ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Дорогая, нам нужно придумать кодовую кличку.

— Как тебе нравится «Пожарник»?

— Может быть, «Пожарный»?

— Но ведь они оба мужчины. — По её лицу промелькнула улыбка.

— Хорошо. Между прочим, Лялин говорит, что у них неплохие лингвистические способности.

— От них требуется словарный запас, необходимый лишь для того, чтобы заказать ланч и спросить, где находится туалет. — Оба знали, что овладеть японским языком — дело непростое, бросающее серьёзный вызов человеческому интеллекту. — А тебе не приходило в голову, что они будут говорить по-японски с русским акцентом?

Последствия этого оба поняли почти одновременно.

— Значит, работа под двойной крышей?

— Пожалуй… — Мэри-Пэт едва не рассмеялась. — Ты считаешь, у кого-нибудь могут возникнуть возражения?

Оперативникам ЦРУ запрещалось выдавать себя за журналистов — американских, разумеется. Это правило недавно скорректировали по настоянию Эда, указавшего на то, что многие агенты, завербованные его оперативниками, были журналистами из стран третьего мира. Оба оперативника, выделенные для проведения операции, отлично говорили по-русски, а потому их нетрудно будет выдать за русских журналистов, правда? Это являлось нарушением духа, но не буквы закона — у Эда Фоули временами тоже появлялись ковбойские устремления.

— Да конечно, — согласилась Мэри-Пэт. — Кларк спрашивает, дадим ли мы ему возможность проверить существование агентурной сети «Чертополох»?

— Об этом придётся говорить с Райаном или с президентом. — Эд снова предпочёл проявить осторожность.

Однако его жена проявила настойчивость.

— Нет, в этом нет необходимости. Разрешение требуется в том случае, если мы захотим пользоваться агентурной сетью. Для проверки существования сети разрешения не требуется. — Её серо-голубые глаза сверкнули — это было признаком того, что она намерена добиться своего.

— Дорогая, черта, разделяющая эти два понятия, слишком уж размыта, — предостерёг её Эд. Но именно за то он и любил жену, что она временами шла на такой риск. — Впрочем, мне нравится эта мысль. Ладно, но только для того, чтобы убедиться в существовании агентурной сети.

— Вот и хорошо, дорогой. А мне уж начало было казаться, что придётся воспользоваться своей властью. — Всякий раз, когда жена прибегала к прерогативам занимаемой должности, Эд ощущал потом сладость мести.

— Не забудь только вовремя приготовить ужин, Мэри. Распоряжения я отправлю в понедельник.

— Нам придётся заехать в универсам «Джайант». Дома нет хлеба.

* * *

Конгрессмен Элан Трент из Массачусетса находился в Хартфорде, штат Коннектикут. Он решил отдохнуть в субботу и посмотреть баскетбольный матч между командами Массачусетского университета и Университета Коннектикута, поскольку обе команды соперничали в нынешнем году, борясь за первенство в региональном чемпионате. Однако это не освобождало его от работы, и потому с ним приехали два помощника, а вскоре ожидали ещё и третьего — с новыми материалами. Трент удобно разместился в отеле «Шератон», рядом со спорткомплексом «Хартфорд-Сивик-арена». Он чувствовал себя здесь более комфортно, чем в служебном кабинете, и лежал на кровати, обложившись бумагами, — как Уинстон Черчилль, подумал Трент, только без бокала шампанского. На тумбочке рядом с кроватью зазвонил телефон. Он не протянул к нему руку. На то у него был помощник, и Трент привык не обращать внимания на звонки.

— Эл, это Джордж Уайли из «Диарфилд ауто». — Уайли вкладывал немалые средства в политические кампании Трента, к тому же ему принадлежала крупная фирма в избирательном округе конгрессмена. По этим двум причинам он имел право обращаться к Тренту всякий раз, когда считал необходимым.

— Каким образом, черт побери, ему удалось найти меня здесь? — спросил Трент, обращаясь к потолку, и протянул руку за трубкой. — Привет, Джордж, как жизнь?

Помощники конгрессмена наблюдали за тем, как их босс поставил стакан с содовой на тумбочку и взял блокнот. Рядом с Трентом всегда лежали карандаши и блокнот для записей. В том, что он принялся быстро делать заметки на открытой странице, не было ничего необычного, а вот сердитое выражение лица сразу насторожило помощников. Конгрессмен сделал жест в сторону телевизора и скомандовал:

— Си-эн-эн!

Картинка появилась на экране в один из самых удачных моментов. После минутной рекламы и краткого вступления Трент увидел лицо Боба Райта. На этот раз передача велась в записи и была отредактирована. Появилось изображение Ребекки Аптон в куртке с логотипом Национального департамента безопасности на транспорте, наблюдающей за тем, как две искареженные «кресты» грузят на трейлер.

— Проклятье, — пробормотал старший помощник конгрессмена.

— Значит, топливные баки? — спросил Трент в трубку, затем с минуту внимательно слушал. — Вот ублюдки! — разъярённо проворчал он. — Спасибо, что позвонил, Джордж. Я немедленно займусь этим. — Трент положил трубку и сел. Правая рука с вытянутым пальцем указывала на старшего помощника. — Немедленно свяжитесь с дежурной сменой Национального департамента безопасности на транспорте в Вашингтоне. Я хочу поговорить с этой девушкой прямо сейчас. Узнайте её имя, номер телефона, где она находится. Затем соедините меня с министром транспорта. — Он снова склонился над документами, пока его помощники взялись за телефоны. Подобно большинству членов Конгресса, Трент старался предельно использовать возможности своего мозга и уже давно научился не разделять служебное время и увлечения. Скоро он уже ворчал относительно дополнения к материалам Министерства внутренних дел, касающегося Национальной службы охраны лесов, и делал пометки на полях зелёным карандашом. Это было почти крайним выражением недовольства, хотя помощники заметили, как его рука с красным карандашом застыла над чистой страницей большого блокнота. Сочетание красного карандаша и мелованной бумаги означало, что Трент чем-то крайне взволнован.

* * *

Ребекка Антон сидела за рулём своего универсала «ниссан», следуя за грузовиками, направлявшимися в Нашвилл. Там она сначала проследит, как разместят обгоревшие остатки двух «крест», а затем встретится с начальником местного отделения департамента, чтобы начать подготовку к официальному расследованию происшествия — тут будет масса бумаготворчества, она не сомневалась, и ей показалось странным, что она не чувствует себя расстроенной из-за сорванного уик-энда. Занимаемая ею должность позволяла пользоваться сотовым телефоном, но она прибегала к нему только для служебных разговоров, да и то, когда это было совершенно необходимо. Мисс Аптон работала в департаменте всего десять месяцев и за это время ещё ни разу не достигла минимума расходов на сотовую связь, за которые правительство платило телефонной компании. Телефон в её автомобиле ещё никогда не звонил, и она удивлённо посмотрела на него, когда раздался низкий гудок.

— Алло? — ответила она, подняв трубку и полагая, что кто-то ошибся номером.

— Ребекка Аптон?

— Да. С кем я говорю?

— Одну минуту, — произнёс мужской голос. — С вами хочет побеседовать конгрессмен Трент.

— Что? Кто?

— Алло? — послышался другой голос.

— Кто это?

— Вы Ребекка Аптон?

— Да, это я. А кто вы?

— Меня зовут Элан Трент, я член Конгресса США от суверенного штата Массачусетс. — Массачусетс, как при малейшей возможности заявит любой избранный здесь представитель, является не просто «штатом», а непременно с прибавкой «суверенный». — Я нашёл вас через дежурную смену в центре Национального департамента безопасности на транспорте. Ваш начальник — Майкл Циммер, и его телефонный номер в Нашвилле…

— Хорошо, сэр, я вам верю. Чем могу помочь?

— Это ведь вы расследуете дорожно-транспортное происшествие на автомагистрали I-40?

— Да, сэр.

— Расскажите мне о том, что вам удалось выяснить.

— Сэр, — произнесла Ребекка, сбавляя скорость, чтобы подумать, — мы вообще-то даже не начали расследование, и я не могу…

50
{"b":"640","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
В погоне за счастьем
Больше жизни, сильнее смерти
Сад бабочек
Просто гениально! Что великие компании делают не как все
Что скрывают красные маки
Все наши ложные «сегодня»
Медсестра спешит на помощь. Истории для улучшения здоровья и повышения настроения
Бородатая банда
Алхимик (сборник)