ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но ведь это так несправедливо, — покачала головой Барбара Линдерс, выслушав Мюррея.

— Нет, Барбара, так и должно быть, это необходимо. — Мюррей старался говорить мягко и убедительно. — И знаете почему? Да потому, что, когда завершится процедура импичмента, ни у кого не останется ни малейших сомнений в его вине. Рассмотрение сенатом дела по обвинению вице-президента США превратится в простую формальность, затем этот сукин сын предстанет перед окружным судом и окажется за решёткой, как самый обычный преступник. Действительно, вам придётся пережить нелёгкое время, но, когда он окажется в тюрьме, ему там будет намного труднее. Такова наша юридическая система. Она далека от идеальной, но другой у нас нет. А когда все закончится, Барбара, к вам вернётся чувство собственного достоинства и никто больше не сможет отнять его у вас.

— Я не собираюсь больше прятаться, мистер Мюррей, — ответила она.

Да, мисс Линдерс заметно изменилась за эти две недели, подумал Мюррей, её воля окрепла. Нельзя сказать, что у неё стальной характер, но чувствовалась решительность и стремление добиться справедливости. Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы выдержать предстоящие испытания. Соотношение дел сейчас шесть к пяти в её пользу, решил он.

— Зовите меня Дэн, Барбара. Все друзья зовут меня так.

* * *

— О чём ты не захотела говорить в присутствии Бретта?

— У нас есть парень в Японии, на нелегальном положении… — начала Мэри-Пэт, не называя имени Чета Номури. Её рассказ продолжался несколько минут.

Суть рассказа ничуть не удивила Райана. Это он выдвинул подобное предложение несколько лет назад, прямо здесь, в Белом доме, обращаясь к тогдашнему президенту США Фаулеру. Многие государственные служащие, уходя в отставку, тут же становились лоббистами или консультантами японских корпораций, если не самого японского правительства, неизменно получая намного более высокое жалованье, чем то, что им раньше платили американские налогоплательщики. Это обстоятельство беспокоило Райана. Хотя само по себе такое поведение не являлось нарушением существующих законов, оно было по меньшей мере неэтичным. Но это ещё не все. Трудно представить, чтобы жалованье увеличивалось на порядок только потому, что человек переходил из одного кабинета в другой. От него требовалось нечто ещё. По-видимому, происходил процесс вербовки, и при этом бывший чиновник соглашался на какие-то условия. Вербуемый агент, как это случается во всех формах шпионажа, должен доказать свою ценность для вербовщика, сделать же это можно только одним путём — чиновники начинают передавать ценную информацию, все ещё находясь на государственной службе. А это уже не просто нарушение этики, нет, такое поведение подпадало под статью 18 Уголовного кодекса США — шпионаж. Совместная операция ЦРУ и ФБР «Сандаловое дерево» проводилась для расследования всех обстоятельств подобных действий, и Номури принимал в ней непосредственное участие.

— Есть какие-нибудь результаты по интересующему нас вопросу?

— Ничего конкретного, — ответила Мэри-Пэт. — Зато мы получили любопытную информацию относительно Хироши Гото. У него немало порочных привычек. — Она подробно объяснила, каких именно.

— Он не любит нас, верно?

— Зато любит американских девушек — если это можно назвать любовью.

— Боюсь, что нам будет трудно воспользоваться подобной информацией. — Райан откинулся на спинку кресла. Ему было отвратительно слышать такое, как и всякому отцу, старшая дочь которого вот-вот начнёт встречаться с юношами, нечто уже само по себе не слишком приятное для любого отца. — Там много американок, и мы не можем оградить всех. — Голос его звучал не слишком убедительно.

— Нет, Джек, тут что-то неладно.

— Почему ты так считаешь?

— Не знаю. Может быть, из-за его вызывающей враждебности. Не забудь, в ближайшее время он может стать их премьер-министром. Японское правительство, находящееся сейчас у власти, нельзя назвать особенно устойчивым. Гото пользуется поддержкой промышленных магнатов и крайних националистов. Ему следует вести себя соответственно занимаемому положению, а не заигрывать с молоденькими девушками, выставляя это напоказ…

— Там другая культура, другие правила поведения. — Сказав это, Райан почувствовал, что где-то допустил промах. Он прикрыл на мгновение усталые глаза, и тут же в его мозгу всплыли слова миссис Фоули. Эта девушка — американская гражданка, Джек, сказала Мэри-Пэт. Мы состоим на службе у народа Америки. Он снова открыл глаза. — Насколько хорош этот твой агент?

— Умный, проницательный, уж шесть месяцев находится в Японии.

— Ему удалось завербовать кого-то?

— Нет, у него приказ не торопиться. Там нужно вести себя крайне осторожно. Он установил контакт с парой недовольных японцев и старается сблизиться с ними.

— Ямата и Гото… Но ведь это бессмысленно, чепуха какая-то. Ямата только что приобрёл контрольный пакет на Уолл-стрите, корпорация «Коламбус групп». Раньше её президентом был Джордж Уинстон. Я знаком с ним.

— Он занимался инвестициями?

— Да. Джордж выдвинул корпорацию в число ведущих на Уолл-стрите и решил, что с него достаточно. Тут же появился Ямата, выкупил контрольный пакет акций корпорации и занял его место. Речь идёт об огромных деньгах, МП, — чтобы получить возможность действовать на фондовой бирже, нужно заплатить как минимум сотню миллионов долларов. А теперь ты пытаешься убедить меня, что политический деятель, открыто заявляющий о своей неприязни к Соединённым Штатам, действует рука об руку с промышленником, только что вложившим колоссальные средства в нашу финансовую систему. Кто знает, может быть, Ямата просто пытался убедить Гото относиться к Америке более лояльно.

— Что тебе известно о Ямате? — спросила Мэри-Пэт. Её вопрос захватил Джека врасплох.

— Мне? Да ничего, просто имя. Он стоит во главе огромной промышленной корпорации. Ты включила его в число тех людей, чьим поведением нам следует заинтересоваться?

— Совершенно верно.

— МП, ты уверена, что твоя операция достаточно запутана? — чуть криво усмехнулся Райан. — Может быть, стоит усложнить её ещё больше?

* * *

В штате Невада ждали, когда солнце исчезнет за вершинами гор, чтобы приступить к обычным плановым учениям, правда, с включёнными в последнюю минуту изменениями. Армейские уоррент-офицеры прошли огонь и воду, но с первых же дней пребывания в «Стране грёз», как по-прежнему называли служащие ВВС свой секретный полигон у озера Грум-лейк, испытывали недоумение. Здесь проводились испытания самолётов, построенных по технологии «стелс», и повсюду виднелись радиолокационные станции и другие системы слежения за воздушными целями, назначением которых было определить, насколько невидимыми являются эти цели. После того как солнце окончательно зашло и безоблачное небо потемнело, они забрались в свои вертолёты и взлетели для проведения ночных испытаний. Цель сегодняшней операции заключалась в том, чтобы подобраться к авиабазе Неллис, условно обстрелять её и незамеченными вернуться на аэродром Грум-лейк. Поставленная задача была достаточно сложной.

Джексон в качестве начальника J-3 — отдела планирования боевых операций — наблюдал за недавним прибавлением к семье летательных аппаратов, изготовленных с использованием технологии «стелс». Для этой цели — а ещё больше для осуществления специальных операций — у вертолёта «Команч» было немало любопытных достоинств, и он быстро становился самой модной игрушкой в Пентагоне. Армия утверждала, что они сегодня продемонстрируют волшебное зрелище, заслуживающее особого внимания, и адмирал прибыл сюда для того, чтобы убедиться в этом…

— Огонь, огонь, огонь! — скомандовал уоррент-офицер по своему каналу радиосвязи девяносто минут спустя. И тут же, уже по системе внутренней связи, заметил: — Господи, какое фантастическое зрелище!

На аэродроме авиабазы в Неллисе базировалось самое большое авиакрыло истребителей ВВС, а сегодня к нему присоединились ещё две временно прибывших сюда эскадрильи, готовые к участию в проходящей сейчас операции «Красный флаг». Таким образом у двадцатимиллиметровой авиационной пушки «Команча» оказалось свыше сотни целей, и прежде чем развернуться и покинуть позицию, уоррент-офицер провёл стволом пушки по стоящим на земле рядам истребителей. Отсюда он видел ярко освещённые казино Лас-Вегаса. Вертолёт резко накренился, описывая дугу и уступая огневую позицию двум другим «Команчам», затем снизился до пятидесяти футов и помчался над неровной песчаной поверхностью на северо-восток.

27
{"b":"640","o":1}