ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Умереть, чтобы проснуться
Эринеры Гипноса
Принц инкогнито
Паутина миров
Соглядатай
Невеста
Песнь Кваркозверя
Список желаний Бумера
Туннель в небе. Есть скафандр – готов путешествовать (сборник)
Содержание  
A
A

— Доброе утро, — обратился к пассажирам капитан сначала на японском и потом на английском языке. — С вами говорит капитан Сато. Я приветствую вас на борту нашего авиалайнера. По пути следования хорошая погода, дует попутный ветер, и мы надеемся прибыть в Ванкувер примерно в семь утра по местному времени. — Его голос казался механическим, как это обычно бывает, когда речь доносится из дешёвых динамиков, но пилоты вообще предпочитают говорить, словно роботы.

— Слава Богу, — пробормотал Кларк по-английски. Он рассчитал в уме, что они будут в Виргинии часов в девять или десять вечера.

— Я хочу жениться на вашей дочери, мистер К. Попрошу её руки, как только мы вернёмся домой. — Вот, подумал он, наконец-то я сказал это. Кларк посмотрел на него таким взглядом, что Динг похолодел.

— Когда-нибудь ты узнаешь, Динг, что значат эти слова для отца. — Он хочет жениться на моей маленькой девочке? — промелькнуло в голове Кларка, ощутившего острую душевную боль.

— Не хотите, чтобы в вашей семье появился цветной?

— Нет, дело совсем не в этом. Скорее… ну, черт побери, Динг, не говори глупостей. Куда проще произнести фамилию Чавез, чем Войхоевич. Если она согласна, то у меня не будет возражений.

Неужели все так просто? — удивился про себя Динг.

— А я думал, что ты прикончишь меня на месте.

Кларк усмехнулся.

— Нет, для этого я предпочитаю огнестрельное оружие. Мне казалось, что ты знаком с моими привычками.

* * *

— Президент не мог выбрать более достойного человека, — сказал Сэм Феллоуз, выступая по телевизионной программе «Доброе утро, Америка». — Я знаю Джека Райана почти восемь лет. Он один из самых способных представителей правительства. Теперь я могу сообщить вам, что именно он сыграл особенно видную роль в прекращении военных действий против Японии, а также в урегулировании финансового кризиса.

— Ходили слухи о его службе в ЦРУ…

— Вы знаете, что я не имею права разглашать секретную информацию. — Эти сведения просочатся из других источников, и в настоящий момент сенаторы, представляющие обе партии знакомились с переданными им документами. — Могу лишь сказать, что доктор Райан служил своей стране с максимальной честностью и преданностью. Не припоминаю ни одного сотрудника разведывательных служб, кто заслужил бы такое уважение и доверие, как Джек Райан.

— Но десять лет назад у него был инцидент с террористами. Разве у нас был хотя бы один вице-президент, который своими руками…

— Убивал людей? — Феллоуз укоризненно покачал головой, глядя на ведущего. — Многие президенты и вице-президенты служили в армии. Джек защищал свою семью от жестоких и беспощадных преступников, как это сделал бы любой американец. Могу со всей ответственностью заявить, что в штате Алабама, где я живу, никто не упрекнул бы мужчину за это.

— Спасибо, Сэм, — пробормотал Райан, глядя на телевизионный экран у себя в кабинете. Предполагалось, что первая волна репортёров обрушится на него через тридцать минут, а ему ещё предстояло прочитать ознакомительные материалы и несколько страниц инструкций, присланных ему Тиш Браун. Не говорить слишком быстро. Не давать прямых ответов на вопросы, затрагивающие важные политические темы.

Я просто скажу, что рад работать в одной команде с президентом, сказал себе Райан. И буду отвечать на вопросы по одному. Разве не об этом говорят новичкам-бейсболистам? Всему своё время.

* * *

«Боинг-747» совершил посадку даже раньше, чем обещал пилот. Однако от этого мало пользы, если тебе нужно лететь следующим рейсом. Хорошо, что сначала выпустили из самолёта пассажиров первого класса, а ещё лучше оказалась предусмотрительность консульской службы, представитель которой встретил их у трапа и быстро провёл через таможенный контроль. Оба спали во время перелёта, но их биологические часы не успели перевестись на местное время. Два часа спустя из аэропорта Ванкувера вылетел потрёпанный самолёт Л-1011 авиакомпании «Дельта», который направился в международный аэропорт Даллеса.

* * *

Капитан Сато остался в своём кресле. Одной из проблем международных рейсов являлось однообразие. Терминал Ванкувера мог находиться практически в любом городе мира, разве что лица здесь принадлежали гайджинам. Ему придётся провести в Ванкувере сутки, прежде чем он вернётся обратно в Токио, ведя самолёт, наполненный, без сомнения, японскими бизнесменами, спасающимися из Америки.

И вот так пройдёт теперь вся его жизнь — он будет перевозить людей, которых не знает, в города, его не интересующие. Если бы только он остался служить в силах самообороны — может быть, там он добился бы большего успеха, принёс бы какую-то пользу. Сато был лучшим пилотом в одной из лучших авиакомпаний мира, и его мастерство лётчика… но ему не суждено узнать это, а теперь он будет и дальше ещё одним капитаном на ещё одном авиалайнере, перевозя людей в ту страну, которая лишила чести его нацию, и доставляя их обратно в униженную Японию. Ну что ж. Он встал из своего кресла, собрал путевые карты и другие необходимые документы, уложил их в сумку и спустился из самолёта. Вход в здание аэропорта был уже пустым, и он вышел из переполненного людьми, но безликого терминала. В газетном киоске Сато увидел газету «США сегодня», взял её, посмотрел на первую страницу и увидел фотографии. Сегодня в девять вечера? В этот миг на него нашло озарение, представлявшее по сути дела всего лишь уравнение, в котором составляющими были расстояние, время и скорость.

Сато ещё раз оглянулся вокруг, затем направился к администратору аэропорта. Ему была нужна метеорологическая карта. Он уже знал время прибытия.

* * *

— Мне хотелось бы уладить один момент, — проговорил Джек, чувствуя себя теперь в Овальном кабинете более привычно.

— О чём идёт речь?

— О президентском помиловании агента ЦРУ.

— В чём он обвиняется? — спросил Дарлинг, чувствуя, что тяжёлый мешок с песком вот-вот обрушится на его голову, и не зная причины.

— В убийстве, — честно признался Райан. — Так уж случилось, что этим делом занимался мой отец, когда я учился в колледже. Те, кого убил этот человек, заслуживали смерти.

— Это не решение проблемы. Даже если они и заслуживали смерти, он не имел права убивать их.

— Эти заслуживали. — Кандидат в вице-президенты в течение нескольких минут объяснил суть дела. Магическим словом было «наркотики», и президент наконец кивнул.

— Что случилось с ним после этого?

— Он стал одним из лучших оперативников ЦРУ. Между прочим, это он захватил Куати и Госна в Мехико-Сити.

— Тот самый?

— Да, сэр. Он заслуживает того, чтобы ему вернули его имя.

— О'кей. Я позвоню министру юстиции, и мы постараемся сделать это без лишнего шума. У тебя есть ещё какие-нибудь просьбы? — спросил президент. — Знаешь, для дилетанта ты обретаешь политическую хватку удивительно быстро. Между прочим, сегодня утром ты превосходно провёл встречу с представителями средств массовой информации.

Райан кивнул, довольный комплиментом.

— Адмирал Джексон. Он отлично справился с полученным заданием, но о нём, думаю, позаботится командование военно-морского флота.

— Внимание, проявленное президентом, ещё никогда не вредило служебной карьере офицера. В любом случае мне хотелось бы встретиться с ним. Между прочим, ты прав. Очень разумное предложение — побывать на Марианских островах.

* * *

— Никаких потерь, — сказал Чеймберз, — и большое число одержанных побед. — Если так, то почему он не испытывает чувства удовлетворения?

— Как с теми японскими лодками, которые потопили «Шарлотт» и «Эшвилл»? — спросил Джоунз.

— Со временем мы узнаем это, но по крайней мере одна из них, скорее всего, потоплена. — Такое суждение основывалось на голой статистике, но казалось более чем вероятным.

— Ты хорошо поработал, Рон, — заметил Манкузо. Джоунз погасил сигарету в пепельнице. Теперь ему снова придётся бросать курить. И теперь он понял, что такое война, и, слава Богу, ему не пришлось ни в одной из них участвовать. Может быть, это занятие для молодых. Но он выполнил свой долг и знал, что, если повезёт, ему больше никогда не доведётся стать её свидетелем. В конце концов, куда лучше следить за китами.

278
{"b":"640","o":1}