ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хексендорф. Деревня ведьм

Начало

Пролог

ХIII век

— Ты будешь самым сильным, мой мальчик.

Да. Он и так это знал. Отец позаботился обо всем. А он довершит начатое не колеблясь.

Темноволосый юноша стоял посередине роскошно обставленной комнаты и привычно позволял слугам себя одевать. Его мать суетилась вокруг, помогая.

Черный бархат, шелк, золотая нить, драгоценные камни. На торжественной части он должен показать, насколько богат клан. Потом скинет все эти тряпки, ритуалу они только помеха. Ачиль не переставал удивляться насколько даже в их, магическом мире, важны деньги! Золото, земли, корабли, замки — все это он унаследует от отца.

Отца же надо не забыть поблагодарить за созванных ведьм, которые отдадут его наследнику силу. Без личного приглашения правителя города они вряд ли собрались бы. Ради инициации Ачиля точно нет. Приехали бы одна-две, три самое большее.

Бесит! Бесят своевольные слабачки, во власти которых решать — кому и сколько достанется силы. Ачиль исправит эту оплошность. С природой не поспоришь, но все возможно контролировать. В том числе и саму природу, саму магию. Как умелый садовод, подстригающий и придающий форму деревьям.

Наследство отца Ачиль получит скорее, чем предполагалось. Сразу после своей инициации. С ним — безграничную власть над подданными — обычными людьми и колдунами, проживающими на их территории. Власть — как сладко звучит это слово.

На праздник посвящения в их город приехали из всех близлежащих провинций. Многие семьи желали совместить инициацию собственных отпрысков с инициацией сына богатейшего человека в регионе, имеющего доступ к самому престолу. Глупцы, им придется подождать.

С другой стороны, подданным выпадает редкая возможность собственными глазами наблюдать событие, которое изменит мир. Переменит равновесие не только в их закрытом, магическом сообществе, но и в мире людей.

Также, у них будет возможность первыми преклонить колени. Умные ею воспользуются.

Для посвящения достаточно и одной ведьмы. У него их будет тринадцать.

Ачиль довольно улыбнулся матери.

— Я так горжусь тобой! Смотри, каким ты вырос, настоящий мужчина, — она вытерла прослезившиеся глаза белым платком. — Ты станешь великим!

— Не сомневайся. Я правильно распоряжусь тем, что получу.

Несомненно, слова, достойные будущего главы ковена. К своей цели Ачиль шел с фанатичным упорством.

Все началось с первых тринадцати. Обманутых, преданных тем, кого считали братом и другом. Их мертвые, лишенные как магических, так и жизненных сил тела, пустыми оболочками валяющиеся в пентаграмме силы, еще долго снились присутствовавшим тогда в зале в кошмарах.

Никто не вмешался. Не вступился и не рискнул жизнью, чтобы спасти тех ведьм. Сначала удержали страх и сила. Потом страх и золото. И еще раз золото. Стражники из числа людей, не понимающие сути происходящего, но послушные воле правителя города, также сыграли свою роль.

Дар подчинять голосом, приказывать, без возможности для окружающих этого приказа ослушаться, — ценнейшее из полученного Ачилем наследия. Отцу подчинялись лишь люди, Ачилю — все, кем бы он ни пожелал повелевать.

Начавшееся в церемониальном зале родового замка действо тихо, но неумолимо захватило всю провинцию. Как чума расползлось по материку. Убивало выборочно — неугодных ковену и ведьм. Всех, кто пытался тем помогать.

Ведьмы не всегда были злыми. И не все. В дремучих чащах скрывались, когда не оставалось других мест. Когда на них начали охоту. Когда простых знаний не всегда обученных и сильных деревенских ведьм перестало хватать для защиты. Прятались и в городах, но люди усиленно помогали ковену в их поиске. Очень помогали, как могли.

На руку ковену сыграло то, что ведьмы жили поодиночке. Редко заводили семьи, между собой также предпочитали не сближаться. В отличие от колдунов — сбивавшихся в кланы.

Находились те, кто выступал против. Но недостаточно сплоченно. Недостаточно спланировано в отличие от всех ходов и действий мастера манипулирования Ачиля. Но… Всегда есть «но». Кланы также понимали — тот, кто будет контролировать ведьм, будет контролировать и весь их мир.

Ковен обретал все большую силу и все больше сторонников. Небольшой толчок, и начатое его главой с легкостью перерастает во всеобщую истерию. Невозможно противостоять массам обозленных людей, даже владея магией.

О ведьмах всегда ходили противоречивые слухи. Откровенные выдумки-сказки, но и правдивые истории. Их жизнь, свободный нрав, отличия от обычных женщин оставляли много простора для домыслов и различных трактовок. Люди охотно сделали из «нечистых» козлов отпущения. За все несчастья, за все грехи мирские.

Преследования, жестокость, пытки. Косой взгляд, слово, произнесенное не в то время, не в том месте, не с той интонацией, и не важно — кто ты. Обвинение, скорый суд, больше похожий на обыкновенную расправу. К процессу присоединялись все новые и новые группы. Преимущества нашлись для всех. Кроме самих гонимых.

Люди легко внушаемы. Вскоре истинная цель охоты на ведьм затерялась в море и море бесчисленных кровавых казней. Те же, кому это на руку, наблюдали со стороны, вмешиваясь лишь тогда, когда сулила еще большая выгода. Уничтожались целые кланы, у которых хватило решимости, но не хватило сил противостоять ковену, его армии. Земли и золото проигравших естественно переходили победителю.

Так основали могущественный ковен. Так появился Договор.

Для ведьм настали тяжелые времена.

Наши дни

Утро прекрасное, впереди новый день. Главная задача — просыпаясь, не позволять просочиться в голову мыслям. Это довольно просто осуществимо, если постоянно с момента возвращения в сознание, повторять про себя:

— Не думать, не думать, не…

Можно и вслух, воздействие будет только сильнее. Хотя данный вариант опасный, есть вероятность не хило проколоться, если забыла, что в постели не одна. Повторять мантру необходимо, пока не встанешь, не примешь душ, и не спустишься на кухню. Там уже ждут другие спасительные вещи.

Если бы не волшебный мотивчик, — Не думай, ля-ля-ля! — Санни оставалась бы лежать в кровати. Весь день… А может и дольше. Однажды, в худые времена, валялась неделю.

Второе утреннее правило — не пользоваться магией. В самом деле, ведь не сложно откинуть одеяло рукой. Движение — жизнь! А для того, чтобы включить бодрящую музыку, существует пульт дистанционного управления.

Старый, добрый или не очень рок, в исполнении группы из семидесятых заполнил пространство небольшой комнаты. Мощные басы и с чувством отбиваемый ударником ритм отскакивали от стен, гуляли под высоким потолком, заставляли тело выгибаться и ноги двигаться в такт. Танец еще один проверенный способ, помогающий отключить мозги. В случае с Санни, он не дает появиться коварным угнетающим мыслям, которые испортят только начинающийся день.

Выцветшие джинсы, обрезанные под шорты, майка, растянутая домашняя кофта. В зеркало не смотреть, — третье правило. Одно из важнейших. И хотя во всем огромном доме дарители отражений висят только в подвале и в ванной комнате, все равно следует быть осторожней. Ненароком взглянешь, и все, можно посылать день к чертовой бабушке. Увиденного обратно не вернешь и так просто из головы не выкинешь. А зеркало под землей и вовсе предназначено не для помощи в наведении красоты, а для более сложных ритуалов.

Дергаясь всем телом и подпевая певцу, прогоняющему чужаков со своего облака, Санни спускалась по широкой деревянной лестнице. Потертый красный ковер-дорожку с нее сняли еще в прошлом году. Любовь бабушки Лотты к пафосу и помпезности никто из внучек не унаследовал. К сожалению, другие куда более зловредные качества их стороной не обошли.

Ударник, казалось, утомился, звуки утихали. Танец Санни также потихоньку сходил на нет, в ее белокурой голове просыпались ненавистные голоса и думы. Состроила пальцами фигуру, будто держит пульт и нажимает кнопки. Звук из колонок полился с новой силой. Не магия — сила воображения.

1
{"b":"639477","o":1}