ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

— Все прошло лучше, чем я ожидал, — произнёс Дарлинг. На этот раз он впервые прошёл для беседы в кабинет Райана, а не пригласил его к себе.

— Вы действительно так считаете? — удивлённо спросил Джек.

— Не забудь, почти весь состав кабинета я унаследовал от Боба. — Президент сел. — Все их внимание сфокусировано на внутренних проблемах страны. Это стало причиной многих моих затруднений.

— Вам нужны новый министр обороны и другой председатель Объединённого комитета начальников штабов, — холодно напомнил президенту советник по национальной безопасности.

— Я знаю, но сейчас неудачный момент для этого. — Дарлинг улыбнулся. — Это предоставляет тебе более широкие полномочия. Но сначала мне хотелось задать тебе вопрос.

— Я не уверен, что мы сумеем добиться успеха, — тихо проговорил Райан, рисуя завитушки на листе блокнота.

— Прежде всего нам нужно уничтожить их баллистические ракеты.

— Да, сэр, знаю. Мы найдём их. По крайней мере я надеюсь, что это случится, тем или иным путём. Есть ещё две сомнительные карты — заложники и наша способность нанести удар по островам. Эта война — если так можно назвать происходящее — станет развиваться по другим правилам, и я пока не уверен, какими они будут. — Райан все ещё не пришёл к окончательному решению по поводу оповещения общественности. Как отреагирует на это американский народ? Какой будет реакция японцев?

— Тебя интересует, что думает твой верховный главнокомандующий? — спросил Дарлинг.

На лице Райана появилась улыбка.

— Разумеется.

— Я принимал участие в войне, что велась по правилам, которые диктовал противник, — заметил президент. — Тогда у нас все получилось не слишком здорово.

— Тут мне хотелось бы задать вопрос, — сказал Джек.

— Давай.

— Насколько далеко можно зайти при решении этой проблемы?

Президент задумался.

— Формулировка слишком неопределённая, — заметил он наконец.

— Обычно при всяких боевых действиях вражеское командование является законной целью для уничтожения, но до сих пор командование противника состояло из военных.

— Ты хочешь нанести удар по верхушке дзайбацу?

— Да, сэр. По нашим сведениям именно они отдают приказы. Но это гражданские лица, и удар по ним будет походить на убийство.

— Мы решим этот вопрос, когда подойдём к нему, Джек. — Президент встал и направился к выходу. Он сказал все, что намеревался сказать.

— Понятно, сэр. — Значит, мне предоставляются более широкие полномочия. Эта фраза могла означать многое. Главным образом то, что Райан мог принимать решения, но в одиночку и без посторонней поддержки. Ну что ж, подумал Джек, я и раньше так поступал.

* * *

— Что мы наделали? — спросил Кога. — Почему мы позволили им такое?

— Для них это так просто, — ответил политический советник, столько лет работавший с бывшим премьер-министром. Ему не требовалось называть, о ком идёт речь. — Мы разобщены и потому не в состоянии оказать давление, продемонстрировать свою силу. А они могут толкать нас в любом направлении, и с течением времени… — Он пожал плечами.

— И с течением времени оказалось, что политика нашей страны формулируется двадцатью или тридцатью людьми, избранными директорами их собственных корпораций. Но чтобы зайти так далеко? — Кога пожал плечами. — Почему?

— Мы оказались в таком положении. Неужели вы предпочитаете, чтобы мы закрыли на это глаза? — спросил советник.

— И кто является сейчас гарантом и защитником нашего народа? — поморщившись — и зная ответ, — спросил бывший — какое горькое слово — премьер-министр.

— Гото, разумеется.

— Мы не можем допустить этого. Вы знаете, к чему это приведёт. — Советник кивнул и улыбнулся бы, если бы не крайняя серьёзность ситуации. — Скажите мне, что такое честь? — спросил Могатару Кога. — К чему она обязывает нас сейчас?

— Наш долг, господин премьер-министр, — способствовать благополучию и процветанию народа Японии, — ответил советник. Их дружба началась ещё в Токийском университете. Затем он вспомнил слова кого-то из древних западных мужей — кажется, Цицерона, подумал советник:. — Высшим законом является благо людей.

И этим сказано все, подумал Кога. По-видимому, всякая государственная измена и политическая авантюра всегда начиналась с этого. Это следует обдумать, решил он, утро вечера мудрёнее.

Затем он посмотрел на часы и с недовольной гримасой увидел, что утро уже наступило.

* * *

— Мы уверены, что это колея стандартной ширины?

— Ты можешь сам проверить полученные снимки, — сказала ему Бетси Флеминг. Они вернулись в отделение Национального управления фоторазведки, НУФ, расположенное в здании Пентагона. — Использованная для транспортировки железнодорожная платформа, которую увидели наши люди, рассчитана на стандартную колею.

— Может быть, это попытка дезинформации? — спросил аналитик НУФ.

— Диаметр баллистической межконтинентальной ракеты SS-19 составляет 2, 82 метра, — ответил Крис Скотт, передавая текст факса, полученного из России. — Добавим ещё 270 сантиметров на транспортный контейнер, в котором размещается ракета. Я сам проверил эти цифры. Узкоколейка с трудом справится с таким негабаритным грузом. Справится, но едва-едва.

— Нужно исходить из того, — продолжила Бетси, — что они не захотят рисковать. К тому же русские тоже исходили из возможности транспортировки ракет по железной дороге и при проектировании птички приняли это во внимание, а в России ширина железнодорожной колеи…

— Извини, я упустил это из виду. У них ширина колеи больше нашей стандартной, верно? — Аналитик кивнул. — О'кей, это облегчает нашу работу. — Он повернулся к своему компьютеру и ввёл команду прохождения задач, которую рассчитал несколько часов назад. Теперь при каждом пролёте над Японией узкофокусные камеры с высочайшей разрешающей способностью, расположенные на разведывательных спутниках, будут отслеживать заданные точные координаты. Любопытно, что самой полной и современной информацией о японских железных дорогах обладала американская железнодорожная компания «Амтрак», и в данный момент одного из её директоров знакомили с правилами секретного делопроизводства, связанного с изучением космических фотографий. Вообще-то процесс ознакомления с этими правилами был прост и краток. Он гласил: стоит вам рассказать кому-нибудь об увиденном, и можете рассчитывать на длительный срок в тюрьме строгого режима в Марионе, штат Иллинойс.

Компьютерный приказ был адресован в Саннивейл, штат Калифорния, оттуда его ретранслировали на военный спутник связи и далее на два орбитальных спутника КН-11, один из которых пролетит над Японией через пятьдесят минут, а другой десятью минутами позже. Все трое, что сидели в Национальном управлении фоторазведки, думали об одном: насколько искусно укрывают японцы свои секретные объекты камуфляжными сетками. Не исключено, что ничего просто не удастся обнаружить. Оставалось одно — ждать. Они смогут посмотреть на открывающуюся картину в реальном масштабе времени по мере поступления изображения, но, если им не удастся сразу обнаружить что-то явное, дешифровка будет осуществляться в течение многих часов и дней. Если им повезёт, разумеется.

* * *

«Курушио» находилась на поверхности, а это обстоятельство всегда служит источником беспокойства для любого командира подводной лодки, и капитан третьего ранга Угаки не составлял исключения. Но они не останутся здесь надолго. Топливо поступало в цистерны по двум шлангам большого диаметра, а остальные припасы, главным образом продовольствие, спускали краном на палубу, где их ожидали матросы. У японского военно-морского флота нет специальных кораблей, предназначенных для снабжения подводных лодок. Для этого использовались главным образом танкодесантные суда, но сейчас они были задействованы в другом месте, и приходилось довольствоваться обычным торговым транспортником, «купцом», команда которого выполняла эту работу с энтузиазмом, но без должной выучки.

188
{"b":"640","o":1}