит, нужно сделать ход конём – нанять группу военных со стороны, которые будут изображать это самое спецподразделение. Но нанять должен не Брумман, а мэр Алонца. И тут в игру вступает майор Карташов. Что он наплёл Колесничему, нетрудно себе представить. Обещал, небось, огромные дивиденды, личную благодарность Президента России, орден и возвращение на хорошую должность в Москву. Пётр Петрович, с учётом его тёмного прошлого, не мог устоять перед соблазном. С подачи Карташова он нанял нас…

Тихонов встрепенулся:

– Ты хочешь сказать, что Говорков – тоже предатель?

– Нет, – подумав, сказал Виноградов. – Наш замполит всего лишь соединил желание питерского губернатора наподдать строптивым биармам и заказ на специфический сервис со стороны мэра Алонца. Кроме того, процент от сделки. Наверняка Говорков думал, что всё здесь всерьёз, – иначе предупредил бы… Итак, подразделение наёмников было найдено. Карташову оставалось организовать дело так, чтобы мы подставились и предоставили будущим следокам богатую пищу для размышлений. Сначала они с Брумманом сорвали план «Волна», затем организовали засаду на «Спирали» и уничтожили штаб. За всем этим безобразием наблюдал специально приглашённый корреспондент «Си-Эн-Эн». Завтра весь мир с его слов узнает, что какие-то части российского спецназа попытались захватить остров, принадлежащий национальной республике Биармия. Покажут пулевые отверстия в воротах, сгоревшие машины. Покажут то, что осталось от штаба. Потом покажут наши офисы, брошенное оружие, оборудование. Думаю, рассчитывали показать и наши трупы, но трупов мы им не оставили… Разумеется, Москва попытается копнуть поглубже, но глубже Роя Бруммана ей не докопаться. А им, как я понимаю, Борис Брумман готов пожертвовать.

64
{"b":"639","o":1}