ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джек кивнул, принимая поздравления, однако на этот раз он знал — что-то надвигается. Он достаточно долго прослужил в Белом доме, чтобы догадаться, что сейчас ему на голову обрушится тяжёлый мешок с песком. Проблема заключалась лишь в том, что он не знал, почему на него падает этот мешок.

— Господин президент, я получаю удовлетворение от… ну, от того, что служу своей стране. Спасибо, что вы верили мне и терпели, когда я…

— Джек, где была бы наша страна без людей вроде тебя? — Дарлинг повернулся к жене Райана. — А вы знаете, Кэти, чем занимался Джек на протяжении всех этих лет?

— Чтобы Джек посвящал меня в свои тайны? — Она от души рассмеялась.

— Эл?

— Ну что ж, Кэти, настало время, когда вам предстоит узнать о деятельности своего мужа, — произнёс конгрессмен к смущению Джека.

— Я всегда мучалась догадками, — тут же призналась она. — Я хочу сказать, между вами такие дружеские отношения, но когда вы встретились впервые несколько лет назад…

— На ужине, перед вылетом Джека в Москву? — Трент отпил глоток белого калифорнийского вина. — В тот раз он организовал бегство из Москвы председателя тогдашнего советского КГБ.

— Что?

— Расскажи нам, Эл, у нас много времени, — попросил Дарлинг. Его жена, Энн, тоже сгорала от нетерпения. Трент закончил повествование через двадцать минут, рассказав присутствующим о нескольких старых происшествиях, несмотря на неодобрительное выражение на лице Джека.

— Вот какой у вас муж, доктор Райан; — заметил президент, когда Трент замолчал.

Теперь Джек не сводил взгляда с конгрессмена. Что последует дальше?

— Джек, наша страна нуждается в тебе снова, теперь в последний раз, и после этого мы отпустим тебя, — произнёс Трент.

— А именно? — Господи, только не пост посла, обычная почётная ссылка для высокопоставленного чиновника, подумал Райан. Дарлинг поставил бокал на стол.

— Джек, моя главная задача в течение девяти следующих месяцев будет заключаться в том, чтобы стать избранным на новый срок. Предстоит тяжёлая предвыборная кампания, и на неё уйдёт много времени, даже при самых благоприятных обстоятельствах. Ты нужен мне в моей команде.

— Сэр, но я уже…

— Джек, я предлагаю тебе пост вице-президента, — невозмутимо произнёс Дарлинг. В зале воцарилась тишина. — Как ты знаешь, с сегодняшнего дня эта должность стала вакантной. Пока я не принял решения, кто станет моим вице-президентом на второй срок, и не настаиваю на том, чтобы ты занимал этот пост больше чем… одиннадцать месяцев? Подобно тому как Рокфеллер был вице-президентом при Джерри Форде. Мне нужен человек, пользующийся всеобщим уважением, кто мог бы заниматься государственными делами в моё отсутствие. Это должен быть человек, хорошо разбирающийся в международной обстановке, кто мог бы навести порядок во внешнеполитических делах нашего государства. Кроме того, — добавил он, — я знаю, что тебе хочется уйти с государственной службы. Ты сделал достаточно много. А после пребывания на посту вице-президента ты уже не сможешь занимать никакой должности в правительстве.

— Одну минуту, — прервал его Джек. — Но ведь я даже не в вашей партии.

— Когда готовился проект американской Конституции двести лет назад, предполагалось, что пост вице-президента займёт тот, кто проиграет в президентской гонке, а следовательно, принадлежит к оппозиционной партии. Джеймс Мэдисон и остальные отцы демократии исходили из того, что патриотизм должен восторжествовать над партийной принадлежностью. Правда, они ошиблись, — признал Дарлинг. — Но в данном случае, Джек, я ведь знаю тебя. Я не собираюсь использовать тебя в качестве политика. Тебе не придётся произносить речи, пожимать руки и целовать младенцев.

— Никогда не бери в руки ребёнка, чтобы поцеловать его, — предостерёг Трент. — Он обязательно срыгнёт на тебя, и кто-нибудь неминуемо сфотографирует этот момент. Если уж хочешь поцеловать ребёнка, пусть он остаётся на руках у матери. — Этот разумный совет опытного политического деятеля несколько разрядил атмосферу.

— Твоя работа будет заключаться в том, чтобы должным образом организовать деятельность Белого дома, заниматься проблемами национальной безопасности и помогать в решении внешне политических вопросов. А потом ты станешь свободным человеком, Джек, раз и навсегда, и никто не сможет пригласить тебя обратно на службу, — пообещал Дарлинг.

— Боже мой, — в голосе Кэти прозвучала надежда.

— Ведь вы хотели этого, доктор Райан, правда?

Кэролайн кивнула.

— Да. Но… но я совсем не разбираюсь в политике.

— Счастливая! — заметила Энн Дарлинг. — Как бы мне хотелось быть на вашем месте!

— Но моя работа…

— Вы будете по-прежнему ею заниматься. Кроме того, вместе с этой должностью ваша семья получает отличный дом, — добавил президент. — К тому же временно. — Он повернул голову к Райану. — Что скажешь, Джек?

— Почему вы считаете, что меня утвердят на этом посту?

— Этим уж займёмся мы, — уверенно заявил Трент. По его голосу было ясно, что вопрос предрешён.

— И вы не будете настаивать, чтобы я…

— Даю слово, — торжественно произнёс президент. — Все твои обязательства кончаются в будущем январе.

— А как относительно того, что ведь на посту вице-президента я стану президентом Сената и в случае равного количества голосов мой голос…

— Думаю, мне следует сказать, что я буду говорить тебе, как голосовать — да, буду, но я знаю, что ты все равно станешь голосовать так, как велит тебе твоя совесть. Это не явится причиной разногласий между нами. Между прочим, если бы я не был уверен в твоей способности самостоятельно принимать решения, то не сделал бы этого предложения.

— К тому же в ближайшем будущем на повестке дня нет вопросов, которые могут потребовать твоего решающего голоса, — заметил Трент. Об этом уже говорили накануне.

— Мне кажется, что нам следует уделить больше внимания укреплению вооружённых сил страны, — сказал Джек.

— Если ты выдвинешь такое предложение, я включу его в проект бюджета на будущий год. В этом вопросе ты преподал мне наглядный урок, и может понадобиться твоя помощь, чтобы убедить Конгресс в необходимости подобных мер.

— Они прислушаются к твоему мнению, Джек, — заверил его Трент.

Боже мой, подумал Райан, жалея теперь, что слишком приналёг на вино. Как и следовало ожидать, он посмотрел на жену. Их взгляды встретились, и она кивнула. Ты уверена? — сказал его взгляд. Она снова кивнула.

— Господин президент, принимая во внимание условия сделанного мне предложения и только до конца срока вашего пребывания на этом посту, я согласен.

Роджер Дарлинг дал знак агенту Секретной службы — она передаст Тиш Браун, что можно готовить пресс-релиз для утренних газет.

* * *

Ореза поднялся на борт своей яхты впервые с того момента, как Барроуз поймал и доставил на берег первого тунца. Они вышли в море до рассвета, и, когда стемнело, инженер вернулся в порт с ещё одним удачным уловом, а потом отправился в аэропорт и вылетел в Гонолулу рейсом авиакомпании «Континентал». После выхода на работу сослуживцы услышат немало интересного — и не только о рыбной ловле, — но он не скажет ни слова о снаряжении, выброшенном шкипером за борт, как только берег скрылся из виду. Было так жалко выбрасывать фотоаппараты и дорогие осветительные приборы, но Барроуз пришёл к выводу, что на то есть какая-то весомая причина.

Кларку и Чавезу все ещё под прикрытием документов русских журналистов удалось пробиться на рейс авиалайнера «Джал», вылетающего в токийский аэропорт Царита. В самолёте они увидели хорошо одетого мужчину в наручниках и под охраной вооружённых офицеров. С расстояния в двадцать футов, когда арестованного вели в салон первого класса, Динг Чавез посмотрел в глаза человека, приказавшего убить Кимберли Нортон. На мгновение он пожалел, что у него нет пистолета или хотя бы ножа. Через два долгих часа они прибыли в Японию и тут же перешли в международный терминал. Для них были забронированы места первого класса на самолёте авиакомпании «Джал» до Ванкувера, откуда они полетят в Вашингтон уже на американском самолёте.

277
{"b":"640","o":1}