ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дочь лучшего друга
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Таинственный портал
Что посеешь
Закон охотника
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Тайна зимнего сада
Мусорщик. Мечта
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Содержание  
A
A

— Послушайте, леди, я не прошу, чтобы вы делали выводы. Мне нужно всего лишь узнать причину, по которой вы решили приступить к расследованию происшествия. Я занимаю высокий пост и потому могу вам помочь. Если вы согласитесь на сотрудничество, я обещаю, что министр транспорта узнает, какой вы многообещающий молодой инженер. Она — моя хорошая знакомая, понимаете? Мы с нею вместе с дюжину лет заседали в Конгрессе.

Господи, подумала Ребекка Аптон. Разглашение информации, связанной с ведущимся расследованием, нарушает этику и все правила, может быть, даже является противозаконным. С другой стороны, разве расследование началось? А ведь она, как и все, хочет, чтобы её заметили и продвинули по службе. Девушка не знала, что для человека на другом конце канала сотовой связи короткое молчание было красноречивее всяких слов, да и в любом случае не могла видеть улыбку на лице мужчины в номере хартфордского отеля «Шератон».

— Сэр, как мне, так и полиции, прибывшей на место происшествия, кажется, что на обоих автомобилях произошло нарушение герметичности топливных баков, что и стало причиной пожара, унёсшего столько жизней. В результате произведённого мной осмотра не удалось обнаружить обстоятельств, которые могли бы объяснить столь странную ситуацию. Вот почему я собираюсь обратиться к своему начальнику с предложением провести расследование и найти причину этого.

— Бензин начал сочиться из обоих баков? — спросил мужской голос.

— Да, сэр, но всё было гораздо хуже. Оба бака не выдержали столкновения и разрушились.

— Что-нибудь ещё?

— Пока больше ничего. — Аптон сделала паузу. Может быть, этот Трент действительно упомянет её имя в разговоре с министром? Если так… — Видите ли, мистер Трент, в этом происшествии есть что-то непонятное. Я по образованию инженер-механик и как смежный предмет изучала и сопротивление материалов. Скорость столкновения не может объяснить столь полное разрушение обоих баков. Существуют федеральные стандарты безопасности, определяющие структурную прочность автомобилей и их комплектующих, и эти параметры намного превосходят те условия, которые я видела на месте происшествия. Полицейские, с которыми мне довелось говорить, придерживаются той же точки зрения. Понадобится провести кое-какие тесты, чтобы убедиться окончательно, но сейчас я выразила своё впечатление. Извините, но пока не могу сказать ничего более определённого.

Эта молодая девушка далеко пойдёт, сказал себе Трент в гостиничном номере хартфордского «Шератона».

— Спасибо, мисс Аптон. Я оставил номер своего телефона в вашем отделении в Нашвилле. Позвоните мне, когда вернётесь. — Он положил трубку и на минуту задумался, затем повернулся к младшему помощнику, — Свяжитесь с министром транспорта и скажите ей, что эта Аптон — блестящий молодой инженер. Впрочем, нет, соедините меня с ней — я сам поговорю с министром. Пол, насколько хорошо оборудована лаборатория Национального департамента безопасности на транспорте для проведения научных исследований такого рода? — спросил Трент. Ему все больше казалось, что он походит на Черчилля, планирующего высадку в Европе. Ну, может быть, не совсем… подумал Трент.

— У них хорошая лаборатория, но в университете…

— Вы правы. — Трент нашёл свободную кнопку на телефоне и набрал номер, который помнил наизусть.

* * *

— Добрый день, конгрессмен, — произнёс Билл Шоу, говоря в сторону многоканального телефона и глядя на Дэна Мюррея. — Между прочим, нам нужно встретиться на следующей неделе и…

— Мне нужна помощь, Билл.

— Какая именно, сэр? — Избранники народа при разговоре по официальным вопросам, даже для директора ФБР, всегда были «сэр» или «мэм». Это особенно относилось к конгрессмену, являющемуся председателем Комитета по вопросам разведки и входящему в состав ещё двух ключевых комитетов — юридического и финансового. К тому же при всей своей личной… эксцентричности Трент всегда хорошо относился к бюро и его критика была справедливой. Однако суть вопроса сводилась к следующему: все три занимаемых им поста в комитетах Конгресса оказывали самое непосредственное воздействие на ФБР. Шоу слушал Трента и делал заметки. — Специальный агент, возглавляющий наше отделение в Нашвилле, — Брюс Клири, но нам понадобится официальный запрос о помощи со стороны Министерства транспорта до того, как мы сможем… Хорошо, буду ждать её звонка. Рад оказать всяческое содействие, сэр. Да, сэр. до свиданья. — Шоу поднял голову. — Какого черта Эл Трент поднял такой шум из-за автокатастрофы в Теннесси?

— А какое отношение имеем мы к этому делу? — задал более разумный вопрос Мюррей.

— Трент настаивает, чтобы наша лаборатория оказала помощь Национальному департаменту безопасности на транспорте в научно-судебной стороне расследования. Позвони Брюсу и скажи, чтобы он выделил своего лучшего технического специалиста. Это происшествие случилось только сегодня утром, а Тренту нужны результаты уже вчера.

— В прошлом он когда-нибудь обращался к нам за такой срочной помощью?

— Ни разу, — покачал головой Шоу. — Думаю, нам следует оказать ему всяческую поддержку, чтобы заручиться его помощью в будущем. На предстоящей встрече он будет присутствовать вместе с председателем комитета. Ты не забыл, нам придётся обсудить вопрос о допуске Келти к секретной информации?

На столе Шоу зазвонил телефон.

— Министр транспорта на третьей линии, директор.

— Этот Трент, — заметил Мюррей, — действительно обращается в самые высокие инстанции, да ещё на исходе субботы. — Он встал и отправился к телефону в противоположном углу кабинета, пока директор ФБР разговаривал с членом кабинета министров. — Соедините меня с нашим отделением в Нашвилле, — сказал Дэн.

* * *

Двор полицейского департамента, где стояли разбитые или краденые автомобили, входил в состав гаража, обслуживающего полицейские машины штата. Ребекке Аптон ещё не приходилось бывать здесь, однако водители грузовиков оказались тут частыми гостями и следовать за ними было просто. Полицейский у ворот крикнул водителю первого грузовика, куда ставить машину, за ним последовал второй, и следом въехал автомобиль инженера НДБТ. Они направились к пустому — или почти пустому — участку двора. Там стояло шесть полицейских машин — две с полицейскими знаками и мигалками и ещё четыре, ничем не отличающиеся от гражданских, — а также с десяток чиновников, причём все, как показалось Аптон, занимающие важные должности. Один из них был боссом молодого инженера, и лишь теперь она начала по-настоящему понимать, насколько серьёзным становится дело.

В здании гаража находилось три гидравлических подъёмника. Обе «кресты» сгрузили во дворе, затем вручную закатили внутрь и поставили на стальные направляющие подъёмников. Тут же их одновременно подняли, позволив все растущей толпе осмотреть снизу разбитые и обгоревшие автомобили. Аптон оказалась самой невысокой, и ей пришлось расталкивать собравшихся, чтобы пройти вперёд. В конце концов, дело вела она, по крайней мере ей так казалось. Фотограф начал съёмку, и Аптон заметила на футляре аппарата жёлтую надпись «ФБР». Какого черта? — удивилась девушка.

— Определённо конструктивный дефект, — произнёс капитан полиции штата, занимающийся расследованием дорожно-транспортных происшествий. Остальные согласно закивали.

— Где здесь поблизости находится лучшая научная лаборатория? — спросил небрежно-одетый мужчина.

— Можно начать с Университета Вандербильта, там отличное оборудование и персонал, — заявила Ребекка. — А ещё лучше прибегнуть к помощи Ок-Риджской национальной лаборатории.

— Вы — мисс Аптон? — спросил мужчина. — Меня зовут Брюс Клири, я из ФБР.

— Но какое отношение имеет…

— Мэм, я выполняю приказы. — Он улыбнулся и продолжил: — Министерство транспорта обратилось к нам с просьбой оказать помощь в расследовании этого происшествия. Сюда уже вылетел наш старший специалист из лаборатории ФБР в Вашингтоне. — Причём на самолёте Министерства транспорта, не как-нибудь, подумал Клири, но промолчал. Ни он ни другие сотрудники его отделения в Нашвилле ещё никогда не занимались расследованием дорожно-транспортных происшествий, однако распоряжение последовало лично от директора ФБР, и ничего другого знать ему не требовалось.

51
{"b":"640","o":1}