ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дора Коуст

Давай станцуем в бессмертие

Глава 1

Если бы кто-то когда-нибудь спросил меня, чего я хочу на самом деле, то я бы ответила честно и без прикрас, что с детства желаю тихую спокойную жизнь где-нибудь на окраине забытого всеми городка, но это нереально, если ты с самого рождения скитаешься в водовороте мегаполиса. И нет, дело совсем не в возможностях. Возможностей было много. Просто привыкаешь к большим деньгам, к насыщенности, к постоянно сменяющим друг друга событиям. Это как зависимость. Только вместо алкогольного дурмана ты не можешь выбраться из постоянной активности.

– Привет, Морган. Как поживает твоя супруга? – проходила мимо охранника, что следил за сумасшествием по ту сторону сцены.

– Все хорошо, Дженифер. Все так же наставляет мне рога.

– А ты и рад, негодяй! На этот раз удалось затащить в постель?

– Скорее я к ним затащился. Бедный малый даже с кровати свалился, перепугавшись, но потом успешно принял новые правила игры.

– Нисколько в тебе не сомневалась. Не знаешь, какая я сегодня по очереди? – остановившись у гримерки, с улыбкой рассматривала привычный переполох. Все вокруг кипело, плясало и скатывалось в безумие.

– Вообще первая. Но Кристи сказала, что если не явишься к ней в кабинет к полуночи, будешь последняя.

– Так чего ты молчал? – посмотрев на часы, поняла, что пропала.

Точки показывали без пятнадцати. Если немного побыть пессимисткой, то на все приготовления у меня всего десять минут. Вот каравараза[1]! Я гримершу буду ждать дольше!

Влетев в комнатку два на два, быстро скинула кеды. Одной рукой снимала узкие джинсы, пытаясь второй отыскать нужный костюм. Как назло, среди вешалок он не находился. Мой любимый – огненно-красный.

– Стопроцентно Эшли постаралась! Чтоб ее иллиты[2] сожрали!

Кофта полетела на кресло. Устраивать бедлам – у меня в крови. Можно сказать, делаю это профессионально. Так, что ни каравараза потом не найдешь.

Достав тот единственный, что не надевала еще ни разу, стянула бюстье. Лиф определенно был лишним в этом роскошном дуэте. Ну и что, что черный? Зато как обтягивает формы! Топ сел как вторая кожа. Переживала, что будет слишком узким – все-таки без примерки покупала, но обошлось. Грудь приятно легла в чашечки, а от резких порывистых движений монетки на топе начали звенеть. Ткань расклешенных штанов колыхалась при ходьбе. В вырезах по бокам отчетливо виделись гладкие ножки. Что-что, а эти костюмы я любила всей душой.

Темно-серые тени легли на веки, подчеркивая яркие карие глаза. Отточенным движением провела чернильные стрелки. Слой туши обнял ресницы. Больше ничего не хотелось добавлять, хотя Кристи наверняка опять придерется к губам. Никто не виноват, что она обожает вульгарную красную помаду, но это совсем не означает, что все должны плясать под ее дудку. Хотя Эшли пляшет… Если эта блонди выбьется на первое место, вообще не удивлюсь.

Стянув резинку с волос, пальцами причесала темные кудри. Они свободной волной легли на плечи, простираясь до лопаток. Последний штрих – браслеты на запястья и щиколотки…

Часы показывали без пяти, когда я покинула гримерную. Неслась со всех ног, проворно уворачиваясь от готовящихся к выступлению девушек. Отчего-то все они предпочитали репетировать в коридорах, а не на вверенной им территории. Я же, напротив, любила одиночество. Терпеть не могу завистливые взгляды. Было бы чему завидовать!

– Ты опоздала. – Эшли стояла у кабинета начальницы, опираясь спиной о шероховатую стену.

– Да счаз! Еще три минуты до полуночи! Отойди по-хорошему и не заставляй меня идти на крайние меры!

Постоянно пыталась урегулировать все вопросы с этой наглой дамой мирным путем, но бесполезно. Такие, как она, играют грязно, не стесняясь прибегать к нечестным поступкам. Что ж, не в этот раз.

– Это на какие? – спросила она с вызовом.

Ууух! Я бы ей прическу подправила, но времени в обрез.

– Видишь ли, у меня пропал невероятно дорогой костюм. Как думаешь, где его найдут Морган и Кристи?

– Никакого костюма я в глаза не видела!

– Тогда скорее беги и спрячь его получше. – С этими словами слегка оттолкнула ее, освобождая себе проход. Да, жаль костюм, но время дороже.

Кристи сидела за столом и просматривала бумаги. Наверняка уже подсчитывала прибыль за сегодняшний вечер. Посмотрев на меня, женщина поправила очки.

– Наконец-то. Я уж думала, что пойдешь последней. Давай на сцену. Ты открываешь.

– Хорошо, – ответила коротко, мысленно радуясь, что так легко отделалась. Вот не любила я заходить в этот кабинет. Словно к директору школы за очередным нагоняем.

Схватившись за ручку двери, уже собиралась прошмыгнуть обратно в коридор, когда за моей спиной раздалось певучее:

– И, Дженифер…

– Да? – обернулась нехотя.

– Если сегодня кто-то из гостей предложит тебе тет-а-тет, не отказывайся, пожалуйста. Твои отказы портят мне всю статистику и уничтожают бюджет.

Да, эта дама любила деньги. А еще она любила, когда заработанная клубом сумма превышала ее предварительные расчеты. Однако меня ее личные желания волновали мало.

– Но я не продаю свое тело, ты ведь знаешь. – И действительно, я говорила об этом, и не раз, и не два. Впервые этот разговор произошел еще тогда, когда мы подписывали договор. Мне казалось, что мой ответ не имел второго смысла, но Кристи до сих пор надеется, что сможет меня убедить.

– А я и не прошу. Уверена, ты сможешь развлечь и разговором. А я тебе премию выпишу.

Не нравились мне ее предложения. Прямо от слова совсем. Развлечь беседой за премию? Уж слишком Кристи жадная, чтобы раздавать такие подарки. Она скорее доплатить заставит, чем уйдет в минус.

Кивнув, натянуто улыбнулась и скрылась в коридоре. Пора выходить на сцену, а после выступления и сбежать можно. Всегда успевала уйти домой раньше, чем меня находила начальница. Сколько раз я слышала от нее об упущенных заработках – не счесть, но ничего не изменится. Ни сегодня, ни завтра, никогда.

– Итак, уважаемые дамы и господа, наш вечер начинается! – проговорил Андо в микрофон, завидев меня за правой кулисой.

Аплодисменты обрушились мощным потоком, вынуждая кровь быстрее нестись по венам. Волновалась перед каждым выступлением, хоть и знала все танцы на зубок. Никогда не избавлюсь, наверное, от этой гаммы чувств. Трепет охватывал, забирался, казалось, в самую душу. Глубоко вдохнув, набрала в рот немного горючего. Старый фокус, но неизбежно эффектный.

– Встречайте дикое необузданное пламя! Дженифер!

Барабаны стучали в ушах, зазывая влиться в ритм. Шаг, еще шаг. Две свечи-таблетки разместились на открытых ладонях. Резко повела плечами, разворачиваясь к залу. Нет, я не видела людей, когда танцевала. Все, что вокруг за чертой сцены, всегда сливалось в чернильную густую темноту. Просто знала, что те, кто обеспечивают мне ежемесячную зарплату, сидят там за столиками.

Волна прошла по телу вместе с льющейся музыкой. Быстрая волна, как и та мелодия, что пропитывала стены. Монетки бренчали, сливаясь со звуками барабанов. Всегда в такт. Плечи, грудь, живот, бедра. Все двигалось по своей особой очередности, разжигая страсть в сердцах тех, кто сидел по ту сторону. Я была их личным огнем – черным, запретным, неугасающим.

Соединив свечки перед собой, но на расстоянии вытянутых рук, будто кланялась залу, медленно опускаясь на колени. Грация – наше все. Из скрытой ниши в полу появился мой старый друг – факел. Таблетки передали ему свой огонь, поджигая, и пропали в недрах ниши. Кто-нибудь подберет. Главное, чтобы воск никому на голову не разлился.

Взяв факел, выплюнула горючее. Столб огня, направленный к потолку перед сценой, заставил женскую половину публики издать восторженные возгласы. Каждый раз производит неизгладимое впечатление.

Разделив факел на две части, продолжала танцевать, исполняя круги, полукруги, волны и восьмерки всеми частями тела. Неизбежно отходила назад, чтобы опуститься на колени и завершить все резкими порывистыми ударами плеч.

1
{"b":"639548","o":1}