ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мне нужна любовница, — в который раз повторил Кацуо Таока. — С тех пор как у нас родился сын, жене нужен только телевизор.

— Женщины вечно жалуются, — согласился другой служащий при одобрении остальных мужчин, сидящих в бассейне.

— Любовница дорого обходится, — заметил Номури — он сидел в углу бассейна, пытаясь догадаться, о чём говорят жены, сидя в бассейнах своих банных отделений. — На неё надо тратить много денег и времени.

Из этих двух понятий — деньги и время — последнее было более важным. Каждый из молодых служащих, с которыми познакомился в бане Номури, — оказалось трудно провести границу между теми, кто были просто клерками, и теми, кто занимали руководящие должности, потому что в Японии граница между этими двумя категориями была весьма расплывчатой, — неплохо зарабатывал, однако за высокое жалованье приходилось платить: они были навсегда прикованы к своим корпорациям, как углекопы к шахтам Теннесси во времена Эрни Форда. Обычно им приходилось вставать ещё до рассвета, ехать на пригородном поезде, допоздна и без отдыха работать в переполненных офисах, возвращаясь домой, когда жена и дети уже спят. И хотя Номури ещё до приезда в Токио многое узнал о Японии из телевизионных программ и материалов, предоставленных в его распоряжение, он всё-таки был потрясён тем, как напряжённая работа и непреходящее стрессовое состояние разрушительно действуют на социальную структуру общества, здесь даже сама семейная жизнь уже находилась под угрозой. Все это особенно удивляло Номури, потому что именно традиционная прочность японской семьи позволила его предкам выжить и добиться успеха в Америке, где расизм казался почти непреодолимым препятствием.

— Это верно, дорого, — мрачно согласился Таока, — но где ещё мужчина найдёт то, что ему требуется?

— Да, — донёсся голос с другой стороны бассейна. Вообще-то, скорее, это была огромная ванна. — Стоит дорого, но сколько не заплатишь за то, чтобы почувствовать себя мужчиной?

— А вот для наших боссов все куда проще, — заметил Номури, не зная, куда может завести этот разговор. Он всё ещё находился на предварительной стадии своего задания, все ещё создавал основу для осуществления своей операции, не спешил, выполняя приказание, данное ему Эдом и Мэри-Пэт Фоули.

— Ты бы только видел, как хорошо устроился Ямата-сан, — заметил другой служащий и многозначительно засмеялся.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Таока.

— Он — приятель Гото, — заговорщицки пояснил тот.

— А-а, политикана — да, конечно!

Номури опёрся спиной о стенку бассейна и закрыл глаза, чувствуя, как горячая вода обволакивает и расслабляет его, и стараясь не обнаружить интереса, хотя его мозг заработал, как магнитофон, записывая каждое слово.

— Политикан, — сонно пробормотал он. — Хм…

— В прошлом месяце мне довелось отвозить ему кое-какие документы, недалеко отсюда, дом в тихом месте. Бумаги касались предстоящей сделки, которую, кстати, он заключил сегодня. Хозяином дома оказался Гото, они развлекались. Меня пустили внутрь. Похоже, Ямата-сан хотел, чтобы я посмотрел, как они живут. Вы бы только видели девушку, которая сидела с ними… — В голосе говорившего прозвучал благоговейный трепет. — Высокая блондинка, а груди…

— И где только они покупают себе американских любовниц? — похотливо хихикнув, вмешался в беседу ещё один из присутствовавших.

— И девушка знала своё место, — продолжал рассказчик. — Пока Ямата-сан просматривал документы, она терпеливо сидела и молчала. И никакого стыда. А какие груди! — закончил он.

Значит, слухи о Гото соответствуют действительности, подумал Номури. И как только, черт побери, такие люди достигают подобных вершин в политике? — мысленно спросил он и лишь через секунду укорил себя за глупость такого вопроса. Политические деятели вели себя так ещё до начала Троянской войны.

— Продолжай, продолжай не останавливайся, — настоятельно попросил рассказчика Таока. Тот начал говорить дальше. Он приковал к себе восторженное внимание слушателей, которые уже знали все, что только можно знать, о жёнах присутствующих и теперь желали побольше узнать о «новой» девушке во всех клинических подробностях.

— Да кому нужны эти американки? — недовольно пробормотал Номури, не открывая глаз. — Высокие, большеногие, развязные и…

— Пусть рассказывает дальше, — прервал его чей-то возбуждённый голос.

Номури пожал плечами, подчиняясь воле большинства, но запоминая при этом каждое слово. Служащий, возивший документы Ямате, сумел заметить достаточно много, и меньше чем через минуту у Номури было подробное описание внешности девушки. Его отчёт об услышанном в бане через местного резидента будет послан в Лэнгли — ЦРУ вело подробную картотеку, куда заносились личные привычки политических деятелей всех стран мира. В разведывательном сообществе не существовало ненужных фактов, хотя Номури надеялся получить более полезную для него информацию, чем сексуальные наклонности Гото.

* * *

Они отчитывались об осуществлённой операции на «Ферме» — её официальное название Форт-Пири, — которая служила лагерем подготовки ЦРУ и располагалась недалеко от магистрального шоссе 64, между Уильямсбургом и Йорктауном, в штате Виргиния. Прохладительные напитки осушались банка за банкой. Оба оперативника, склонившись над картами, рассказывали о своём шестинедельном пребывании в песчаной пустыне, которое закончилось так успешно. По сообщению Си-эн-эн суд над Корпом начнётся на следующей неделе. Исход его нетрудно было предугадать. Где-то в этой экваториальной стране уже купили пятнадцать футов пеньковой верёвки толщиной в три четверти дюйма, и теперь оба агента ЦРУ пытались догадаться, откуда там возьмут бревна на постройку виселицы. Наверно, закупят за границей, подумал Кларк. За шесть недель они не увидели там ни одного дерева.

— Ну что ж, — заметила Мэри-Пэт Фоули, выслушав их отчёт, — похоже, все прошло гладко, парни.

— Спасибо, мэм, — галантно ответил Динг. — Джон умеет мастерски подать результаты своей работы.

— Это приходит с опытом, — усмехнулся Кларк. — Как дела у Эда?

— Привыкает к своему месту, — лукаво улыбнулась заместитель директора ЦРУ по оперативной деятельности. Когда-то она вместе с мужем проходила обучение на «Ферме», и Кларк был одним из их преподавателей. Несколько лет назад Мэри-Пэт и её муж являлись одной из лучших оперативных групп в управлении, причём, если уж говорить правду, Мэри-Пэт обладала отличными данными для оперативной работы, тогда как Эд лучше всего проявил себя при планировании операций. В таких обстоятельствах более высокую должность следовало бы предложить ему, однако с политической точки зрения, предпочтительнее выглядело назначение Мэри Пэт. Как бы то ни было., они продолжали работать вместе, являясь по сути дела двумя заместителями одного директора, несмотря на то что должность самого Эда была несколько туманной. — Вам обоим, между прочим, следует отдохнуть несколько дней, а тем временем прибудет официальная благодарность с другого берега Потомака. — И для одного и для другого получать такие награды было не впервой. — Джон, тебе, наверно, пора вернуться и заняться своей работой. — Она имела в виду возвращение на постоянную преподавательскую работу в ЦРУ. Управление расширяло свои человеческие активы — бюрократический термин, означающий увеличение числа оперативных агентов (известных для врагов США как шпионы), которые будут заниматься непосредственной разведывательной деятельностью. Миссис Фоули предлагала Кларку принять участие в их подготовке. В конце концов, двадцать лет назад он сумел отлично подготовить её и её мужа к оперативной работе.

— Для этого вам придётся отправить меня в отставку. Мне нравится здесь.

— Видите ли, мэм, он последнее время поглупел, — хитро улыбнулся Чавез. — По-моему, это влияние старости.

Миссис Фоули больше не настаивала. Эти двое принадлежали к числу её лучших оперативников, и ей не особенно хотелось прерывать их успешную деятельность.

22
{"b":"640","o":1}