ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Конец парада. Каждому свое
Краткое содержание книги: Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили. Адель Фабер, Элейн Мазлиш
Кот, мой лучший друг
Биохакинг без фанатизма. Как прожить долгую полноценную жизнь
В постели с миллиардером
Молитвы для здоровья. Все самые важные молитвы, чтобы уберечь себя и близких
Из депрессии. Выход рядом
999 интересных, удивительных и познавательных фактов, которых вы не знали
Цветные психотипы. Векторный психоанализ: почему мы видим мир по-разному

Кейтлин отставила тарелку в сторону и, наклонившись вперёд, негромко произнесла:

– Поцелуй меня.

От этой тихой просьбы, звучавшей почти как приказ, по телу Грега пробежала дрожь. Он тоже наклонился вперёд, вглядываясь в лицо Милдрет, но не касаясь её губ. Горячее дыхание скользило по его собственным губам, а затем Грегори обдало жаром, когда Милдрет жадно впилась в его губы, куснула, требуя больше, требуя внимания к себе, сводя с ума и срывая остатки тормозов.

Грег думал, что поцелуй, если он и случится, будет нежным – потому что эту Милдрет хотелось беречь, холить изо всех сил – но стоило к ней прикоснуться, как всякие мысли улетучивались из головы, и хотелось уже просто втиснуться в неё, поглотить целиком.

– Я люблю тебя… – прошептала Кейтлин, оторвавшись наконец от его губ. Они соприкоснулись лбами, и Грегори закрыл глаза, просто наслаждаясь этой близостью и теплом. – Поехали к тебе.

– Ничего не будет, Мел…

– Всё равно.

Тем вечером они опять ночевали у Грега, и следующим, и ещё через один.

На третий день, когда оба пили кофе на кухне, раздался звонок. Грегори вышел в комнату, чтобы не мешать.

Когда он вернулся, Кейтлин выглядела расстроенной, то и дело покусывала губы, хоть и старалась это скрыть.

– Что? – спросил Грег.

– Мне нужно в лофт, – Кейтлин тяжело вздохнула. – На несколько дней.

Грег отметил про себя, что «несколько дней» подразумевают как непреложный факт возвращение сюда, но ничего не сказал. Он и не знал толком, что сказать – он сам этого хотел, и в то же время понимал, что так нельзя.

– Я тебя отвезу, – сказал он. – Прямо сейчас?

Кейтлин пожала плечами.

– Мне всё равно.

– Не хочешь ехать?

Кейтлин молчала.

– Мелли… – Грег замолк, не зная, как подобрать слова. Он всё же был не из той среды, где можно просто зависнуть у друзей на три дня. И то, что Милдрет была не просто подругой, не могло этого изменить. К тому же Грега не оставляли мысли о том, что Милдрет может что-нибудь узнать – увидеть что-нибудь, что заставит её вспомнить и поверить, как тот тайник заставил поверить его самого. Он так и не смог сформулировать мысль, когда Кейтлин поднялась со стула, подошла к окну и, уставившись на сизую зимнюю реку, сказала:

– Рейзен звонил. Есть заказ.

– Какой? – имя художника мгновенно заставило Грега напрячься, тем более, что рядом стояло слово «заказ».

Кейтлин грустно улыбнулась.

– На Прованс.

– Что?

Кейтлин вздохнула и продолжила, глядя на город за окном.

– Понимаешь… Я не хочу рисовать Прованс. Не хочу рисовать цветы, ребятишек и прочую шелуху, которую так хорошо берут.

– Понимаю, но не до конца.

– Рейзен предложил выставить мои картины у него в галерее и их купили. Он сказал – это хорошее начало и мне могут заказать что-то ещё. Я думала… Думала, будет настоящий заказ. Не Прованс.

Грег подошёл к ней и остановился, прислонившись плечом к стене.

– Не рисуй, – коротко сказал он. – Будут ещё заказы.

Кейтлин подняла брови.

– Но я не могу. Во-первых, я ему благодарна.

– За что? За то, что он продал то, что ты сделала хорошо?

Кейтлин только повела плечом.

– Во-вторых… – продолжила она. – Рейзен говорит, что надо брать, что дают. Если меня узнают по этим картинам, то потом я смогу рисовать то, что хочу.

– Тебя будут знать как художницу, рисующую Прованс. И ты всегда будешь рисовать Прованс, потому что этого хотят они.

Кейтлин чуть повернула голову и внимательно посмотрела на него.

– Я об этом думала, – сказала она. – Но все говорят, что надо идти на компромисс. Никто не зарабатывает деньги на том, что любит делать. Всегда или то, или то.

Грег поднял бровь.

– Тогда что я здесь делаю?

Кейтлин растерянно пожала плечами.

– С первой книгой мне помог отец. Но потом я всё делал сам. И я бы никогда не стал писать про Прованс. Да, Рейзен прав, пока тебя не знают – ты никто. Но нет смысла завоёвывать признание среди тех, кому никогда не понравишься ты настоящая, такая какая есть.

Кейтлин пожала плечами.

– Наверное, разница в том, что у тебя есть отец. Разве нет?

Грег пожал плечами и попытался спрятать улыбку. Приблизился к ней и коротко поцеловал.

– Не езди никуда. Останься со мной.

Грег почти видел, как что-то меняется у Кейтлин в глазах. Потом она уронила голову ему на плечо.

– Надо позвонить и отказать, – сказала она через несколько минут, и Грег ответил:

– Хорошо.

Почему-то именно этой ночью Кейтлин снова приснился сон. Вокруг было множество людей – они смеялись, пили из драгоценных кубков вино за длинным п-образным столом. Только она стояла на коленях в самом центре, там, где обычно стоят лишь шуты. Стояла долго, слушая их пьяный гомон и стискивая руки, закованные в кандалы, в кулаки, пока к ней не подошли. Сильная рука дёрнула за волосы до боли, заставляя запрокинуть голову назад. Плевок прилетел в лицо, и Милдрет подавила желание плюнуть в ответ. «Терпеть», – звенело в голове.

Её снова дёрнули за волосы, но уже вниз.

«Лижи», – прозвучал приказ и, давясь своей ненавистью, своей гордостью и презрением к самой себе, Милдрет принялась вылизывать подставленный сапог.

Лишь через несколько минут ей позволили поднять голову, и она снова увидела, как плещется, выливаясь через край, в чёрных глазах злость.

– Мели… – её трясли за плечо, как никогда не позволял себе делать Джек и, глотая воздух как утопающая, едва вынырнувшая со дна, она принялась точно так же хвататься за руку, терзавшую её.

Кейтлин открыла глаза. В углу комнаты филиалом луны слабо мерцал круглый ночник, а совсем рядом, будто она и не покидала своего сна, мерцали чёрные глаза – только теперь в них плескался страх.

– Грегори… – прошептала она охрипшим голосом. Кейтлин всё ещё тяжело дышала и не знала, чего хочет больше – прижаться лбом к обнажённой груди сидящего рядом с ней или, свернувшись в клубочек, попытаться с головой спрятаться под одеяло.

– Кейтлин… – Грегори не знал, что сказать, – снова сон?

Кейтлин стиснула зубы и, не произнеся ни звука, кивнула.

– Прости… – выдохнул Грегори и, не оставляя выбора, прижал её к себе. – Сердце моё, прости.

Кейтлин зажмурилась и вжалась в его грудь так сильно, как только смогла.

– Не уходи, – попросила она. – Или пусти меня к себе, Грегори. Я хочу спать с тобой.

Рука, скользившая в её волосах, замерла, и на секунду Кейтлин показалось, что Грег перестал дышать.

– Это невозможно, – тихо, но твёрдо сказал он.

Оба надолго замолкли, а потом Грегори сказал, будто извиняясь:

– Я побуду с тобой, пока ты не уснёшь.

Кейтлин кивнула, хотя отчётливо ощущала, что это – снова не то.

Грегори устроился на подушках рядом с ней, и Кейтлин устроилась у него на груди, обнимая поперёк живота. Грегори неторопливо гладил её по волосам, и Кейтлин уже снова клонило в сон.

– Увези меня отсюда, – сквозь дрёму попросила она.

– Куда? – так же негромко спросил Грег.

– Не знаю. Домой?

Грегори покачал головой, и Кейтлин скорее почувствовала, чем увидела глазами этот ответ.

– Отвези меня в Вену, – попросила она, – на Рождество. Я никогда не была на материке.

Грегори улыбнулся и снова провёл по её волосам рукой.

– Хорошо.

Глава 10

Самолёт мягко пошёл на взлёт. Кейтлин откинула голову назад и улыбнулась.

Это было первое за четыре года Рождество, которое она собиралась провести вне Лондона – и первое в её жизни Рождество, которое она проводила так, как хотела.

За три дня до вылета путешествие едва не сорвалось – двадцатого, а затем и двадцать третьего числа раздались сразу два звонка с предложением о работе.

Первый звонивший назвался Ламбертом, секретарём графа Эссекского. Он сказал, что член семьи графа хочет заказать несколько – и на этом слове Кейтлин едва не поперхнулась – картин в том же духе, какую он видел в доме Вьепонов.

16
{"b":"639974","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Древний. Предыстория. Книга пятая. Время сильных духом
Сломанные девочки
Путь одарённого. Крысолов. Книга вторая. Часть первая
Как мы едим
Мой властный босс
Подумаешь, попал – 2
Примирить душу и тело. Телесные практики для жизни без болезней и стресса
Язык жизни. Ненасильственное общение