ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я куплю тебе новую жизнь
Роковое свидание
Наследник из Сиама
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Микро
Отдел продаж по захвату рынка
Вино из одуванчиков
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Содержание  
A
A

— Но в это никто не поверит, — покачал головой председатель Федеральной резервной системы.

— Ошибаетесь, — улыбнулся Уинстон. — Райан прав. Во-первых, им придётся поверить, поскольку нет иного выхода. Нельзя совершить трансакцию — я имею в виду, нельзя её заключить, — без письменных документов. Таким образом, без восстановления материалов «Депозитори» никто не сможет доказать, что после полудня пятницы заключались сделки. Во-вторых, большинство участников биржевых операций понесли огромные убытки — инвестиционные компании, банки, торговые дома, вкладчики, — и потому они захотят начать все сначала. Так что можно не сомневаться, что нам поверят. Как ты считаешь, Марк?

— Включим машину времени и вернёмся в прошлую пятницу? — мрачно улыбнулся Гант, и тут же его настроение изменилось. — Где можно присоединиться к этому соглашению?

— Но мы не сможем отменить все совершенные сделки, все до единой, — возразил председатель Резервной системы.

— Это верно, — согласился Уинстон. — Международные сделки по американским казначейским обязательствам не поддаются нашему контролю. Но мы сделаем вот что, сэр: проведём переговоры с европейскими банками, объясним им, что случилось, и затем вместе с ними…

— Ну конечно! — прервал его Фидлер. — Они сразу сбросят иены и начнут покупать доллары. Стабильность нашей валюты восстановится, тогда как японской рухнет. Азиатские банки тоже задумаются об изменении своей позиции. Да, пожалуй, центральные европейские банки встанут на нашу сторону.

— Придётся сохранить учётную ставку на достаточно высоком уровне, — заметил Уинстон. — Это нанесёт некоторый ущерб платёжному балансу, но все равно намного выгоднее любого иного выхода. Уровень учётной ставки должен оставаться высоким до тех пор, пока не перестанут сбрасывать наши казначейские обязательства. Нам нужно организовать бегство от иены, подобно тому как они инициировали бегство от доллара. Такой манёвр понравится европейцам, так как помешает японцам скупать ценные бумаги европейских банковских корпораций — вчера японцы начали скупать все. — Уинстон встал и принялся расхаживать по Овальному кабинету, как привык делать это в своём собственном. Он не подозревал, что нарушает протокол, установленный в Белом доме, и даже сам президент не решился напомнить ему об этом, хотя два агента Секретной службы, стоявшие рядом, не сводили глаз с финансиста. Было очевидно, что он обдумывает ситуацию, пытаясь найти слабые места в предложенном решении проблемы. Прошло две минуты. Все ждали, когда Уинстон выскажет свою точку зрения. Наконец он поднял голову.

— Доктор Райан, если вы когда-нибудь захотите уйти с государственной службы, у меня всегда найдётся для вас место. Господа, это лучшее решение проблемы. Оно кажется таким невероятным, что может даже принести нам немалую пользу.

— Итак, что произойдёт в пятницу? — спросил Джек.

— Начнётся обвальное падение биржевых котировок, — произнёс Гант.

— Не вижу в этом ничего хорошего, — проворчал президент.

— А затем, сэр, упав пунктов на двести, рынок начнёт укрепляться и к закрытию установится где-то на сотню пунктов — может быть, даже меньше — ниже предыдущего уровня. В следующий понедельник наступит затишье. Кое-кто попытается скупать акции по дешёвке, но большинство займут выжидательную позицию. Котировки упадут снова, далее скорее всего наступит стагнация при уровне ниже ещё пунктов на пятьдесят. А вот затем, до конца недели, ситуация начнёт успокаиваться. Думаю, что к следующей пятнице рынок стабилизируется на уровне в сотню или сто пятьдесят пунктов ниже того, при котором все началось в полдень прошлой пятницы. Падение неизбежно из-за высокого уровня учётной ставки, который будет вынуждена установить Федеральная резервная система, но мы на Уолл-стрите привыкли к этому. — Один лишь Уинстон оценил, с какой точностью Марк Гант предсказал будущее течение событий. Он сам вряд ли сумел бы дать более полную оценку ситуации. — В результате все запомнят это как крупную неприятность, но не больше.

— А Европа? — спросил Райан.

— Там всё будет сложнее, потому что на континенте нет такой хорошей организации, как у нас, зато европейские центральные банки обладают большей властью, — пояснил Ганг. — Кроме того, их правительства могут вмешиваться в финансовую деятельность фондовых рынков. С одной стороны, это окажет определённую помощь, а с другой — причинит вред. Однако конечный результат окажется таким же, как и у нас. Это неизбежно, если только какая-нибудь группа финансистов не присоединится к этому самоубийственному союзу. Но вряд ли. У нас так не поступают.

— С чего же следует начать? — Фидлеру явно не терпелось.

— Нужно собрать руководителей крупных финансовых институтов и как можно быстрее, — ответил Уинстон. — Если хотите, я мог бы принять в этом участие. К моему мнению все ещё прислушиваются.

— Джек? — Президент посмотрел на Райана.

— Да, сэр. Приступим немедленно.

Роджер Дарлинг подумал ещё несколько секунд, затем повернулся к агенту Секретной службы, стоявшему рядом с его письменным столом.

— Передайте морской пехоте, чтобы доставили сюда мой вертолёт. И пусть ВВС подготовят самолёт для перелёта в Нью-Йорк.

— У меня свой самолёт, господин президент, — возразил Уинстон.

— Джордж, парни из ВВС надёжнее, положись на меня, — посоветовал Райан.

Дарлинг встал, пожал руки участникам совещания, а затем агенты Секретной службы проводили их на Западную лужайку, где должен был совершить посадку вертолёт для полёта на базу ВВС Эндрюз. Райан остался в Овальном кабинете.

— Неужели все можно уладить так просто? — Роджер Дарлинг как опытный политик не верил в магическое решение сложных проблем. Райан понял его сомнения и соответствующим образом сформулировал свой ответ.

— Надеюсь. Финансовому сообществу требуется выход из тупика, и потому они сделают всё возможное. Главное продемонстрировать им, что биржевой крах был организован намеренно. Если они поймут это, всё остальное будет просто. Осознав, что все произошло не случайно, а стало результатом заранее обдуманной операции, финансисты с большей лёгкостью признают её искусственный характер и потому согласятся начать все сначала.

— Думаю, придётся подождать и убедиться в конечном результате. — Дарлинг помолчал. — Это проясняет нашу ситуацию по отношению к Японии?

— Да. Теперь становится ясно, что японское правительство не является главной движущей силой операции. Это одновременно хорошо и плохо. Хорошо, потому что операция не будет достаточно организованной на всех её уровнях, потому что японский народ никак не связан с враждебными действиями по отношению к Америке и в японском правительстве наверняка есть люди, крайне обеспокоенные случившимся.

— А плохая? — спросил президент.

— Мы по-прежнему не знаем, в чём заключается их главная цель. Правительство Японии, судя по всему, подчиняется чьим-то указаниям. У японцев появилась надёжная база в западной части Тихого океана, и мы пока не можем ничего противопоставить им. А самое главное…

— …заключается в угрозе ядерного удара, — закончил за него Дарлинг. — Это их козырная карта. Нам ведь ещё никогда не приходилось вести военные действия против страны, обладающей ядерным оружием, правда?

— Да, сэр. Создалась совершенно новая стратегическая ситуация.

* * *

Следующее сообщение от Кларка и Чавеза ушло сразу после полуночи по токийскому времени. На этот раз статью написал Динг. Джон исчерпал запас интересных сообщений о Японии, к которым могли проявить интерес в России. Чавез как более молодой написал статью о японской молодёжи, о её увлечениях и взглядах на жизнь, более развлекательную по своему характеру.

Разумеется, статья явилась всего лишь прикрытием, хотя её содержание не должно было быть слабым, и ему пришлось немало поработать над ней. Динг, как оказалось, многому научился в Университете Джорджа Мейсона и неплохо писал.

«Район северных ресурсов?» — медленно нажимая на клавиши, набрал Джон и уставился на вопрос, появившийся на экране. Затем он повернул компьютер, стоявший на кофейном столике.

182
{"b":"640","o":1}