ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава Канцелярии усмехнулся.

– С этим случаем… тут слишком много неясного! Я бы не был настолько уверен в том, что всё это именно так и происходило!

– А раньше – в Кределе? По крайней мере, одна схватка описана в докладной достаточно точно – и весьма правдоподобно. Там соотношение было вообще один к десяти!

– У него было Зеркало.

– А здесь – всего трое противников.

– Ну, хорошо… – согласился граф. – Допустим, что он не трус. Дальше-то что?

– Вы приговорили его к смерти…

– К заточению в камере.

– Это так сильно отличается? Бессрочное заключение… уж лучше сразу помереть! Смерть в бою – намного предпочтительнее унылого угасания в четырех стенах! А так… у него всё же был шанс уйти! Взял же он в заложники семью Фидо – а чем вы хуже? Да тюремщики его бы на руках оттуда вынесли – лишь бы спасти вашу жизнь!

Марон Дел с интересом посмотрел на телохранителей. Вот уж не ожидал от них столь сложных умозаключений! Нет, они, конечно, не были тупицами – он не взял бы в личную охрану настолько недалёких людей, но столь сложные умозаключения в их устах звучали… непривычно. Всё равно, если бы его кинжал вдруг заговорил!

– Я всё время, пока мы ехали… думал. Почему он даже не попытался? Я бы – точно попробовал!

– Он – не ты.

– Да. Кузнец умнее – это даже Бален почувствовал. И – опаснее! Причём – намного!

– Что ты хочешь этим сказать? – удивился граф.

– Воля ваша, разумеется… Но я бы туда вернулся.

– В смысле? Ты предлагаешь мне ещё раз с ним поговорить? Зачем?

– Нет, Ваша Светлость… Я бы вернулся туда с Баленом. И оставил бы после себя в камере мертвое тело.

Глава Канцелярии запнулся.

Нет, его ничуть не смутило предложение телохранителя. В конце концов, это, наверное, вполне разумный поступок. Живой кузнец, если не может принести пользы, не настолько уж и необходим. Но почему же тогда он сам – настолько опытный и прозорливый придворный, ничего такого не почувствовал?

– Вы позволите мне говорить, Ваша Светлость?

Бален? А у него-то что?

– Говори.

– Не знаю, заметили ли вы… но этот человек не просто отвечал на ваши вопросы.

– А что же он такое делал? Я спрашивал – он отвечал. Или нет?

– Практически ничего вам не рассказав, он, тем не менее, понял из ваших слов очень многое.

– Например? – язвительно усмехнулся граф.

– Вы изучали его манеру боя, читали все донесения о нём, поднимали архивы, наблюдали за ним и его спутниками – и сообщили ему о том, что эта слежка продолжается и по сей день.

– И что? Как он сможет этими сведениями воспользоваться? Какая с этого польза для него?

– В тюрьме – никак. Но мы теперь точно можем сказать, куда он не пойдёт, если покинет эти стены. Искать его с помощью друзей теперь бессмысленно.

– Для этого ещё надо как-то оттуда выйти!

Маг кивнул.

– Именно поэтому мы и просим разрешения туда вернуться… Чтобы исключить эту возможность – раз и навсегда!

Марон Дел задумчиво прошелся взад-вперёд. А что… известная доля истины в этом есть…

– Хорошо! Возвращайтесь – и доделайте там всё!

Да, блин… обрадовал меня граф…

А с другой-то стороны – ты, чего, какой-то благодарности ожидал? Это от властей-то? Три раза «ха»! Это где ж такие «благодарные» руководители пребывают? Как сказано в одной хорошей книге – «чего стоит оказанная услуга»?

Да ни хрена она не стоит – ибо, уже оказана…

Ну, вот сидит тут такой весь из себя глава Канцелярии… Крутой – аж до невозможности!

А присмотрись – вылитый начальник какого-нибудь отдела полиции. И тому и другому только и радости кого-то там искать, да выяснять… а ещё и доказывать!

«Назначить виновного и строго наказать!» – это, правда, не из той оперы, но вполне применимо и в данных обстоятельствах.

У одного – план по раскрытию горит, а второго… ну, тоже, наверное, где-то припекает… раз он вдруг такую активность проявил.

На этом фоне барон Эспин, при всех его недостатках, выглядит прямо-таки образцом честности и справедливости!

И что, будем ему жаловаться?

Это, простите, как?

Письмо напишем?

При всей примитивности здешней «почты», в графский-то дворец послание, наверное, дойдёт… Да, толку-то с того? Против местной оттопыри барон просто не покатит – уровень не тот!

Это там он – персона!

А в столице?

Да и не успеет Эспин.

Я вспомнил, каким пристальным взглядом окинули меня телохранители графа – и поёжился… Нет, уж кем-кем, а простодушными лопухами эти ребятки точно не являются. И есть нехилая вероятность вскоре их тут лицезреть.

Или проще – сыпанут чего-нибудь в похлёбку… И всё, туши свет!

«Если у вас паранойя – это не значит, что за вами не следят».

И вот кто бы мне теперь пенял на чрезмерную подозрительность и недоверие? Пуганый я воробей… не только кустов опасаюсь!

Ещё в первый день я обратил внимание на ту самую дверцу, которой прикрывалось наблюдательное окошко в двери. На ней имелась примитивное запорное устройство – типа нашего оконного шпингалета. Перемещалось оно вверх-вниз в петлях. Удобно – хлопнул дверцей – запор под своим весом вниз и скользнул.

Присаживаюсь и снимаю сапог.

Разрезать голенища тут пока не додумались, да и подошвы никто не проверяет.

Вот и появляется на свет божий тонкая и прочная проволока – ещё из старых запасов. Крючок…

А кончик ремня у меня окован металлом. Блестящим – и вполне может выполнять роль небольшого зеркала. Морду брить, правда, неудобно – но я и не на конкурс красоты, вообще-то, собираюсь…

Вся тюремная братия сейчас провожает высокого гостя – это и к бабке не ходи! Визит замминистра МВД в СИЗО – в местных реалиях. И то, надо полагать, тут с этим намного круче обстоит. Потом, отходя от подобного перенапряжения, доблестные труженики местной системы исполнения наказаний, наверняка, пропустят по стаканчику…

Сразу ко мне точно не придут – с бодуна-то?

Щели между дверцей и дверью не настолько здоровенные, чтобы в них что-то можно было бы разглядеть. Но проволочка, точнее – проволочная петля, туда пролезает без затруднений.

Поворот… травим…

Теперь назад.

Мимо!

Ещё раз…

Опять туда же.

Ничего… не спешим…

Есть контакт!

Тянем-потянем…

Чуть скрипнув петлями, дверца приоткрывается.

Но в окошке – решётка!

Ну и что? Я, вообще-то, не сильно на кота похож – в такую дыру не протиснусь!

А вот пряжка ремня – вполне!

Покрутим… ага, вот и основной засов!

Снова в ход идёт проволока. И уже через пару минут я цепляю рукоятку на засове. Немного усилий – и мои ноги топают по коридорному полу. Это в камере он каменный – тут доски. Чтобы не так шумно бухали сапоги тюремщика.

Дверь на засов, окошко прикрыть!

И куда побежал бы обычный задержанный? Да, к выходу – куда ж ещё? Ага, к караулке… там-то его и приняли бы со всей радостью.

Нет уж… не станем облегчать местным «товарищам» их тяжкий и неблагодарный труд.

8

Министр двора являлся персоной крайне влиятельной. Принадлежа к давним соратникам правящего монарха, граф Арджи Гаро числился в списке его самых близких друзей. Если у королей вообще таковые могут быть…

Властью граф располагал немалой, хотя и редко когда это показывал. У него хватало и иных возможностей…

Разумеется, глава Канцелярии был с ним знаком – и достаточно близко. Ещё бы – деятельность его учреждения прямо пересекалась с интересами министра. И достаточно тесно, порою так и вообще было трудно понять, где кончается одно и начинается другое. Но делу это ничуть не вредило, разве что требовались некоторые согласования.

Однако граф Гаро никогда не вызывал к себе главу Канцелярии – вполне хватало еженедельных встреч во время доклада королю. Согласно занимаемой должности, министр двора там присутствовал и имел возможность увидеть всех руководителей министерств и ведомств.

8
{"b":"639684","o":1}