ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Теперь мы знаем, где искать их, когда они снова подвсплывут под шноркель. Во всяком случае можно сообщить в оперативный штаб флота, что поблизости от авианосцев никого нет. Вот здесь, здесь и здесь находятся группы надводных кораблей. — Ой указал точки на бумаге. — Они тоже направляются с большой скоростью на запад и не пытаются скрыться от наблюдения. Стремятся побыстрее выйти из зоны действий. Судя по всему, стараются избежать дальнейших неприятностей.

— Может, это и к лучшему.

Джоунз погасил сигарету в пепельнице.

— Может быть, главный старшина, может быть — если наши адмиралы наберутся храбрости.

* * *

Самым забавным было то, что ситуация действительно несколько успокоилась. Утренняя передача о крахе на Уолл-стрите была точной и беспристрастной, анализ глубоким и всесторонним — лучше, чем это делалось дома для американцев, где профессора экономики рассматривали каждый момент, а находившиеся рядом видные банкиры комментировали происходящее со своей колокольни. Может быть, говорилось в передовой статье одной из газет, теперь американцы пересмотрят своё отношение к Японии. Неужели не ясно, что эти две страны нуждаются друг в друге, особенно сейчас, и что сильная Япония служит американским интересам, а не только собственным? Приводились примирительные высказывания премьер-министра Гото, хотя и не перед объективами телекамер, причём их тон казался крайне необычным для него и потому подвергался детальному обсуждению.

— Долбанная сумеречная зона, — заметил в один из спокойных моментов Чавез, нарушая правила языкового прикрытия — просто не мог удержаться. Какого черта, подумал он, теперь они все равно находились под русским оперативным контролем. Каких правил нужно сейчас придерживаться?

— По-русски, — терпеливо напомнил ему старший напарник.

— Да, товарищ, — проворчал Чавез. — Ты представляешь себе, что сейчас происходит? Война или нет?

— Правила действительно странные, — заметил Кларк и тут же понял, что сказал это по-английски. Вот и на меня все это оказывает воздействие, подумал он.

На улицу вернулись и другие гайджины, большинство, судя по всему, американцы, и теперь на них снова смотрели как обычно, с подозрением и любопытством, хотя враждебности, характерной для предыдущей недели, заметно поубавилось.

— Что предпримем теперь?

— Попробуем воспользоваться телефонным номером «Интерфакса», который дал наш друг. — Отчёт Кларка был подготовлен и отпечатан. Это было единственным, что он мог сделать сейчас, помимо поддержания контактов и сбора информации. Вашингтон знает, наверно, какие сведения думает получить от него, решил он, направляясь обратно в отель. Портье улыбнулся и поклонился, на этот раз более приветливо. Они пошли к лифту и через две минуты оказались в номере. Кларк достал из чехла лэптоп, подсоединил его к телефонному каналу и включил. Ещё минута — и встроенный в него модем набрал номер телефона, полученный им во время завтрака, подсоединившись к линии, ведущей через Японское море в Сибирь и далее, по-видимому, в Москву. Кларк услышал звуки вызова и стал ждать, когда установится связь.

Глава американской резидентуры уже сумел преодолеть чувство, заставлявшее его сжиматься от страха при виде в центре связи посольства сотрудника русской разведки, но опасения все ещё оставались. Шум, донёсшийся из компьютера, заставил его вздрогнуть.

— Какая совершенная техника, — одобрительно произнёс гость.

— Стараемся.

Всякий, кому когда-нибудь приходилось пользоваться модемом, сразу узнает характерный звук, напоминающий шум текущей воды или щётки, полирующей паркет, своеобразный прерывистый свист, когда два электронных устройства стараются установить синхронный контакт, чтобы обменяться данными. Иногда на это хватает двух секунд, а иногда требуются пять или даже десять. В данном случае понадобилась всего секунда, а продолжающийся свист означал передачу информации, которая со скоростью 19 200 знаков в секунду проносилась по волоконно-оптическому каналу. Когда закончилась передача необходимой информации, произошёл настоящий контакт, и корреспондент передал очередную колонку в двадцать дюймов обычной ежедневной статьи. Чтобы не рисковать, русские примут меры, и на следующий день в двух газетах появится переданная статья, в обоих случаях на третьей странице. Нет смысла делать это слишком уж очевидным.

Далее наступил тяжёлый для резидента ЦРУ этап операции. В соответствии с поступившими инструкциями он отпечатал два экземпляра полученного отчёта, один из которых передал сотруднику Службы внешней разведки. Что-то странное происходит с Мэри-Пэт, подумал он. Возраст что ли влияет на мышление или что ещё?

— У него литературный язык прямо классический. Где он так овладел русским?

— Честное слово, не знаю, — солгал резидент, поступив, как потом оказалось, совершенно правильно. Самое главное, что русский разведчик прав. Резидент озадаченно поморщился.

— Хотите, я помогу вам с переводом?

Чёрт возьми, ещё и это! Американец улыбнулся.

— Спасибо, буду признателен.

* * *

— Райан слушает. — Целых пять часов на сон, раздражённо подумал Джек, снимая трубку автомобильного радиотелефона, оборудованного кодирующим устройством. Ну что ж, по крайней мере не приходится сидеть за рулём.

— Это Мэри-Пэт. Мы кое-что получили. Когда приедешь, это уже будет у тебя на столе.

— Что-то интересное?

— Для начала неплохо, — ответила заместитель директора ЦРУ по оперативной работе. Она явно избегала лишних слов. Никто не доверяет радиотелефонам, со скремблерами ли они или без них.

* * *

— Здравствуйте, доктор Райан. Меня зовут Андрэ Прайс. — Агент уже была в белом халате с пристёгнутой к отвороту карточкой-пропуском, которую она приподняла, чтобы показать Кэти. — У меня дядя — врач-терапевт, практикует в Висконсине. Ему бы это понравилось. — Она приветливо улыбнулась.

— У меня есть основания беспокоиться о чем-нибудь?

— Нет, не думаю, — ответила агент Секретной службы Прайс, продолжая улыбаться. Прежде всего нужно убедить тех, кого ты охраняешь, в отсутствии опасности.

— Как относительно моих детей?

— У их школы находятся два агента и ещё один в доме напротив детского сада, куда привезли вашу младшенькую, — объяснила агент. — Вам не следует беспокоиться. Нам платят за неотступную манию преследования, и мы почти всегда ошибаемся, но в нашем деле это необходимо. Лишняя бдительность никогда не помешает, правда?

— А мои гости? — спросила Кэти.

— Вы позволите сделать предложение?

— Да, конечно.

— Подарите каждому в качестве сувенира по лабораторному халату больницы Хопкинса. А я буду смотреть на них, пока они переодеваются.

Хорошо придумано, подумала Кэти Райан.

— Вы вооружены?

— Всегда, — кивнула Андрэ. — Но мне ни разу не приходилось прибегать к пистолету, даже держать его в руке, когда я арестовывала подозреваемых. Считайте, что я что-то вроде мухи на стене.

Скорее коршуна, подумала профессор Райан. Но по крайней мере ручного.

* * *

— Как нам взяться за это, Джон? — спросил Чавез по-английски. В ванной был включён душ, и струйки воды с шумом падали вниз. Динг сидел на кафельном полу, а Джон — на опущенной крышке унитаза.

— Ведь мы уже однажды их видели, верно? — напомнил ему старший оперативник.

— Да, видели — в сборочном цеху!

— Ну вот, а теперь нужно выяснить, куда их перевезли. — На первый взгляд это заявление казалось достаточно разумным. Им требовалось всего лишь узнать, сколько ракет покинуло сборочный цех и куда их доставили — да, к тому же ещё и несут они ядерные боеголовки или нет. Самое обычное дело. Американцам было известно только одно — что это ракеты-носители SS-19 нового усовершенствованного типа и что их вывезли с завода по железной дороге. Впрочем, в Японии протяжённость железных дорог свыше двадцати восьми тысяч километров, так что с этим придётся подождать. Разведчикам иногда приходится точно придерживаться делового распорядка в стране, где они работают, и это был именно такой случай. Кларк решил принять душ, прежде чем отправиться спать. Он ещё не знал, как решить поставленную задачу или даже с какой стороны за неё взяться, однако не сомневался, что сидеть и ломать голову над этим бессмысленно. Кларк уже давно понял, что лучше всего приступать к любому решению после хорошего сна, да и во время душа иногда приходят в голову умные мысли. Рано или поздно Динг тоже научится этому, подумал он, глядя на выражение лица парня.

164
{"b":"640","o":1}