ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кто отдал приказ? — послышался голос президента Дарлинга.

— Я, сэр. Операция осуществлялась под надёжным прикрытием и прошла гладко. — По взгляду Дарлинга Райан понял, что снова вплотную приблизился к границе своих полномочий.

— И сколько людей погибло в результате этой операции? — резко бросил государственный секретарь.

— Около пятидесяти. Это на двести человек меньше, чем число наших моряков, убитых в результате действий противника, господин государственный секретарь.

— Послушайте, мы можем получить эти острова обратно с помощью мирных переговоров, если проявим терпение и выдержку, — ответил глава дипломатического ведомства. Теперь разговор стал двусторонним, и все остальные, кто находились в помещении, прислушивались к нему.

— Адлер придерживается иной точки зрения.

— А вот Крис Кук считает, что такой исход переговоров возможен, и у него есть человек в составе японской делегации, снабжающий его надёжной информацией.

Дарлинг невозмутимо наблюдал за происходящим, снова предоставив возможность своему штабу — так он называл их про себя — заниматься дебатами. Перед ним стояли иные вопросы. Опять обострилась политическая обстановка. Если ему не удастся справиться с возникшим кризисом, его карьере президента придёт конец. Тогда кто-то другой займёт этот пост, и не позже чем на следующий год его преемник столкнётся уже с более острым кризисом. Даже намного более острым, если точка зрения русской разведки правильна и если Япония и Китай этой осенью оккупируют Восточную Сибирь. В этом случае острейший кризис потрясёт мир как раз в разгар американских выборов, что самым серьёзным образом ограничит возможности его страны заняться решением международных проблем, придав всем вопросам политическую окраску, причём американская экономика ещё не успеет восстановить былую стабильность после потери сотен миллиардов долларов.

— Если мы не прибегнем сейчас к активным действиям, господин государственный секретарь, никто не возьмётся предсказать, как далеко все это может зайти, — продолжал Райан.

— Мы можем урегулировать разногласия дипломатическими средствами, — продолжал настаивать Хансон.

— А если нам это не удастся? — спросил Дарлинг.

— Тогда наступит время рассмотреть определённые военные меры. — Судя по выражению лица министра обороны, уверенность государственного секретаря не нашла у него поддержки.

— Хотите что-нибудь добавить? — спросил его президент.

— Пройдёт немало времени — несколько лет, — прежде чем мы сумеем подготовить силы, достаточные для…

— У нас нет нескольких лет, — обрезал Райан министра обороны.

— Это верно, рассчитывать на несколько лет не приходится, — поддержал его Дарлинг. — По вашему мнению, адмирал, осуществление такого плана реально?

— Считаю, реально, сэр. Кое в чём придётся положиться на благоприятное стечение обстоятельств, но самое большое препятствие мы уже преодолели вчера вечером.

— У нас недостаточно сил, чтобы гарантировать успех операции, — произнёс министр обороны. — Командир авианосной группы только что представил свою оценку ситуации и…

— Я видел её, — ответил Джексон, стараясь скрыть беспокойство, тем более что оценка соответствовала действительному положению вещей. — Но я знаю командира палубной авиации капитана первого ранга Бада Санчеса уже много лет, а он считает, что сможет добиться успеха. Я верю ему. Господин президент, не следует слишком уж полагаться на цифры. Дело не только в численном соотношении наших сил и сил японцев. Многое решает умение вести боевые действия, а у нас в этом гораздо больше опыта, чем у них. Психологический фактор тоже имеет немаловажное значение, равно как и способность полагаться на свои силы, а не думать о мощи противника. Теперь война не такая, как раньше. В прошлом требовалось собрать огромные соединения, чтобы сломить волю противника к сопротивлению, а также нарушить его возможность руководить войсками и координировать их действия. Действительно, пятьдесят лет назад нам потребовались бы мощные вооружённые силы для решения такой задачи, однако цели, которые нужно уничтожить, очень малы, они точечные, и если мы сможем поразить их, то добьёмся того, на что раньше требовались усилия миллионов солдат.

— Это преднамеренное убийство, вот что это такое! — выкрикнул Хансон.

Джексон, все ещё стоявший на трибуне, повернул к нему голову.

— Да, сэр, вы совершенно правы, именно в этом и заключается война. Зато, действуя таким образом, мы не убиваем несчастного юношу, поступившего в армию только потому, что ему понравилась военная форма. Мы убиваем подонка, который посылает его на бойню, даже не зная его имени. Прошу извинить меня, сэр, но мне приходилось убивать людей, и я точно знаю, что это такое. Сейчас хотя бы один только раз мне хотелось бы привлечь к ответу тех, кто отдают приказы, а не тех несчастных молокососов, которые вынуждены слепо им подчиняться.

Дарлинг с трудом удержался от улыбки при мысли о собственных фантазиях в связи с рекламой, которую однажды передавали по телевидению, как изменилась бы ситуация, если бы президенты, премьер-министры и другие государственные деятели, посылавшие людей на бой, вышли бы на поле битвы вместо них и решили исход войны собственными силами.

— И всё-таки вам придётся убить немало молодёжи, — сказал президент. Адмирал Джексон вздрогнул, словно от пощёчины, и ответил через несколько мгновений:

— Я знаю это, сэр, но в случае благоприятного развития событий погибнет намного меньше людей, чем при настоящей войне.

— Когда вам нужно узнать моё решение?

— Мы уже почти закончили предварительный этап подготовки и можем приступить к операции меньше чем через пять часов. После этого нас будет ограничивать продолжительность светового дня. Каждый раз придётся ждать двадцать четыре часа.

— Благодарю вас, адмирал Джексон. Не могли бы вы все оставить меня одного?

Присутствующие встали и покинули комнату. В последний момент послышался голос Дарлинга:

— Джек, ты не мог бы остаться на минуту? — Райан повернулся и снова сел.

— Нам придётся пойти на это, сэр. Так или иначе, если мы собираемся уничтожить их ядерные ракеты…

— Я знаю. — Президент посмотрел на свой стол. Там были разложены документы, схемы и карты. Всё необходимое для того, чтобы принять решение о начале боевых действий. По крайней мере его избавили от информации о вероятных потерях, скорее всего по настоянию Райана. Через секунду они услышали, как закрылись двери.

Первым заговорил Райан.

— Сэр, возникла ещё одна проблема. Бывший премьер-министр Кога арестован — извините, нам известно только, что он исчез.

— Что это значит? Почему мне не сообщили об этом раньше?

— Он исчез меньше чем через двадцать четыре часа, после того как я сообщил Скотту Адлеру о встрече Коги с нашими людьми. Я даже не сказал ему, с кем именно он встречался. Это может быть простым совпадением. Гото и тот, кто руководит им, может быть, не хотят, чтобы Кога выступал с политическими заявлениями, пока они проводят эту операцию. Но нельзя исключить вероятности, что где-то у нас произошла утечка информации.

— Кто знает об этом?

— Эд и Мэри-Пэт в ЦРУ. Я. Вы. Скотт Адлер и тот, кому он сказал.

— Но мы не уверены, что произошла утечка с нашей стороны?

— Да, сэр, не уверены. Но это в высшей степени вероятно.

— Хорошо, пока отложим это. Что произойдёт, если мы ничего не предпримем?

— Сэр, мы обязаны что-то предпринять. Если пустить на самотёк, то в будущем можно ждать войны между Россией, с одной стороны, и Японией и Китаем — с другой, причём наша роль в этом конфликте одному Богу известна. ЦРУ по-прежнему старается оценить ситуацию при развитии событий в таком направлении, но мне кажется, что война неизбежно перерастёт в обмен ядерными ударами. Операция «Зорро» не является, конечно, лучшим выходом из положения, но у нас просто нет других возможностей. Дипломатические соображения теперь утратили своё значение, — продолжал Райан. — Сейчас ставки неизмеримо выросли. И если нам удастся убрать людей, затеявших всю эту игру, то правительство Гото падёт и тогда восстановится какой-то контроль над развитием событий.

229
{"b":"640","o":1}