ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Час назад пришлось потопить эсминец. Он мешал нам. Думаю, вертолёт успел взлететь с него. Готовы принять указания о дальнейшем полёте?

— Разве мы летим не на Уэйк?

— Нет. Вас ждёт авианосец — вот его координаты: двадцать пять северной широты, один-пятьдесят восточной долготы. Повторяю, два-пять северной и один-пять-ноль восточной.

Рихтер дважды повторил координаты, и Клаггетт подтвердил, что пилот правильно их запомнил. Целый авианосец для нас? — подумал Рихтер.

— Понял, сэр. Очень вам благодарен.

— Спасибо, что вы сбили японский вертолёт, «Инди».

К кабине подошёл матрос и постучал по металлической обшивке, показывая вверх большим пальцем. Затем он передал пилоту бейсбольную кепку с надписью «Теннесси». Тут Рихтер заметил, как оттопыривается нагрудный карман на форменке матроса. Он протянул руку и бесцеремонно вытащил оттуда начатую пачку сигарет. Матрос рассмеялся и бросил Рихтеру свою зажигалку.

— Всем отойти! — крикнул пилот. Матросы палубной команды отступили назад, но в этот момент из люка вынырнул матрос с термосом и передал его Рихтеру. После этого пилот опустил фонарь кабины и включил двигатели. Не прошло и минуты, как его «команч» поднялся, уступив место второму вертолёту, а сам Рихтер начал патрулирование. Ещё через тридцать секунд пилот сделал первый глоток кофе. По вкусу он отличался от армейского и казался намного более гражданским. Сюда бы ещё немного «Хеннесси», и напиток был бы что надо, подумал он.

— Сэнди, посмотри на север! — послышался сзади голос стрелка-радиста как раз в тот момент, когда шасси второго «команча» коснулось палубы подводной лодки.

* * *

Шесть «иглов» пали жертвой первого залпа американских ракет, а ещё два оказались повреждёнными и повернули назад, сообщили операторы с американских АВАКСов. Сам Санчес не видел этого, потому что уходил от приближающихся вражеских истребителей. Теперь на смену «томкэтам» пришли «хорнеты». Операция протекала успешно. Японцы, взлетевшие на форсированном режиме двигателей, преследовали американцев, отгоняя их подальше от острова — или так им казалось. На экране опасности Санчес заметил приближающиеся ракеты, Но изготовлены они были в Америке, и он знал, на что они способны.

— Что это? — удивился Ореза.

Сначала в воздухе промелькнула всего лишь тень. По какой-то причине аэродром остался освещённым, и они увидели, как над концом взлётно-посадочной полосы Коблера пронеслась одиночная жёлтая полоса. Затем она резко пошла вниз и ударилась о середину дорожки, нос у неё отвалился, и на асфальт высыпалось множество маленьких круглых предметов. Два или три шарика взорвались, но остальные исчезли из виду, слишком незаметные, после того как упали. Затем мелькнула вторая тень, третья и несколько других, проделавших то же самое — за исключением одной, устремившейся прямо к башне управления полётами и взорвавшей её, а вместе с нею и радиостанцию, через которую осуществлялось управление японским авиакрылом.

Дальше к югу, на по-прежнему освещённом поле гражданского аэропорта, у терминала или на стояночных площадках, виднелись четыре «Боинга-747». К аэропорту ничто не приближалось. На востоке располагались готовые к открытию огня пусковые установки «пэтриот», но они уже выпустили первые залпы, и теперь обслуживающий персонал готовил к установке новые пакеты с ракетами, подсоединяя их к фургонам управления, а на это требовалось время. «Пэтриотам» удалось сбить несколько приближавшихся крылатых ракет, но далеко не все.

— Интересно, крылатые ракеты не нацелены на зенитные пусковые установки, — заметил вслух Чавез, думая о том, что вообще-то им следовало находиться в укрытии, но… но никто не уходил с улицы — все с захватывающим интересом наблюдали за происходящим, словно это был фейерверк в честь Дня независимости.

— Стараются избегать районов с гражданским населением, Динг, — ответил Кларк.

— Неплохо задумано. Между прочим, что это за фокус с фамилией Келли?

— Это моя настоящая фамилия, — заметил старший оперативник.

— Джон, а сколько тех подонков ты убил собственными руками? — поинтересовался Ореза.

— Что? — вздрогнул Чавез.

— Давным-давно, когда мы оба были молодыми, вот этот твой босс занимался охотой за торговцами наркотиками, насколько я припоминаю.

— Ничего этого не было, Португалец, честное слово, — ухмыльнулся Джон и покачал головой. — По крайней мере никто ничего не сможет доказать, — добавил он. — Ведь я погиб, верно?

— В таком случае ты выбрал такие же инициалы, как и тот парень, приятель. — Ореза сделал паузу. — Что будет дальше?

— Не имею представления. — Ореза не имел допуска, который позволял бы познакомить его с предстоящей операцией, да и сам Кларк ещё не знал, осуществима ли она. Через несколько секунд кому-то пришло в голову отключить электричество и в южной части острова.

* * *

Вертолёт, взлетевший с палубы «Мутсу», сообщил о появлении на поверхности американской подводной лодки, но ничего больше. В результате один из «конго» поднял в воздух свой противолодочный вертолёт «сихоук», направлявшийся сейчас к югу. Туда же летели два самолёта Р-3 «Орион», однако вертолёт с двумя торпедами прибудет к цели раньше их. Он летел на высоте двухсот футов, не включая радиолокатор, но с мигающими навигационными огнями, которые казались очень яркими на экране перед Рихтером.

— Здесь почему-то оживлённое движение, — заметил пилот. Он находился на высоте пятисот футов, когда над горизонтом появилась новая цель. — «Пит кру», это ведущий «Инди». К нам приближается ещё один вертолёт.

— Сбивай его!

— Понял. — Рихтер увеличил скорость и полетел на перехват. У военно-морского флота, подумал он, не возникает проблем с принятием решений. Встречный курс гарантировал быстрое сближение. Рихтер выбрал из своего арсенала «стингер» и выстрелил с расстояния пять миль. Кто бы ни был в этом вертолёте, он не ожидал встретить здесь вражескую авиацию, а холодная вода внизу создавала отличный контраст для боеголовки теплового наведения. «Сихоук» взорвался и рухнул в море, оставив Рихтера в неведении уцелели ли члены его экипажа. Но он не мог заниматься спасательными работами и потому не подлетел поближе, чтобы проверить.

Второй «команч» успел заправиться и патрулировал над подводной лодкой, ожидая возвращения ведущего. Рихтер промчался низко над субмариной в знак прощального приветствия и полетел дальше. У него не было ни времени, ни топлива для того, чтобы медлить.

— Вы обратили внимание на то, что мы превратились теперь в авианосец? — спросил Кен Шоу, наблюдая за тем, как палубная команда заканчивает заправку третьего и последнего гостя. — Наша авиация даже сбила вертолёты противника.

— Хотелось бы поскорее снова стать подводной лодкой, — проворчал Клаггетт. Наконец фонарь кабины опустился, вертолёт взлетел и матросы начали наводить порядок на палубе. Через пару минут работа была закончена. Один из старшин сбросил за борт ставшее ненужным снаряжение, махнул рукой в сторону паруса и спустился в люк, захлопнув над собой крышку.

— Очистить мостик! — скомандовал Клаггетт, оглянулся вокруг и нажал кнопку микрофона. — Погружение!

— Но у нас ещё не проверена герметизация, — возразил боцман в боевой рубке.

— Ты слышал приказ, — проворчал вахтенный офицер. По его команде открыли клапаны, и главные балластные цистерны начали заполняться водой. Указатель герметичности верхнего люка изменился на дисплее с кружка на вертикальную черту, через мгновение в боевой рубке появился Клаггетт и закрыл нижний люк. Теперь герметизация лодки завершилась.

— Мы готовы к погружению. Быстро уходим!

* * *

— Это подводная лодка, — произнёс младший лейтенант. — Она погружается — продувает цистерны..

— Расстояние?

— Для этого мне придётся перейти на активный режим гидролокации, — предупредил офицер-акустик.

— Тогда действуйте! — яростно прошипел Угаки.

269
{"b":"640","o":1}