ЛитМир - Электронная Библиотека

— Послушайте, — вмешался в разговор мистер Бабкок, глядя сквозь свой монокль, отчего стал походить на одноглазого дикобраза, — если мисс Бриггем не собирается танцевать кадриль с Уэсли, она, наверное, должна…

С мамочкиных губ сорвалась целая вереница стрекочущих звуков.

— Господи, — слабо проговорила она, — я сейчас упаду в обморок. Мистер Бабкок, и вы, мистер Уитмор, не проводите ли вы меня к моему мужу?

— Что с вами, мамочка? — спросила Самми, по опыту зная, что этого вопроса от нее ждут. И еще она знала, что мать ни за что не упадет в обморок, если рядом нет диванчика.

— Ничего страшного, милочка. Мне просто нужно немножко отдохнуть. Столько волнений, знаешь ли.

— Разрешите мне помочь вам, миссис Бриггем, — сказал лорд Уэсли, предлагая ей руку. Но она жестом отказалась от его забот.

— Со мной ничего не случится благодаря любезной помощи мистера Бабкока и мистера Уитмора. А вы пройдитесь по галерее. Нет надобности мне вас сопровождать. Отсюда я вижу, что по крайней мере дюжина гостей наслаждается там живописью.

И крепко схватив Бабкока и Уитмора под руки, мамочка увела их, еще немного пострекотав.

Самми наблюдала за лордом Уэсли краешком глаза и старалась скрыть улыбку при виде наполовину изумленного, наполовину насмешливого выражения, с которым он смотрел вслед ее матери.

— Ваша матушка весьма искусна в светских… — голос его замер, граф явно пытался подыскать точное слово.

— Манипуляциях? — подсказала Саманта.

Он повернулся к ней, уголки его губ приподнялись.

— Я хотел сказать — стратегии. — Он предложил ей руку. — Прогуляемся по галерее?

Самми заколебалась.

— Благодарю вас, милорд, за то, что вы меня спасли. Но нет больше необходимости продолжать эти хитрости.

— О каких хитростях вы говорите, мисс Бриггем?

— О таких. «Я провожу вас в галерею, чтобы вас не заставили танцевать с этими дура… то есть джентльменами». Я очень благодарна вам, но…

— Не стоит благодарности. Но это вовсе не хитрость. Я почту за честь находиться в вашем обществе.

Она посмотрела на него, ища признаки обдуманного умысла, к которым привыкла за эти две недели. К своему удивлению, ничего, кроме дружелюбной любезности, не увидела. И все же, без сомнения, лорд Уэсли хочет сопровождать ее только затем, чтобы расспросить о Похитителе Невест. Придется смириться с такой перспективой. Решив как можно скорее покончить с неприятным для нее разговором, Самми спросила:

— Зачем вам понадобилось мое общество?

Он наклонился к ней с видом заговорщика. Она с наслаждением ощутила исходивший от него запах чистоты, опасаясь в то же время услышать ответ на свой вопрос.

— Я обещал миссис Нордфилд посмотреть ее живопись, но она хотела, чтобы я сделал это вместе с ее незамужней дочерью. Вы окажете мне услугу, если сопроводите меня. — Он выпрямился. — Кроме того, я слышал, что эти картины… необычны, и хотел бы узнать ваше мнение.

— К сожалению, милорд, мои познания в искусстве весьма ограниченны.

— Замечу с полным уважением к нашей хозяйке, мисс Бриггем, что слово «искусство» не имеет ничего общего с тем, что нам предстоит посмотреть.

Смех запенился в горле у Самми. С этим человеком хотя бы забавно. А после того, как он спас ее от ужасов кадрили, она просто обязана оказать ему благодеяние.

Немного расслабившись впервые за несколько часов, Самми наклонила голову и продела руку под его подставленный локоть.

— Вы меня заинтриговали, лорд Уэсли. С удовольствием посмотрю галерею вместе с вами.

Глава 5

Эрик медленно шел по направлению к галерее, все время чувствуя маленькую ручку в перчатке, легко лежащую на его рукаве, и ощущая близость девушки.

— Вы меня заинтриговали, лорд Уэсли.

— Как и вы меня, мисс Бриггем.

От прикосновения ее изящной руки по руке у него забегали мурашки. Он не понимал, почему она вызывает у него такую реакцию, но сама реакция не вызывала сомнений.

Они остановились перед первой картиной. Краешком глаза он наблюдал, как Саманта целую минуту рассматривала картину, наклонив голову сначала направо, потом налево.

— Это очень… интересно, — сказала она наконец. Эрик взглянул на мешанину темных пятен краски.

— Отвратительная мерзость, — прошептал он.

С ее губ сорвался звук, похожий на хихиканье, и она торопливо откашлялась. Затем посмотрела на него, и его поразили ее глаза, в которых светился острый ум. За толстыми стеклами очков они казались очень большими. Глаза эти напомнили ему аквамарины — блестящие, сияющие, удивительно ясные.

Он внимательно всматривался в ее лицо, поднятое к нему. На маленьком носике россыпь бледных веснушек. Взгляд его переместился на ее губы и остановился на веснушке рядом с уголком верхней губы. Соблазнительно пухлые, губы казались слишком крупными для ее личика, обрамленного густыми каштановыми волосами. Несколько блестящих прядей выбились из прически. Его охватило желание запустить пальцы в эти растрепавшиеся локоны, и он нахмурил лоб.

Она придвинулась к нему ближе:

— Вы знаток искусства, милорд. Что значит эта картина?

Эрик вздохнул, и запах меда в сочетании с запахом свежевскопанной земли взбудоражил его. Он подавил желание улыбнуться. Эта девушка называет жаб, мышей и садовых змей своими любимцами, и этот запах говорил о том, что она копалась в земле, прежде чем явиться на прием к миссис Нордфилд, но запах меда был весьма аппетитным. До чего интригующее сочетание!

С трудом возвращаясь к ужасающей картине, он проговорил вполне серьезно:

— Это сарай во время необычайно сильной грозы. — Эрик указал на бесформенное коричневое пятно. — Здесь мы видим лошадь, которая мчится в конюшню. — Он посмотрел на Самми. — Вы согласны?

Она улыбнулась в ответ, и у него перехватило дыхание, как тогда, в коттедже. Улыбка придала ее лицу выражение лукавства и шаловливости.

— Хммм, — сказала она, постукивая пальцами по подбородку. — Мне кажется, на картине изображено дно озера.

— Вот как? А что же делает на дне лошадь?

— Но это пятно вовсе не лошадь, милорд. Это крупная рыба с открытым ртом.

— О! Я вижу, вы восхищаетесь моим портретом тети Либби, — сказала Лидия Нордфилд, подходя к ним. От нее не ускользнуло, что мисс Бриггем держит графа под руку.

— Удивительное исполнение, — пробормотал он с напускной серьезностью. — Мы с мисс Бриггем собирались, осмотрев галерею, поговорить с вами, миссис Нордфилд, о вашем таланте.

Миссис Нордфилд резко открыла веер и стала обмахиваться с такой энергией, что ее тщательно уложенные локоны, похожие на колбаски, заходили ходуном.

— Ах, милорд, я с восторгом сопровожу вас…

— Мне бы и в голову не пришло посягать на ваше время, — возразил Эрик. — Когда я составлю впечатление о вашей коллекции, непременно найду вас.

— Буду ждать, милорд, — ответила миссис Нордфилд таким тоном, что было ясно — только смерть помешает ей обсудить с ним ее искусство. Она откланялась с явной неохотой.

— Господи, что же вы станете ей говорить? — тихонько спросила мисс Бриггем. — Вы же приняли дорогую тетю Либби за лошадь!

— Хорошо, что не за рыбину с открытым ртом, — насмешливо отозвался он и был вознагражден персиковым румянцем, который очень шел Саманте. — Полагаю, миссис Нордфилд будет сама говорить, а я лишь поддакивать.

Саманта кивнула и посерьезнела:

— Вы совершенно правы. Вижу, что у вас, как и у моей мамочки, талант к…

— Манипуляциям? — подхватил он, улыбаясь.

— Нет! — Румянец расцвел еще ярче. — Я имею в виду светские сборища. Праздную болтовню.

— К сожалению, это неизбежно, если учесть, сколько сборищ я посетил.

Они перешли к другой картине.

— Вы, вероятно, очень популярны.

Он поднял брови.

— Я получаю очень много приглашений, если вы это имеете в виду. Но вы, судя по всему, тоже их получаете.

Она невесело рассмеялась:

— Да, к сожалению. По крайней мере, в последнее время.

14
{"b":"6401","o":1}