ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пятнадцать, шестнадцать… Двадцать восемь! Ничего не понимаю. Разве может быть тридцать часов?.. У неё, наверное, ограничитель сломался.

Остальные человечки хохотали. Пылесосин так и покатился по подоконнику.

– Ой, ой! Держите меня! Отстают! Да это живая кукушка!

– Живая? – переспросил Буре. – Я совсем про них забыл. Думаю, раз «ку-ку», значит, время отбивают. Надо за Машкой сбегать. Пусть поучится.

Гарантийные человечки и другие истории - i_020.png

Машка слушала, слушала сонно, потом как вытаращит глаза и давай тоже кричать: «Ку-ку!» Да так здорово и громко, что лесная кукушка удивилась и замолчала.

– Что, съела? – сказала Машка, снова склонила голову набок и задремала.

Тут на подоконник взобрался радиомастер:

– Слышали новость?

– Какую?

– Про хозяйкину дочку. Она нас заметила. Я был у себя и слышал, как она с матерью разговаривала.

– Ну и что? – спросил Пылесосин.

– Ничего. Будто ты не знаешь. Если дети узнают про гарантийных человечков, беда начнётся. Они будут все приёмники и часы разбирать, чтобы нас достать.

– Верно, – поддержал его Буре. – Эта девочка ещё в городе два раза пыталась Машку из часов вытащить. Ей пришлось куковать во всю ивановскую, а мне трезвон устраивать, чтобы родители прибежали.

– А однажды она полприёмника развинтила: посмотреть, кто там разговаривает. Пришлось к ней провода с током поднести и дёрнуть как следует. Чтобы больше не лазила. Крику было – я чуть не оглох!

– Теперь она хочет конфету на пол положить, – продолжал радиомастер. – Если конфета пропадёт, значит, мы её съели. Тогда она будет нас искать.

– Мы-то конфеты не возьмём, – насторожился Холодилин. – А вот мыши…

– Надо будет часового на ночь поставить. Например, меня, – предложил мальчишка. – Чтобы мыши конфету не съели.

– Часового нельзя, – возразил Холодилин. – Мыши его вместе с конфетой утащат.

– Значит, провода с током проведём, – предложил Новости Дня. – Их как тряхнёт!

– А можно конфету затащить на ночь к нам, – сказал Буре. – А утром на место положить.

– Толково, – согласился Холодилин. – Так и сделаем.

– Но это еще не всё, – сказал радиомастер. – Есть ещё одна новость. У хозяйской девочки день рождения через три дня.

– А нам-то какое дело? – сказал Холодилин.

– А такое, что гости придут, радиолу включат. А она не работает. И мне сразу выговор по гарантийной линии.

– Верно, – согласился Холодилин. – Но ты не отчаивайся. Мы сегодня же пойдём звонить в управление. Будет щётка.

В этот день хозяйская девочка Таня очень устала. Потому что её хорошая половинка Юшечка всё время помогала маме: стирала платьице, испекла блинчик, вынесла на помойку разбитую чашку и протёрла пол на кухне. Плохая половинка Яна тоже очень устала. Она весь день лазила куда не надо. Разбила чашку, испачкала платьице, пролила воду на кухне и кидалась блинчиком в соседскую девочку.

– А сейчас положим конфету для человечков, – сказала Яна перед сном.

– Не надо их ловить! – заспорила Юшечка.

– Обязательно поймаем. Ни у кого человечков нет, а у нас будут, – упёрлась Яна.

Она достала конфету из сахарницы, положила на пол и прыгнула на кровать. Через пять минут девочка спала.

– Молодец у нас Танюша, – сказала мама и поправила на ней одеяло. – Надо ей на день рождения котёнка подарить.

Гарантийные человечки и другие истории - i_021.png

Глава 6. Диверсия

Гарантийные человечки и другие истории - i_022.png

Как только взрослые улеглись, Холодилин и Новости Дня выбрались из холодильника и утащили конфету к себе. Затем они стали готовиться в дорогу. Надо было дойти до ближайшей телефонной будки и позвонить в управление насчёт запасной щётки.

– Оружие возьми, – сказал радиомастер. – Мало ли что.

– Не беспокойся, – ответил Холодилин. – Не впервой.

Они оделись потеплее и вышли в серебристую темноту ночи. А Иван Иванович и мальчик остались дома пить чай.

– Иван Иванович, – сказал Пылесосин, – а почему бы вам не переучиться на электрика? И в современные часы не перейти, электрические?

– Стар я переучиваться, – ответил Буре. – И мастерство своё мне жаль. Мы, старики, народ упрямый. Вот, к примеру, у меня приятель есть, Вальс Иван. Он в рояле живёт. Уж сколько раз его переманивали на пианинную работу. Сейчас ведь квартиры не те, рояль ставить негде, а на пианино спрос огромный. Так не хочет он идти в пианино. Умение своё жалеет. Хотя работа там и полегче будет. И все мы так. Не хотим своих вещей покидать. Потому старинные вещи так хорошо и работают. И ружья, и скрипки, и люстры, и самовары. Да мало ли что? Мне бы самому ученика заиметь и все секреты ему передать.

Гарантийные человечки и другие истории - i_023.png

– Что же, управление не может ученика прислать? – спросил Пылесосин.

– Легко сказать, – ответил Буре. – Часов таких мало осталось. Спрос на них невелик. Ученики в других местах нужны. А потом хватятся, да поздно будет.

Тут маленькая лампочка над столом замигала и погасла.

«Что такое? – задумался Пылесосин. – Электричество выключили?»

Он достал фонарик.

– Вы посидите, Иван Иванович, а я пойду посмотрю – может, проводка барахлит.

– Нет уж, лучше вы посидите, молодой человек, – возразил Буре. – Я сам схожу. Время тревожное. Не забудьте – нам война объявлена.

И он вышел. Прошло пять минут, однако Буре не возвращался. Не вернулся он и через десять, и через двадцать минут. Пылесосин по-настоящему заволновался. Взяв гаечный ключ побольше, он вылез из холодильника и пошёл вдоль провода к электрической розетке.

– Стоп! – вдруг сказал он. – Провод перекушен. Это мыши. Пропал Иван Иванович. – И он бегом бросился к холодильнику.

Холодилин и Новости Дня побывали уже в трёх телефонных будках. В двух автоматы были сломаны. В третьей автомат работал, но там не было гарантийного человечка.

Стал накрапывать дождик.

Только в четвёртой будке им повезло. На условный сигнал – четыре сдвоенных удара по стенке – к ним упала изящная капроновая лестница с металлическими перекладинами.

Как следует вытряхнув одежду, мастера поспешили наверх. Гарантийная комната была новенькая, как с выставки современного оборудования. Кругом пластмасса, дерево и металл. А может, дерево под пластмассу или пластмасса под дерево и металл. Сверкающие ручки, выдвижные кровати и уезжающие в стенку письменные столы.

Точно таким же выставочным был и сам хозяин – аккуратно причёсанный юноша в белом нейлоновом халате. Он отлаживал наполовину вытащенный из стенки прибор с надписью: «Счётчик вырученных двушек».

– Садитесь, – махнул он паяльником вошедшим мастерам. – Я сейчас.

Около него лежал на столе наушник, и оттуда доносились обрывки телефонных разговоров.

– Подслушиваете? – спросил Холодилин.

– А что? – ответил телефонист. – Телевизора у меня нет. Радио нет. Что мне прикажете делать по вечерам? И потом, никто не запрещает.

– Что делать? – переспросил Холодилин. – Придумали бы средство против тех, кто автоматы ломает. Мы пока к вам добрались, два сломанных встретили.

– А почему я должен думать? – сказал юноша. – Пусть в управлении думают. Их там много, и даже лысые есть.

– Я вижу, вы все на это управление как на бога надеетесь. А у самих голова на плечах зачем? Шапочки нейлоновые носить?

– Как вас зовут? – вмешался Новости Дня.

– Слава меня зовут. Кабытов. А по-служебному Ноль Один.

– Так вот, уважаемый Ноль Один, нам надо немедленно переговорить с управлением, – сказал Холодилин.

– На которое не следует надеяться, как на бога, – подхватил молодой человек.

4
{"b":"639897","o":1}