ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну да, – пожала я плечами. – Ты не волнуйся сильно, со всеми бывает. Мы никому не расскажем.

– Какой ужас! – схватился за волосы маг. – Значит, я проиграл в схватке. Через пару минут тут будут разбойники.

– Будут так будут, – легкомысленно улыбнулась я. – Как придут – так и уйдут. Брать у нас все равно нечего. Если только Ярынга загнать по сходной цене в рабство.

– Ты что, не понимаешь, что ли? – затравленно оглянулся на меня Леон. – Это ж разбойники. Они грабят, убивают, насилуют.

– Прикольно, – не удержалась я. – А обязательно в таком порядке?

Присутствующие моего юмора не оценили. Напротив, мрачно переглянулись и в унисон тяжко вздохнули.

– Да ладно вам, – постаралась разрядить я обстановку. – Слышь, Леон, а ты еще раз постараться ментально удержать врагов не можешь?

– Нет, – хмуро буркнул маг. – Это классика ведения боя. Сначала маг противника вызывает тебя на поединок. Если ты проиграл – то сопротивляться больше не имеешь права.

– Какие у вас дурацкие правила. Значит, из-за одного мага-неудачника должны погибать все? Нет, так не пойдет.

Я встала и грозно огляделась. Признаков приближения противника пока не наблюдалось. Что ж, две-три минуты для организации локального сопротивления у нас имеется.

– Что ты собираешься делать? – с легким недоумением наблюдал за моими действиями маг, забыв обидеться на недоучку.

– Спасаю наши шкуры, – с максимально возможной серьезностью отозвалась я. – Ты фургон энергией зарядил?

– Ну, – утвердительно отозвался маг. – Только это бесполезно – пытаться на нем скрыться. У фургона максимальная скорость раз в десять ниже необходимой. Нас любой отряд пешком догонит. И не очень устанет при этом.

– Ладно, – не унывала я. – А оружие, кроме твоего перочинного ножика в виде меча, имеется?

– Нет, – совсем упал духом маг.

– Тогда слушай сюда, – принялась я командовать. – Ты лежи тут, будто не в силах оправиться от удара вражьего мага. Мы с Ярынгом спрячемся. Когда противник подойдет ближе – выскочим из засады и разобьем в пух и прах. Он же не знает, что ты не один.

– Сбежать надумала? – неожиданно завопил орк. – Хозяина тут бросишь, а сама по кустам и полям дёру дашь?

– Дурной, – выругалась я. – Чего так орать – я на одно ухо почти оглохла. Что я, идиотка, что ли, от императорской короны отказываться. Твой хозяин пока единственный человек, с помощью которого я смогу эту корону получить. Поэтому будем биться. А ты, орчина трусливый, мне спину прикроешь в схватке. Понял?

Ярынг закашлялся, забулькал от гнева, но возражать не посмел.

– Вот и чудненько, – со зверским выражением лица улыбнулась я. – Короче, всем все понятно? Ты лежишь тут, мы прячемся там. Идея бредовая, конечно, но вдруг сработает.

Леон покорно кивнул и рухнул обратно на дорогу, по всей видимости уже смирившись с неминуемой смертью. А я, крепко взяв орка за шкирку, чтобы не вздумал удрать, направилась в ближайшие кусты. Заодно подобрала валявшуюся неподалеку увесистую сучковатую дубину. Хоть плохонькое, но оружие.

В густых зарослях незнакомой растительности было хорошо. Ласково припекало солнышко, чирикали птички. Лепота. И не поверишь, что совсем недавно я потела в многочисленных одежках в заснеженной Москве. Кстати о нарядах. С сомнением покосившись на жесткую землю я, на всякий случай показав увесистый кулак Ярынгу, быстренько сгоняла в фургон, откуда прихватила свой полушубок. А заодно и ушанку с валенками. Мало ли какие разбойники на нас нападут. Не люблю перед посторонними почти в полном неглиже разгуливать.

На ворохе одежды оказалось весьма удобно лежать. Ярынг тихонько прилег рядом и шумно вздохнул. Я недовольно покосилась на него, но сгонять с лежбища не стала. Только выяснения отношений сейчас не хватает.

Последняя мысль оказалась на редкость здравой, поскольку вскоре на полянку перед фургоном высыпалось десятка два врагов. Странных, правда, очень. Маленьких, щупленьких, с длинными шелковистыми волосами, так и переливающимися на солнце. И одежда у них не совсем соответствовала боевому предназначению. Точнее, совсем не соответствовала. Какие-то жалкие кусочки тряпочек, которые еле-еле прикрывали срамные места.

Ближайший к нам воин обернулся, зорко разглядывая кусты, словно ища там засаду, а я от удивления поперхнулась. Потому как воином оказалась молоденькая девчушка лет шестнадцати. Правда, в руках это юное создание сжимало отнюдь не детских размеров меч. Ишь ты, культуристка выискалась. Не найдя в зарослях предполагаемого противника (я даже дышать в этот момент перестала, чтобы стать более незаметной), девушка повернулась к нам спиной. Я облегченно перевела дух. Орк же, разглядев, кто нам противостоит, издал длинный протяжный стон.

– Уймись, развратник, – посоветовала я. – Поди, слюной похотливой мне все плечо закапал, извращенец. Если нас засекут из-за твоих низменных инстинктов, я тебя самолично убью.

– Все пропало, – зарыдал чуть ли не в полный голос орк.

Тут же девчушка вновь развернулась к нам, выискивая причину шума. Я же, поборов природную брезгливость, сунула Ярынгу в рот кулак, чтобы орк криками не привлекал внимания. Через минуту противник потерял бдительность, и я облегченно утерла обильно выступивший на лбу холодный пот.

– Я тебе русским языком говорю – не шуми, – злобно зашептала я на ухо орку. – Еще раз громко вякнешь – все зубы выбью. Понял? Сейчас руку уберу, и только попробуй громче комариного писка чего издать. Отвечай на вопросы четко и по существу – это что за детский сад разгуливает?

Орк попытался что-то ответить, но из-за моего кулака получилось не очень внятно. Поэтому он просто кивнул, соглашаясь на условия, и через миг я уже с отвращением вытирала обмусоленные пальцы о полушубок.

– Это амазонки, – плачуще принялся объяснять Ярынг. – Они похищают только магов-мужчин.

– Отлично, – расслабилась я. – Значит, нам с тобой опасаться нечего.

– А остальных они беспощадно убивают сразу же, – поспешил продолжить орк. – Да и мужчинам, ими похищенными, очень не везет впоследствии. Их лишают магической силы.

– Каким образом? – деловито поинтересовалась я, почему-то вгоняя этим невинным вопросом орка в смущение.

– Ну, – замямлил он. – Хозяин же уже говорил, что настоящим магом может быть только девственник. А амазонкам тоже размножаться надо.

– Во повезло мужику, – уважительно покосилась я на полянку, где ватага полуобнаженных фигуристых девушек заканчивала связывать Леона.

– А это как сказать, – неожиданно закашлялся Ярынг. – Во-первых, магом-то он больше не будет. А во-вторых, говорят, что после обрядов несчастных лишают мужского естества, чтобы еще раз утвердить власть женщины.

– Чего-чего лишают? – не сразу поняла я, о чем толкует Ярынг. Затем, перехватив его страдальческий взор, направленный куда-то вниз, наконец-то сообразила. – Кастрируют, что ли?

Орк жалобно всхлипнул в ответ и, по всей видимости, приготовился оплакивать безвременную кончину хозяина.

– Не распускай нюни, – грозно зашипела я. – Так просто мы его не отдадим на поругание.

Тем временем девушки рассредоточились по поляне, образовав почти правильный четырехугольник, в центре которого покоился обнаженный обездвиженный маг. Самая юная из амазонок выступила вперед, неся на вытянутых руках странную черную статуэтку, изображающую непонятного зверя, вставшего на дыбы и раззявившего клыкастую пасть.

– Ну все, – грустно констатировал Ярынг. – Сейчас они принесут жертву своему божеству – неистовому духу чащобы Зыргу – и обесчестят хозяина.

– А как этот Зырг выглядит? – неожиданно заинтересовалась я.

– Здоровое лохматое чудовище, – покорно ответил Ярынг.

– Ты мне этим, мыслеобразом покажи, – попросила я.

В голове забрезжило смутное подобие плана. Орк вздохнул, но, закрыв глаза, сосредоточенно запыхтел. А я мысленно лицезрела самого обыкновенного медведя.

– Угу, – заворочалась я, прогоняя Ярынга с насиженного, точнее говоря налёженного, места. – Угу.

6
{"b":"64","o":1}