ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Ангелы Падают с Небес

1 — Рождение и смерть

«Let me go to see the light,

Don't be scared to break my heart,

As it shall be broken anyway tonight.

Love is a beast we'll never tame,

Simplest way to go insane,

But I know for sure it makes me breathe,

It makes me alive.»[i]

Артем

Боль разрывала женщину. Вся в поту она уже прокляла все на свете. Кто-то держал ее за руку, врач что то говорил, но эта боль была невыносимой. Никогда! Больше никогда она не подпустит к себе своего мужа! Чтобы он хоть раз дотронулся до нее ночью со своими намеками? Да ни в жизнь! А потом ей снова через девять месяцев терпеть эту боль?! Ну уж нет! Ни за что на свете!

А ей еще мать говорила, что родить, это как в туалет сходить! И она поверила! Вот дура! Как же больно! Дышать, дышать, дышать!!!

— АААААААААААА, — горло жгло от крика, хотелось пить, хотелось разрыдаться.

Она что-то почувствовала. Наконец-то, он родился. Но почему же схватки продолжаются? Так и должно быть?

«Что говорит акушер? Я не понима…»

— АААААААААА, — снова, опять? Почему? В глазах все смазывается от выступивших слез. Как же больно!

Почему врач показывает два пальца? Что? Двойня? Нет, нет, нет… Боже?! Почему?

Снова боль! Тужиться, надо тужиться. Дышать, сильнее, вдох-выдох, вдох-выдох, вдох-выдох! Давай! Ты сильная! Ты сможешь!

Все. Теперь все. Если он покажет еще один палец, я ему засуну его в одно место! Хватит! Вроде облегчение…

Почему они не показывают мне малышей. Что они делают? Почему у них такие лица.

Женщина попыталась встать, но ее держали за плечи.

Что такое? Что с малышом?

Она увидела на руках медсестры синюшного ребенка с обвитой вокруг шеей пуповиной…

Нет… Нет… Нет… нельзя волноваться. В глазах заплясали цветные блошки. Голова закружилась, комната поплыла. Что с ней? Только не закрывать глаза, только не закрывать глаза. Не спать, не спать, не спа…

Анна

— Анна! Где тебя носит? В следующий раз уже не отделаешься строгим выговором!

Заправив волосы за ухо, Анна подбежала к Аврааму и преклонилась.

— Прости меня, наставник!

Авраам приложил перст ко лбу юной Анны и благословил ее.

— Это останется между нами. Это твой первый подопечный. Спеши к нему! Из-за твоей непунктуальности он может лишиться жизни! Ты только посмотри на этих изгнанных! Они уже наготове. Спеши, дитя неба!

Взяв из руки Авраама цепочку и надев ее, Анна распростерла свои белоснежные крылья и улыбнувшись нырнула в пролегающие облака под ногами.

Стоило ей появиться, как ее встретил осуждающий взгляд Агнии которая оберегала своего подопечного.

Она увидела его. И ужаснулась. Он не дышал. Вокруг него копошилась темная склизкая материя.

Теперь нужно как ее учили. Сосредоточиться, преисполниться любовь, произнсти про себя истинное имя подопечного, и засиять…

Темные сгустки рассеялись. Светом смело даже маленькие язвочки по новорожденному телу.

Дыши! Я пришла! Я рядом!

Анна склонилась к своему подопечном и поцеловала его в лоб. Поцелуем она вдохнула в него силу. Жизнь мгновенно заструилась по венам малыша. Он открыла глаза и закричал в руках акушера который бил его по попе.

Они привнесла в новое тело душу. Скоро у него будет имя, и она будет любить его. Любить особой любовью. Сильно-сильно. Ведь он самое дорогое, что у нее есть. Что у нее только могло быть.

Артем

Золотая стрелка наручных часов марки «Tissot» отсчитывала последние двадцать минут до окончания экзамена. Артем скосил глаза на своего брата, который уже нашел ответ на вопрос и усердно перекатывал его в тетрадь.

Ну что за день сегодня? То он пролил утренний кофе на свою рубашку, то в душе разорвался душевой шланг, и его ошпарило кипятком, вылезая из машины испачкал новые брюки. А теперь этот злополучный вопрос на экзамене.

Отчаявшись найти что-то полезное в «Яндексе», Артем сменил поисковик. Усердно постукивая стилусом по сенсорному экрану, парень наконец-то нашел что-то схожее его тематике. Экран смартфона мигнул, и корпус устройства завибрировал. Свернув приложение, Артем заметил извещение о новом голосовом сообщении от Марины. Как не вовремя!

Герман Михайлович расписавшись в очередной зачетке, стал оглядывать аудиторию своим цепким взглядом.

Артем сразу же прикрыл свой телефон чистым листком А4, и создал имитацию бурного мышления. Преподаватель остановил свой взгляд на нем.

Артем выругался про себя и сразу же опустил взгляд. Не нужно было смотреть ему в глаза! Теперь он буквально буравил его из-под стекол своих очков. Нет, ну что за напасть!

— Крылов, пойдемте отвечать! — Герман Михайлович уже нашел его зачетку и теперь вписывал в нее число и наименование дисциплины.

Дима проводил брата сочувственным взглядом. Сев за преподавательский стол, Артем стал рассказывать первый вопрос — цель и методы диалектического познания. И если на него он хотя бы что то успел списать и прочесть, то перейдя ко второму вопросу «философия прагматизма», парень начал «плавать».

Наводящие вопросы философа отнюдь не вытягивали Артема, а наоборот, топили. Глаза Германа Михайловича шустро бегали по парню, пытаясь его оценить. Не удовлетворившись ответом на вопрос, он стал спрашивать его по всему курсу. Теперь парню пришлось напрячься и вспомнить все те распечатки которые он готовил на семинарские занятия.

В уме, Артем уже прикидывал на какую оценку ему стоит рассчитывать, труды Беркли и Шопенгауэра он назвал, в представителях антропологии совершенно запутался, зато раскрыл идеи Платона.

Тяжело вздохнув, Герман Михайлович все же написал в зачетке «хор» и расписался. Просияв, Артем поблагодарил преподавателя и буквально вылетел за дверь.

На него сразу же набросились одногрупники с расспросами.

— Четыре!… да, списать реально… нет, не палит… с гарнитурой осторожнее, громкость отрегулируйте… Нет, Фомич, извини, в аську не выйду, сейчас убегаю, попроси Лизку, она за мной села отвечать, сейчас выйдет!.. Ну все, давай, покеда!… Удачи всем! — кое-как вырвавшись от толпы в двадцать человек, Артем поспешил к лестничному пролету, открывая сообщение и набирая номер голосовой почты.

«Вам одно новое сообщение от номера 8-905… чтобы прослушать, нажмите 1…»

В трубке раздался звонкий радостный голос Марины, у Артема сразу потеплело внутри.

«Темкааа!!! Я сдала! На пятерку! Люблю тебя, мой милый! Я за вещами! Заедьте за мной! Удачи, котенок! Сессия закры…» — сообщение оборвалось, и Артем буквально слыщал окончание ее фразы.

Выйдя из корпуса и закурив, Артем закатил глаза. Сессия закрыта! Теперь можно спокойно паковать чемоданы и на неделю в Домбай, на лыжи! Снег крупными хлопьями падал и таял на его лице. Он всегда любил зиму.

Спустя полчаса из корпуса вышел Дима и, окликнув брата, пошел к машине.

Пикнула сигнализация серебристого Lancer. И запрыгнув в салон, Артем стал растирать руки. Что-то он сегодня подзамерз, пока ждал брата.

— Чего какой сердитый?

— Да, собака очкастая, трояк влепил! — Дима прикусил нижнюю губу.

— Да расслабься ты, на пятом курсе пересдашь! Да и кто будет смотреть в твоем дипломе на философию? Да не сдалась она нам вообще!

Дима только скривился.

— Ты ведь не из-за трояка такой кислый, верно? — Артем прищурившись посмотрел на брата и вздохнул. — Опять Кристина что?

— Тем, я прошу, не лезь. Мне просто нужно все обдумать, побыть одному. В Домбай я уже не поеду. Поедите вдвоем с Маринкой.

— Да не лезь ты в бочку сразу! Поехали! Развеешься!

— Да что я там мешать вам буду?! Собирались вчетвером. Ты с Мариной и я с Кристиной…

1
{"b":"639827","o":1}