A
A
1
2
3
...
16
17
18
...
20

Вечером в моей комнате собрался небольшой военный совет, состоящий из меня и моих спутников. Принца я вежливо спровадила, намекнув на то, что перед предстоящим замужеством мне необходимо как можно больше времени проводить с друзьями. Градук долго упирался и капризничал, не желая уходить. Пришлось милостиво вытерпеть очередной сеанс обслюнявливания рук. После этого осчастливленный принц быстро удалился.

– Ну и что нам делать? – мрачно спросила я, плотнее закрывая за ним дверь и возвращаясь к честной компании, которая с нескрываемым интересом следила за процессом расставания двух любящих сердец. – Сдается мне, Градук так просто не отступит от намерения жениться.

– Ага, – глубокомысленно кивнул орк. – Странно, и чего он только в тебе нашел? Ведь ни рожи ни кожи.

– Слышь, красавец, – набычилась я. – Я тебе мало сегодня по морде надавала? Повторить желаешь? Не все ж мужики только на внешность должны клевать. Может, Градук во мне душу красивую разглядел.

Ярынг хотел было еще что-то добавить ехидное, но при виде моих сжатых кулаков поостерегся.

– Не ругайтесь, – мягко попросил Леон. – Татьяна, никто не оспаривает, что ты прекрасный человек, но проблему это не решает. А именно – нам надо как можно быстрее уехать из замка твоего возлюбленного. Все-таки не забывай, быть женой наследного принца эльфов, который в последней сотне в очереди за короной, одно дело, а супругой законного императора – совсем другое. Тут и почета поболее будет, да и денег тоже.

– Меня бы вполне устроило и состояние Градука, – заметила я. – Впрочем, ты прав. Кто ж от целой империи в здравом уме отказывается? Значит, будем думать, как от принца отделаться.

В комнате воцарилось напряженное молчание. Все старательно изображали усердную умственную деятельность. Даже я задумчиво шевелила бровями, будто это могло помочь.

– Может, наложить на тебя чары? – наконец предложил Леон. – Тогда ты станешь некрасивой, и ни один мужчина не возжелает тебя. А когда выберемся – я все верну на место.

– Куда ж еще страшнее? – искренне удивился орк и тут же охнул, получив заслуженный тычок в бок. – Да ладно, пошутить прям нельзя.

– Мне кажется, вы думаете в неправильном направлении, – неожиданно вмешалась в разговор Гайяна, до этого тихо сидевшая в уголке. – Заметьте, что принца больше всего восхищает скромность Татьяны, то, что она не позволяет в отношении себя те вольности, которые приняты при дворе.

– Понятное дело, – согласился Леон, одаривая амазонку внимательным взглядом карих глаз. – Кому ж охота потом всю жизнь с рогами щеголять. Хоть супружеская верность в эльфийском высшем обществе и встречается чрезвычайно редко, но это делает целомудренную женщину лишь привлекательнее в глазах Градука. Тем более, как ни крути, он все-таки принц, а следовательно, его дети имеют хоть маловероятную, но возможность взойти на престол. В случае же неверной жены династия просто-напросто прервется.

– Вы еще не поняли, куда я клоню? – лукаво переспросила амазонка. – Если моя госпожа покажет Градуку, что внешность обманчива и на самом деле она не прочь изменить своему жениху, то он, вполне вероятно, откажется от своих намерений. Не мне вам объяснять, как щепетильны в некоторых вопросах эльфы.

– Это что ж, мне со всем дворцом переспать прикажете? – недовольно перебила я амазонку. – Как-то не тянет на такие подвиги.

– Ну зачем же так грубо, – с легкой улыбкой произнесла Гайяна. – Сначала покажите ему, что вполне допускаете возможность добрачных постельных отношений. А потом принц может нечаянно застать вас в одной постели с кем-то из нашей компании. Спать же вас с этим кем-то никто не заставляет.

– Хорошая идея, – неожиданно поддержал амазонку маг. – Только кого определим на роль счастливчика? Мне по статусу не положено – Градук сразу же заподозрит подвох. Остается только одна кандидатура.

Наши взгляды как по команде пересеклись на ничего не подозревающем орке. Тот непонимающе посмотрел на своего хозяина, словно не веря, что тот мог предложить такую подлянку, потом с ужасом перевел взор на меня.

– Не хочу! – завыл орк. – Я с ней в одну постель не полезу. Лучше убейте меня сразу!

– Не ори, дурной, – ласково попросила я. – Я сама не в восторге от такой перспективы. Потом полночи придется шерсть после тебя из кровати вытряхивать да блох отлавливать. Однако другого выхода нет.

– Я не блохастый и не линяю, – огрызнулся Ярынг. – А вдруг Градук потребует доказательств наших взаимоотношений? Что же мне, в самом деле, с ней спать на его глазах?

И он, содрогнувшись, попытался отсесть от меня подальше, будто испугавшись, что я прямо там начну репетировать нашу ночь, полную страсти.

– Да подожди ты, – раздраженно махнула я рукой. – Никто тебя в здравом уме насиловать не будет. И в больном тем более. Меня вот какой вопрос волнует – а вдруг Градук обрадуется, когда я начну к нему приставать? Вы уж извините, но перспектива секса с ним пугает меня еще больше, чем мысли Ярынга обо мне.

– Придется рискнуть, – пожал плечами Леон. – Насколько я знаю психологию эльфов, они весьма неуверенно чувствуют себя рядом с напористыми женщинами. Знаешь, какие у них проблемы с потенцией после нескольких сотен лет жизни? Такой мужчина уверенно себя ведет только рядом с неопытной и смущенной девушкой, а лучше всего – с девственницей, чтобы той сравнивать было не с кем.

– Но если ты ошибаешься, то я за себя не ручаюсь, – предупредила я. – Если Градук на меня полезет, я ему весь пах отобью. Фаринелли-кастратом сделаю.

– О! – оживилась амазонка, заслышав знакомые слова. – Я могу научить вас нескольким весьма действенным способам лишения мужчин их естества.

– Только когда нас рядом не будет, – сморщившись, словно от сильной зубной боли, попросил Леон. – Так, значит, договорились. Начнем с завтрашнего дня. Ты одеваешься пособлазнительней и начинаешь обхаживать принца. А вечером пригласишь на романтическое свидание, где он ненароком застанет тебя с Ярынгом. После чего нас со скандалом выпроваживают из замка. Все довольны и целы, а Градук в меланхолии сочиняет тысячную песню о коварстве женщин и несчастной любви.

– А он меня не убьет? – тоскливо поинтересовался орк. – У него вон какой меч на поясе висит. Да и головорезов в охране хватает.

– Не бойся, – успокаивающе положила я руку на плечо Ярынга. – Ежели что – я выручу.

На этом и расстались. Довольный Леон и намного менее радостный орк отправились в свою комнату, а мы с Гайяной легли спать у себя.

* * *

Новый день начался на редкость радужно. Я в свое удовольствие провалялась в кровати до самого завтрака, лениво размышляя над тем, как это чертовски неудобно – жить под землей. Непонятно, утро еще или поздняя ночь. Не по светлякам же ориентироваться.

Амазонка подобной ерундой не страдала. Часы, казалось, были встроены ей прямо в мозг. По крайней мере она всегда уверенно отвечала, который час и долго ли еще ждать слуг с одеждой.

Умывшись и причесавшись, я хмуро лицезрела очередные подарки принца. Скучное длинное платье с глухим стоячим воротником. Видимо, Градук чересчур буквально понял мои слова про то, что скромность в одежде лишь украшает женщину. И как прикажите в эдаком одеянии соблазнять наследного принца?

Гайяна лукаво улыбнулась и принялась колдовать. Первым делом она разорвала подол, явив миру мои некрасивые толстые бочонкообразные ноги. Затем, уверенно орудуя ножницами, сотворила неприлично низкий вырез, в котором соблазнительно заколыхалась моя немаленькая грудь. Мои редкие пегие волосенки кудесница взбила и начесала, сделав что-то наподобие птичьего гнезда – очень потрепанного ветром, надо отметить.

Градук долго с недоумением рассматривал мой новый наряд, словно решая в уме сложную дилемму – кто мог отправить его невесте такие вещи. Я лучезарно улыбнулась и придвинулась к нему ближе, ненароком пробежавшись рукой по его коленке. Принц подавился и закашлялся. Так и надо. Будет знать в следующий раз, как к женщинам во время еды приставать. Но потом все пошло совсем не так, как я задумывала. Вместо того чтобы отодвинуться и залиться краской, наследный принц придвинулся ближе и самым бесстыдным образом уставился мне в вырез. Пришел мой черед откашливаться и смущаться. Леон в ответ на мой возмущенный взгляд пожал плечами, предлагая мне самой выкручиваться из создавшейся непростой ситуации.

17
{"b":"64","o":1}