ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
«Черта оседлости» и русская революция
Крокодилий сторож
Коловрат. Знамение
Какие наши роды
На Туманном Альбионе
Вторая брачная ночь
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей
Кофейные истории (сборник)
Алгоритмы для жизни: Простые способы принимать верные решения
Содержание  
A
A
* * *

— Посол хочет лично встретиться с Дарлингом, — сказал Адлер. — Он упомянул об этом в конце утреннего заседания.

— Что ещё? — спросил Райан. Как это типично для Адлера, он в первую очередь заговорил о своём деле.

— Кук является источником утечки информации. Он сказал мне, что его контакт продолжает работать рука об руку с Когой.

— А ты…

— Я сказал ему то, что ты просил. Так как относительно посла?

Райан взглянул на часы. Момент был выбран очень неудачно, операция уже началась, и ему хотелось избежать этого осложнения, но, с другой стороны, он не рассчитывал, что противная сторона пойдёт ему навстречу.

— Через полтора часа. Я договорюсь с боссом.

* * *

На долю офицера управления системами электронного противодействия выпала также обязанность проверить вооружение. У самолёта, способного нести восемьдесят пятисотфунтовых бомб, в бомбовом отсеке помещалось только восемь бомб весом по две тысячи фунтов каждая, предназначенных для атаки точечных целей. Они имели замедленный взрыватель и способны были глубоко проникать в объект перед взрывом. При умножении восьми на три получалось двадцать четыре — ещё одно упражнение в арифметике, делающее обязательной заключительную фазу операции. Можно было бы легко обойтись без неё с помощью атомных бомб, однако приказ исключал их применение, и у полковника Закариаса не было возражений. В конце концов, ему пришлось бы до последнего вздоха жить с совестью, отягощённой этим воспоминанием.

— Все указатели зелёные, сэр, — доложил офицер после проверки систем вооружения. Ничего удивительного, каждую бомбу лично проверил старший специалист службы вооружения, главный сержант, затем эту работу повторил представитель фирмы-изготовителя. Бомбы по одной подверглись дюжине проверок на специальных приборах, а при погрузке в бомбовый отсек с ними обращались, как с хрупкими вазами. Это было необходимо, чтобы сохранить девяностопятипроцентную гарантию фирмы-изготовителя, хотя для полной уверенности даже этого — недостаточно. Вообще-то для такой операции требовалось больше трех самолётов, но их не было, да и совместный полёт трех «спиритов» являлся сложным сам по себе.

— Вижу снежок на пеленге два-два-пять. Похоже на Е-2, — доложил офицер службы электронного противодействия. Через десять минут стало ясно, что все наземные радиолокационные станции действуют на полную мощность. Ну что ж, для этого и создан их бомбардировщик, почти одновременно подумали все три члена экипажа.

— О'кей, рассчитай курс, — распорядился Закариас, глядя на экран, расположенный перед ним.

— Один-девять-ноль кажется пока наиболее благоприятным. — Бортовые приборы опознали тип каждого радиолокатора, и самым разумным было пролететь в районе действия устаревших РЛС, к счастью знакомых лётчикам, так как их проектировали в Америке.

Впереди бомбардировщиков снова летели «молнии» F-22, на этот раз одни и незаметно, приближаясь к острову Хоккайдо с востока, тогда как Б-2 выбрали более южный сектор. Их задание требовало скорее умственного напряжения, чем физического. В воздухе находился один Е-767, барражирующий теперь над сушей и, наверно, окружённый истребителями, тогда как менее совершенные самолёты раннего радиолокационного оповещения Е-2 образовывали патрульную линию, выдвинутую вперёд над морем. По-видимому, на лётчиков-истребителей выпала сейчас большая нагрузка; и действительно, на экране предупреждения об опасности появилось указание, что на нескольких «иглах» включены поисковые радиолокаторы, обшаривающие небо. Ну что ж, настало время заставить их расплатиться за это. Пара американских истребителей чуть развернулась вправо и направилась к двум ближайшим «иглам».

* * *

Два Е-767 все ещё находились на земле, вокруг радарной антенны одного из них, похожей на огромное плоское блюдце, возвышались подмостки. По-видимому, идёт ремонт, подумал Рихтер, осторожно приближаясь с запада. Перед ним все ещё находились холмы, за которыми можно было укрыться, хотя на самом высоком из них располагалась радиолокационная станция, входившая в мощный комплекс системы противовоздушной обороны. Бортовой компьютер рассчитал мёртвую зону для вертолёта, куда не проникали лучи радара, и Рихтер прижался к самой земле. Он закончил сближение в трех милях от радиолокационной станции, но ниже её, и теперь пришло время осуществить то, для чего и был спроектирован «команч».

Рихтер поднялся над последним холмом, и его радар обшарил местность, раскинувшуюся перед ним. Память бортового компьютера выбрала из множества очертаний на аэродроме два самолёта Е-767, и перед пилотом вспыхнул дисплей оружия, находящегося в его распоряжении. Е-767 были опознаны как цели один и два. Пилот выбрал ракеты «хеллфайр» класса «воздух — земля», люк внизу вертолёта открылся, и Рихтер дважды нажал кнопку пуска. Ракеты сорвались с направляющих и помчались к авиабазе, расположенной в пяти милях впереди.

Цель номер четыре представляла собой высотный многоквартирный дом и, к счастью, находилась на верхнем этаже. «Зорро-3» подлетел к городу с юга, и теперь пилот развернул свою машину, стараясь найти освещённое окно. Вот, наконец. Это не электрический свет в комнате, подумал пилот, скорее включённый телевизор. Впрочем, в данном случае и этого достаточно. Он воспользовался режимом ручного наведения, чтобы замкнуться на голубом огоньке.

Козо Матцуда пытался понять, что заставило его оказаться замешанным в это дело, но всякий раз приходил к одному и тому же ответу. Он вложил средства в слишком большое количество предприятий и потому был вынужден вступить в союз с Яматой. Но где сейчас его друг? На Сайпане? Почему? Он нужен им здесь. Кабинет министров проявлял признаки беспокойства, и хотя ставленник Матцуды, входивший в состав кабинета, делал всё, что ему говорили, несколько часов назад он узнал, что министры начали думать независимо, сами по себе, а это было уже плохо. С другой стороны, происшедшее за последнее время тоже не вызывало оптимизма. Американцам удалось до определённой степени пробить брешь в противовоздушной обороне Японии, что оказалось весьма неприятным сюрпризом. Ну почему они не хотят понять, что войну пора кончать, что Марианские острова перешли под эгиду Японии раз и навсегда и что Америке придётся признать это? По-видимому, единственное, что они понимают, — это сила, но когда Матцуда и остальные дзайбацу пришли к выводу, что они в состоянии прибегнуть к силовому решению проблемы, американцев не охватила паника, на которую они рассчитывали.

А что, если… что, если американцы не отступят? Ямата-сан заверил всех, что они будут вынуждены сдаться, но ведь он также заверил их, что может подорвать финансовую систему США, однако американцы каким-то образом сумели вывернуться из сложного положения, ещё более ловко, чем противники в ходе мушаши — схватки на мечах, за которой он наблюдал сейчас по ночной программе телевидения. Теперь отступать нельзя. Необходимо вести войну до победного конца, потому что в противном случае всем им угрожает крах… даже более страшный, чем тот, что едва не разорил его промышленно-финансовую корпорацию в результате принятого им ошибочного решения. Ошибочное решение? — спросил себя Матцуда. Да, но ему удалось устоять, благодаря тому что он вступил в союз с Яматой, и если только его коллега поскорее вернётся в Токио и поможет дзайбацунавести порядок в правительстве, может быть, тогда…

Канал на экране телевизора неожиданно сменился. Странно. Матцуда взял пульт дистанционного управления и переключился на прежний, но канал сменился опять.

В пятнадцати секундах от цели пилот «Зорро-3» включил инфракрасный лазер, применявшийся для наведения противотанковой ракеты. Сейчас «команчем» управлял автопилот, что позволяло лётчику вручную вести ракету к цели. Ему и в голову не пришло, что инфракрасный луч лазера действует на такой же длине волны, что и простой пульт дистанционного управления, с помощью которого его дети дома, глядя в телевизор, переключают мультики.

253
{"b":"640","o":1}