Содержание  
A
A
1
2
3
...
192
193
194
...
284

— А что мы предложим в обмен?

— Ничего, — холодно ответил заместитель государственного секретаря. Он подумал о своём отце и о татуировке у него на руке, о том, как он узнал от него, что девятка — это перевёрнутая вверх ногами шестёрка, как отца отправила в концлагерь страна, когда-то бывшая союзником государства, представитель которого владел этим посольским особняком и красивым, хотя и словно неживым садом. Подобные мысли не должны были появляться у профессионального дипломата, и Адлер знал это. Япония предложила убежище нескольким евреям и спасла их от смерти — один из них стал членом кабинета министров в администрации Джимми Картера. Может быть, если бы его отцу повезло и он принадлежал бы к числу этих счастливцев, отношение Адлера к Японии было бы другим, но отец умер в концлагере, и Адлер видел в Японии только врага. — Мы начнём с того, что круто навалимся на них, и посмотрим, что из этого выйдет.

— Это кажется мне ошибкой, — заметил Кук после недолгого размышления.

— Может быть, — согласился Адлер. — Но они совершили ошибку первыми.

* * *

Военным это совсем не понравилось. Такое отношение раздражало штатских, сумевших создать полигон со стартовыми шахтами по крайней мере в пять раз быстрее, чем то же самое удалось бы этим тупицам в мундирах, не говоря уже о том, что всё было осуществлено в полной тайне и намного дешевле.

— И вам даже не пришло в голову замаскировать пусковые шахты? — резко бросил японский генерал.

— А как их можно обнаружить? — раздражённо возразил старший инженер.

— На борту американских орбитальных космических станций находятся камеры, способные различить пачку сигарет на земле.

— Для начала им придётся сфотографировать всю страну. — Инженер пожал плечами. — А мы расположили шахты на дне ущелья с такими крутыми стенами, что летящая сюда баллистическая ракета не сможет поразить цель, не угодив сначала вон в те горные вершины. — Он показал пальцем. — К тому же у них теперь даже не осталось на это баллистических ракет, — добавил инженер.

Перед отъездом сюда генерала тщательно проинструктировали и приказали проявить максимум терпения в разговорах с обслуживающим персоналом, и он, после первой вспышки возмущения, следовал полученным указаниям. Теперь ему предстояло командовать этим полигоном. — Первое, что мы должны сделать, — это не допустить, чтобы противник получил какие-либо сведения о местонахождении пусковых шахт.

— Значит, нужно постараться скрыть их? — вежливо спросил инженер.

— Да.

— Натянуть маскировочную сетку на опоры контактной сети? — Они так и делали во время строительных работ.

— Если у вас установлены такие опоры, это будет хорошим началом. Позднее мы рассмотрим и другие, более надёжные средства.

* * *

— По железной дороге, верно? — уточнил специалист из компании «Амтрак» после инструктажа. — Много лет назад, когда я только начинал работать в компании, ВВС обращались к нам с вопросами относительно перевозки баллистических ракет по железной дороге. В результате всё кончилось тем, что мы перевезли для них огромное количество бетона.

— Значит, вы уже думали над подобным? — спросила Бетси Флеминг.

— Да, конечно. — Специалист сделал паузу. — Можно мне теперь посмотреть на фотографии? — Этот чёртов инструктаж о необходимости соблюдать секретность занял несколько часов. Ему пришлось выслушать массу дурацких угроз, затем он оказался в отеле и начал заполнять разные анкеты — а тем временем ФБР наверняка проверяло его прошлое на предмет допуска к секретным материалам.

Крис Скотт включил проектор. Они с Бетси Флеминг уже сделали выводы, но консультанта со стороны привлекли, чтобы получить непредвзятую и независимую точку зрения. На первом слайде было изображение самой ракеты, чтобы специалист «Амтрака» получил представление о размерах груза. На следующем слайде виднелась железнодорожная платформа.

— О'кей, это, конечно, походит на железнодорожную платформу, правда, она несколько длиннее обычной, по-видимому, изготовлена специально для перевозки такого груза. Стальная конструкция. Японцы — отличные инженеры, умеют строить такие штуки. Вот и подъёмный кран для погрузки. Сколько весит это чудовище?

— Сама ракета — около сотни тонн, — ответила Бетси. — И ещё тонн двадцать — транспортный контейнер.

— Да, это огромный вес для одного предмета, но в то же время в нём нет ничего особенного. Как платформа, так и железнодорожное полотно вполне выдержат такой груз. — Он внимательно посмотрел на экран. — Не вижу никаких электрических соединений, обычные шланги ведут к тормозам. Вы полагаете, что они намерены производить запуск прямо с платформ?

— Вряд ли. А вы как думаете? — спросил Крис Скотт.

— Точно так же, как и двадцать пять лет назад, когда говорил с ВВС по поводу ракет MX. Да, их можно перевозить с места на место, однако обнаружить ракеты не составит особого труда, если только, разумеется, не будет изготовлено огромное количество точно таких же платформ, но даже и в этом случае перед вами сравнительно простая цель. Всего лишь длинная тонкая линия железнодорожного полотна, и знаете что? Наша главная железнодорожная линия от Миннеаполиса до Сиэтла по длине превышает все японские железные дороги со стандартной шириной колеи.

— Ну и к какому выводу вы пришли? — спросила Флеминг.

— Это не пусковая платформа. Она предназначена только для транспортировки. Не сомневаюсь, что вы сами уже знаете это.

Да, конечно, и всё-таки приятно, когда твоё заключение подтверждает кто-то другой, подумала Бетси.

— Что ещё?

— Парни из ВВС не переставали твердить, что эти проклятые штуки требуют крайне деликатного обращения. И размеры. Длина этой платформы около девяноста футов, а длина платформы на японских железных дрогах не превышает шестидесяти, поскольку обычно колея узкая. Знаете почему?

— Я просто предположила, что они выбрали…

— Всё дело в общем подходе к проблеме строительства железнодорожной сети, — пояснил специалист «Амтрака». — Японская колея позволяет делать более крутые повороты, да и вообще предусматривает все меньших размеров. Однако для поездов «Шинкансен» японцы построили трассы со стандартной шириной колеи, потому что для высокой скорости и устойчивости требуется более широкая колея. Длина груза, о котором идёт речь, и необходимая для него платформа означают, что на крутых поворотах платформа может перекрыть встречный путь, так что возникает опасность столкновения — если только, разумеется, при перевозке таких негабаритных грузов не будет всякий раз перекрываться движение по второй колее. Поэтому можно с уверенностью предположить, что ракета находится где-то в стороне от трассы «Шинкансен». Далее, проблема самого груза. Она затрудняет всю транспортную обстановку для всей железнодорожной системы перевозок.

— Каким образом? — поинтересовалась Бетси Флеминг.

— Поскольку ракеты требуют исключительно бережного обращения, их приходится перевозить на малой скорости, а это нарушает график движения поездов, их прибытия и отправления. Мы никогда не стремились брать на себя транспортировку таких грузов. ВВС собирались щедро платить за это, но в конечном итоге мы понесли бы убытки. То же самое относится и к японским железным дорогам. Пожалуй, для них ситуация будет ещё хуже. Трасса «Шинкансен» — скоростная линия пассажирских перевозок. График движения поездов на этой трассе соблюдается с поразительной точностью, и японцы не захотят перевозить грузы, нарушающие этот график. — Он замолчал. — Хотите знать моё мнение? Они использовали эти платформы для перевозки ракет с завода-изготовителя куда-то ещё — и все. Готов поспорить, что это делалось ночью. На вашем месте я поискал бы эти платформы — они наверняка окажутся брошенными в каком-нибудь тупике. Затем я принялся бы за поиски ветки, отходящей от главной линии и ведущей вникуда.

Скотт щёлкнул кнопкой, сменил слайды, и на экране появилась новая картинка.

193
{"b":"640","o":1}