Содержание  
A
A
1
2
3
...
90
91
92
...
284

Им повезло.. В крошечном вестибюле здания не было никого, так что их появление оказалось незамеченным. Оперативники поднялись по лестнице на второй этаж, затем прошли по коридору до самого конца, дверь, ведущая в комнату Нортон, должна оказаться слева. Номури хорошо справился со своим заданием. В тускло освещённом коридоре было пусто. Кларк быстро шёл впереди. Замок оказался простым. Динг стоял настороже. Кларк достал отмычку, сумел сразу открыть замок и распахнул дверь. Они вошли в комнату и лишь затем поняли, что операция провалилась.

Кимберли Нортон была мертва. Она лежала на коврике — футоне, — её шёлковое дорогое кимоно собралось складками чуть ниже колен, обнажая ноги. Тело уже окрашивала трупная бледность. Кровь под воздействием силы тяжести скапливалась внизу. Скоро верхняя часть тела станет пепельно-серой, а нижняя — темно-бордовой. Какая жестокая штука смерть, подумал Кларк. Мало того что она похитила у девушки жизнь, она похитила у неё и красоту. Кимберли Нортон прежде была красива — но разве не в этом и заключается причина её смерти? Джон сравнил лицо трупа с фотографией, и у него мелькнула мысль, что девушка чем-то напоминает его младшую дочь Пэтси. Он передал фотографию Дингу. Интересно, заметит ли молодой парень это мимолётное сходство?

— Это она.

— Да, Джон, — хрипло прошептал Чавез. — Она. — Короткое молчание. — Проклятье, — тихо выругался он, закончив осмотр трупа. Его лицо исказила гримаса ярости. Значит, Динг тоже обратил на это внимание, понял Кларк.

— Фотоаппарат у тебя с собой?

— Да. — Динг достал из кармана брюк миниатюрную камеру.

— Собираешься исполнять обязанности полицейского?

— Конечно.

Кларк наклонился, начал осматривать мёртвое тело и сразу понял, что вряд ли сумеет сделать это достаточно квалифицированно. Он не обладал опытом патологоанатома, хотя был давно знаком со смертью. Чтобы сделать правильные выводы, нужны профессиональные медицинские знания. Вот… едва заметная маленькая впадина у вены в верхней части ступни. Значит, увлекалась наркотиками? Если это так, то девушка относилась к наркотикам с большой осторожностью, подумал Джон, всегда стерилизовала иглу шприца и… он осмотрел комнату. Вот. Бутылка алкоголя, пластмассовый пакет с ватными тампонами и одноразовыми пластиковыми шприцами.

— Что-то я больше не вижу следов от уколов.

— Они не всегда бросаются в глаза, — заметил Чавез. Кларк вздохнул, развязал пояс кимоно и распахнул полы. Тело девушки под кимоно было обнажённым.

— Проклятье! — прошипел Чавез, заметив светлую жидкость на внутренней поверхности бёдер.

— В данном случае ты выбрал удивительно неподходящее слово, — прошептал в ответ Кларк. Он почувствовал, что впервые за много лет едва не теряет самообладание. — Начинай фотографировать.

Динг не ответил. Раз за разом сверкала вспышка и жужжала автоматическая перемотка плёнки. Он запечатлел все так, как это мог бы сделать профессиональный судебный фотограф. Кларк стал закрывать полами кимоно мертвенно-бледное тело, словно стараясь вернуть девушке достоинство, отнятое у неё смертью и людьми, лишившими её жизни.

— Минуту… посмотри на левую руку.

Кларк наклонился к левой руке. Один ноготь был сломан. Все остальные были аккуратно подстрижены и покрыты бесцветным лаком. Он осмотрел их. Под ногтями виднелось что-то.

— Может быть, она кого-нибудь поцарапала? — спросил Кларк.

— Посмотри, мистер К, нет ли на теле мест, где она могла поцарапать себя?

— Нет.

— Значит, когда это случилось, кто-то с ней был. Осмотри ещё раз её лодыжки, — настойчиво посоветовал Чавез.

На левой ступне, там, где остались следы укола, виднелись синяки, почти скрытые распространяющейся трупной бледностью.

Чавез сделал последний снимок. — Я так и думал, — заметил он.

— Объяснишь потом. А сейчас уходим. — Джон встал. Меньше чем через минуту они вышли через чёрный ход, миновали извилистый переулок и оказались на широкой улице. Здесь им предстояло ждать машину.

— Как раз вовремя, — произнёс Чавез, когда полицейский автомобиль остановился у дома номер восемнадцать. Прошло ещё несколько секунд, и подъехала машина со съёмочной телевизионной группой.

— Ты только посмотри, как здорово, а? Они произведут осмотр места происшествия и придут к логическому выводу… Так что ты хотел сказать, Динг?

— Все не так просто, мистер К. Это должно выглядеть как смерть от слишком большой дозы наркотиков, правда?

— Конечно. У тебя есть сомнения в этом?

— Когда вводишь себе слишком большую дозу героина, смерть наступает мгновенно. Раз — и до свиданья. Однажды мне довелось видеть, как парень сделал такое — давно, ещё в молодости, — так он даже не успел выдернуть иглу из вены, понимаешь? Сердце останавливается, лёгкие перестают дышать, наступает конец. И уж никак нельзя встать, положить на столик шприц и снова лечь, верно? Синяки на ноге. Кто-то всадил в неё иглу. Её убили, Джон. И, похоже, изнасиловали.

— Я осмотрел принадлежности. Все изготовлено в США. Они здорово подготовились. Полиция прекратит расследование, закроет дело, обвинит в смерти саму девушку и её семью. Одновременно это будет хорошим уроком для собственных граждан. — Кларк поднял голову и посмотрел на выезжающий из-за угла автомобиль. — А у тебя острый глаз, Динг.

— Спасибо, босс. — Чавез снова замолчал, чувствуя, что теперь, когда он бессилен что-то предпринять и может только думать о происшедшем, в нём опять начинает подниматься волна гнева. — Знаешь, мне очень хотелось бы встретиться лицом к лицу с тем, кто виновен в её смерти.

— Такой возможности у нас не будет. Почему бы не помечтать, а?

— Я знаю, но в своё время мне довелось быть ниндзей, помнишь? Можно было бы позабавиться, особенно если действовать голыми руками.

— Рискуешь переломать кости, причём очень часто собственные.

— Было бы приятно посмотреть ему в глаза, когда это произойдёт.

— Тогда поставь на винтовку хороший оптический прицел, — посоветовал Кларк.

— Да, пожалуй, — согласился Чавез. — Слушай, мистер К., что это за человек, который может получить наслаждение от такого?

— Психически ненормальный ублюдок, Доминго. Когда-то мне доводилось встречаться с подобными мерзавцами.

Машина остановилась перед ними. Прежде чем сесть в неё, чёрные глаза Чавеза глянули прямо в глаза Кларка.

— Может быть, мне всё-таки удастся встретиться с ним лицом к лицу, Джон. Иногда судьба — рок — выкидывает любопытные штуки. Очень забавные.

— Где она? — спросил Номури, сидевший за рулём.

— Поехали, — сказал ему Кларк.

— Вы бы только послушали. Гото, — заметил Чёт, отъезжая от тротуара и пытаясь понять, что же случилось.

* * *

— Девушка мертва, — сообщил Райан президенту меньше чем через два часа, ровно в час дня по вашингтонскому времени.

— Она умерла своей смертью? — спросил Дарлинг.

— Чрезмерная доза наркотика, введённая, по-видимому, кем-то. Сделаны фотографии. Должны прибыть сюда через тридцать шесть часов. Наши парни едва успели уехать с места происшествия, как появилась японская полиция.

— Одну минуту, Джек, не так быстро. Ты утверждаешь, что её убили?

— Таково мнение наших оперативников, господин президент.

— Они достаточно подготовлены, чтобы сделать такой вывод?

Райан опустился в кресло и решил объяснить чуть подробнее.

— Да, сэр, старший из наших агентов кое-что понимает в этом деле.

— Весьма обтекаемая формулировка, — сухо заметил президент. — Мне не следует знать какие-то детали, как ты считаешь?

— В данный момент не вижу причин для этого, сэр.

— Дело рук Гото?

— Скорее одного из его людей. Вообще-то все станет ясно после того, как мы получим заключение японской полиции. Если в нём будет что-то, расходящееся с нашей информацией, тогда станет ясно, что дело сфабриковано. Не так уж много людей, обладающих достаточным влиянием, чтобы отдать приказ о подтасовке данных полицейского расследования. — Райан помолчал, потом заговорил снова: — Сэр, у меня есть информация, полученная от ещё одного независимого источника относительно репутации этого человека. — Он повторил все, что узнал от Крис Хантер.

91
{"b":"640","o":1}