ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

— Что это за вспышки? — удивлённо спросил второй пилот. Авиалайнер только что пересёк линию горизонта, чуть левее своего коридора, и определить расстояние было невозможно. Но вспышки были яркими, и одна превратилась в светящуюся полосу, врезавшуюся в море. В темноте появились новые огненные полосы бело-жёлтого цвета, стремительно перемещающиеся справа налево. Теперь всё стало ясно. — Вот в чём дело!

— Башня управления полётами Сайпана, это «Джал — семь-ноль-два», мы в двух сотнях миль от вас. Что происходит? Приём. — Ответа не последовало.

— Возвращаемся в Нариту? — спросил второй пилот.

— Нет! Продолжим полет по маршруту, — ответил Торахиро Сато.

* * *

Лишь благодаря высокому профессионализму он не дал волю ярости. Ему уже удалось уклониться от двух вражеских ракет, и майор Широ Сато не поддался панике несмотря на то, что случилось с его ведомым. На экране своего радиолокатора он видел более двадцати целей, находящихся за пределами дальности, и хотя несколько истребителей его эскадрильи выпустили в них ракеты AMRAAM, Сато выжидал. Он видел также, что его самолёт ведут многие радары противника, но с этим ничего не поделаешь. Сато бросал свой истребитель из стороны в сторону, испытывая огромные перегрузки, и продолжал сближаться с вражескими самолётами на режиме форсажа. То, что началось как обычное воздушное сражение, превратилось теперь в беспорядочную схватку, где один истребитель преследовал другой, не обращая внимания на то, что происходит по сторонам, — подобно самураям, сражающимся в темноте. Сейчас он повернул на север, выбирая ближайшие отражённые сигналы, означающие самолёты противника. Бортовая система «свой — чужой» автоматически послала запрос, Сато убедился, что перед ним вражеский истребитель, нажал на кнопку пуска ракет с головками самонаведения и тут же бросил свой «игл» в крутой поворот, направляясь на юг. Он рассчитывал на такой бой, где противники соревнуются друг с другом, где искусство одного противостоит искусству другого в чистом небе. Здесь же шла хаотическая свалка в темноте, и майор просто не знал, кто одерживает верх, а кто терпит поражение. Оставалось одно — развернуться и лететь домой. Мужества у него хватало, но американцы выманили японские истребители так далеко от базы, что топлива едва оставалось на обратный полет. Сато так и не узнает, попали его ракеты в цель или прошли мимо. Проклятие!

Он в последний раз включил форсаж, чтобы оторваться от преследования, уходя вправо и оставляя поле битвы для истребителей, приближающихся с юга. Это, по-видимому, самолёты с Гуама. Сато мысленно пожелал им удачи.

* * *

— Внимание «Орлов», это ведущий «Орёл». Выходите из боя. Повторяю, выходите из боя! — Санчес находился сейчас далеко от места, где шло воздушное сражение. Ему хотелось сидеть за штурвалом «хорнета», а не как сейчас — более тяжёлого и большого «томкэта». Он услышал ответные сигналы подтверждения, и хотя потерял несколько истребителей своего авиакрыла, да и бой прошёл не совсем так, как он рассчитывал, успех был на стороне американцев. Санчес повернул на север, покидая район боя, и, посмотрев на приборы, проверил запас топлива. Тут он увидел мигающие навигационные огни в направлении на десять часов.

— Боже мой, Бад, это авиалайнер! — воскликнул офицер электронного обеспечения, сидевший позади него. — На нём логотип «Джал». — Это было очевидно по стилизованному красному журавлю на вертикальном стабилизаторе.

— Нужно предупредить его об опасности. — Санчес включил навигационные огни и приблизился к авиалайнеру слева. — «Джал-747», «Джал-747», это самолёт ВМС США у вашего левого борта.

— Кто вы? — послышался голос на частоте авиационных радиопереговоров.

— Истребитель Военно-морских сил США. Сообщаем вам, что в этом районе идёт воздушный бой. Советую повернуть назад. Приём.

— У меня не хватит горючего.

— Тогда летите на Иводзиму. Там есть аэродром, только будьте осторожны — к юго-западу от взлётно-посадочной полосы возвышается радиомачта. Приём.

— Спасибо, — прозвучал короткий ответ. — Продолжаю полет по своему маршруту. Конец связи.

— Кретин, — произнёс Санчес, но перед этим отпустил кнопку передачи. Офицер, сидевший сзади, полностью согласился с пилотом. Во время настоящей войны они сбили бы вражеский авиалайнер, но эта не была настоящей. По крайней мере такое решение приняли наверху. Санчесу не суждено было узнать об ужасающих последствиях своей роковой ошибки.

— Капитан, но это очень опасно!

— Аэродром на Иводзиме не освещается. Мы подлетим к Сайпану с запада и обойдём район воздушного боя, — произнёс Сато, не обращая внимания на предостережение. Он изменил курс на западный, и второй пилот промолчал, решив не вмешиваться в действия капитана.

* * *

— Гидролокатор в активном режиме по правому борту, пеленг ноль-один-ноль, низкочастотный, по-видимому, подводная лодка. — Эта новость была неожиданной и неприятной.

— Готовиться к пуску! — немедленно скомандовал Клаггетт. Он безжалостно гонял команду «Теннесси» именно на такой случай, а на подводных ракетоносцах всегда были лучшие торпедисты флота.

— Готовим аппарат четыре, — ответили из торпедного отсека. — Открываем люк. Аппарат заполнен водой. Торпеда готова к пуску.

— Первоначальный курс ноль-один-ноль, — доложил прокладчик, посмотрев на планшет, где данных почти не было. — Отсечь провода, переход на активный режим поиска с тысячи ярдов.

— Готово!

— Пуск! — приказал Клаггетт.

— Пуск четвёртой, четвёртая ушла! — выкрикнул торпедист, едва не сломав в спешке пусковую ручку.

* * *

— Расстояние до цели четыре тысячи метров, — доложил акустик. — Крупная подводная цель, скулой к нам. Паразитные, паразитные — он выпустил торпеду!

— Мы тоже. Первая, вторая — пуск! — выкрикнул Угаки. — Лево на борт, — скомандовал он, как только вторая торпеда покинула торпедный аппарат. — Полный вперёд!

* * *

— Слышу торпеду в воде. Две торпеды, пеленг ноль-один-ноль. Действуют в поисковом режиме, — доложил старший акустик.

— Проклятие! Такое уже однажды было, — пробормотал Шоу, вспомнив пережитые им моменты ужаса на ракетоносце «Мэн». Армейский лейтенант и его старший сержант только что вошли в боевую рубку, чтобы поблагодарить капитана за отлично проведённую операцию по заправке вертолётов. Они замерли у входа, глядя по сторонам и чувствуя растущее напряжение.

— Отсек шестидюймовых приманок, пуск.

— Пускаю приманки. — Через секунду послышалось лёгкое шипение сжатого воздуха.

— У нас приготовлен ПШИДД? — спросил Клаггетт, хотя и знал, что уже отдал такой приказ.

— В аппарате два, сэр, — послышался ответ торпедиста.

— Приготовиться к пуску.

— Готово, сэр.

— О'кей. — Капитан третьего ранга Клаггетт позволил себе сделать глубокий вдох и подумать. У него оставался выбор, хотя и небольшой. Насколько «умны» японские торпеды? «Теннесси» шёл десятиузловым ходом, не получив новых приказов об изменении курса и скорости после погружения, находясь на глубине трехсот футов. Хорошо.

— Шестидюймовый отсек, приготовиться к пуску трех приманок расходящимися курсами по моей команде.

— Готовы, сэр.

— Торпедный отсек, установить на ПШИДДе глубину триста футов, на этой глубине максимально крутая циркуляция. Перевести в активный режим сразу после выстрела.

— Люк открыт… аппарат заполнен водой.

— Пуск!

— ПШИДД пущен, сэр.

— Шестидюймовый отсек, пуск!

Корпус «Теннесси» снова вздрогнул, когда в морскую глубину вырвались три приманки и подводный имитатор шумов субмарины, созданный на основе торпеды Мк-48. Теперь у приближающихся торпед окажется весьма привлекательная цель.

— Всплываем! Экстренное всплытие!

— Экстренное всплытие, понял, — отрепетовал боцман и протянул руку к клапану продува цистерн сжатым воздухом. — Вертикальные рули поднять!

270
{"b":"640","o":1}