ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Если хотите, я только что испёк булочки.

— Отличная мысль.

— Ты звал меня? — просунул голову, в отсек Боб Хольцман. Как и всякий другой мужчина на борту, он выглядел небритым.

Джек молча передал ему газету, развёрнутую на странице со статьёй.

— Что это?

— Читай.

Хольцман умел быстро читать.

— Господи, неужели это правда?

— Либби давно занималась этим?

— Первый раз слышу — о черт, мне очень жаль, Джек.

Райан кивнул, и на его лице появилась улыбка, ничуть не отражающая его мрачного настроения.

— Да, я тоже только что проснулся.

— Это действительно правда?

— Наш разговор не для печати, согласен?

— Да.

— ФБР вело расследование этого дела уже довольно долго. Даты, указанные в статье Либби, близки к истине — мне придётся свериться со своими записями. Меня пригласили на брифинг по этому вопросу из-за степени допуска Келти примерно в тот самый момент, когда разразился скандал по поводу торговли с Японией, — проинструктировали, о чём мне можно говорить с ним, о чём нельзя, — ты ведь понимаешь, как обстоит дело, верно?

— Понимаю. А какова ситуация в данный момент?

— Председатель юридического комитета и его заместитель ознакомлены с материалами обвинения. Знают об этом также Эл Трент и Сэм Феллоуз из комитета по разведке. Ни у кого и в мыслях не было помешать отправлению правосудия, Боб. Насколько мне известно, президент вёл себя в этом деле очень достойно. Келти предстанет перед комитетом Конгресса, и, после того как будет решён вопрос о его импичменте, если дело зайдёт так далеко…

— Это неизбежно, — прервал его Хольцман.

— А вот я не уверен. — Райан покачал головой. — Если Келти найдёт хорошего адвоката, то постараются договориться, не доводя дело до отрешения от должности, как это случилось с Агнью. Если же Келти подвергнется процедуре импичмента, затем предстанет перед судом Сената и те признают его виновным, даже Господь Бог не поможет ему перед судом присяжных.

— Да, пожалуй, — согласился Хольцман. — Значит, ты утверждаешь, что ошибочно не само обвинение против Келти, а роль президента в этом деле?

— Совершенно верно. Если кто-то и чинит помехи на пути правосудия, то мне об этом не известно, а ведь меня ознакомили со всеми аспектами дела.

— Ты беседуешь с Келти?

— Нет, ничего серьёзного мы не обсуждаем. По тем проблемам, которые входят в сферу интересов Келти, я информирую его помощника по национальной безопасности, а он информирует своего босса. Согласись, вряд ли я смог бы относиться к Эду с достаточной объективностью. У меня две дочери.

— Значит, тебе известны все подробности обвинения?

— Нет, только в общих чертах. Мне ведь не нужно знать их. Но я хорошо знаком с Мюрреем. Если Дэн говорит, что у него есть убедительные доказательства, значит, дело обстоит именно так — Райан допил кофе и протянул руку за свежей булочкой. — Президент не — подчёркиваю — не пытается мешать процессу над Келти. Дело было отложено, чтобы не мешать решению других проблем, вот и все.

— Но ведь поступать так тоже не следует, — напомнил Хольцман и взял булочку.

— Чёрт возьми, Боб! Прокуроры назначают дату слушания дела в суде, не так ли? И в этом случае было решено назначить соответствующий день, ничего больше. — Хольцман прочитал по выражению лица Райана, чего тот хотел от него, и кивнул.

— Я передам ей все, что ты мне сказал.

Было слишком поздно принимать меры, направленные на то, чтобы уменьшить причинённый ущерб. Почти все политические деятели в Вашингтоне просыпаются рано. Они пьют кофе, внимательно читают газеты, проверяют свои факсы в поисках дополнительных материалов и звонят по телефону. За последнее время они все чаще стали подключаться к компьютерным терминалам и получать через них электронную почту. Это делается для того, чтобы выйти из дома, зная, что готовит им наступающий день. Многие члены палаты представителей Конгресса получили утром факсимильные экземпляры статьи Лиз Хольцман с сопроводительной пометкой, указывающей на огромную важность данной проблемы. В таких пометках использовались различные кодовые фразы в зависимости от того, какая фирма по связи с общественностью обслуживает данного конгрессмена, однако смысл всех фраз был одинаковым. Многим членам палаты представителей пришлось отказаться от противодействия принятию закона о реформе торговли, зато сейчас возникла возможность расквитаться. И они не упустили своего шанса.

Замечания их делались главным образом не для печати. «Это представляется нам очень серьёзной проблемой», — говорилось чаще всего. Выражение «Мы сожалеем, что президент счёл возможным вмешаться в рассмотрение уголовного дела» тоже встречалось очень часто. Звонившие директору ФБР Уильяму Шоу получали ответ «без комментариев», причём обычно пояснялось, что ФБР никогда не высказывает своей точки зрения по любому расследованию, чтобы не помешать будущему рассмотрению дела в суде — если таковое попадёт в суд — и не затронуть гражданские права обвиняемого. Подобное пояснение редко включалось в публичные заявления политических деятелей, и при таком толковании фраза «без комментариев» начинала звучать особенно зловеще.

Обвиняемый по этому делу проснулся в своём доме на территории военно-морской обсерватории на Массачусетс-авеню, Норт-Уэст, и обнаружил, что его старшие помощники уже приехали и ждут в гостиной первого этажа.

— Ну и стерва, — заметил Эд Келти. Это было все, что он мог сказать. Не имело смысла пытаться опровергать факты, приведённые в статье. Подчинённые знали его для этого слишком хорошо. Склонность вице-президента к амурным похождениям была им известна. Подобная черта не являлась редкостью у политических деятелей, да и к тому же он старался не афишировать свои любовные связи.

— Лайза Берринджер… — выдохнул вице-президент, читая статью. — Ну почему они не могут оставить в покое бедную девушку? — Он вспомнил, какое потрясение испытал, узнав о её смерти, о том, как она погибла, расстегнув пристежной ремень и направив автомобиль на скорости девяносто миль прямо на опору моста. Судебно-медицинский эксперт говорил о неудачном выборе такого метода самоубийства. Когда к месту трагедии приехала машина «скорой помощи», Лайза всё ещё была жива, несколько минут стонала и мучилась. Такая славная девушка… Она просто не понимала жизни, хотела от него слишком многого. Может быть, ей казалось, что к ней он отнесётся иначе, не так, как к остальным любовницам. Ну что ж, подумал Келти, почему-то все они считают себя особенными, непохожими на других.

— Он бросил вас на произвол судьбы, — заметил один из помощников Келти. В конце концов, самым главным в этой истории была политическая уязвимость вице-президента.

— Это уж точно. — Вот ведь сукин сын, подумал Келти. После всего, что я сделал. — О'кей — какие предложения?

— Начать с того, что мы можем все отрицать, причём с чувством справедливого негодования, — произнесла глава администрации вице-президента и передала Келти лист бумаги. — Я уже подготовила пресс-релиз, ещё до полудня проведём пресс-конференцию. — Она уже позвонила полудюжине бывших и настоящих сотрудниц аппарата, которые согласились во время пресс-конференции находиться рядом со своим боссом. В каждом случае это была женщина, чью постель Келти осчастливил своим присутствием. Теперь они вспоминали о происшедшем с улыбкой. В конце концов, у великих людей тоже есть свои слабости. А у Эда Келти они более чем компенсировались той целеустремлённостью, с какой он занимался важными государственными делами.

Келти быстро дочитал текст, до конца. Единственная защита от совершенно ложных обвинений заключается в правде… нет ни малейших оснований для подобных обвинений… всем известно, что я отдаю все силы на службу обществу, например защищаю права женщин и национальных меньшинств… Я настаиваю (слово «требую» является неподходящим в этом контексте, посоветовал ему юрист) на немедленном обсуждении всех обвинений и на возможности защищаться от них самым решительным образом… нет ни малейших сомнений, что это связано с приближением выборов… сожалею, что такое беспочвенное обвинение пагубно скажется на нашем выдающемся президенте, Роджере Дарлинге…

99
{"b":"640","o":1}