ЛитМир - Электронная Библиотека

Он прятался, пока она не подошла совсем близко. Потом, тронув каблуками Императора, выехал на дорожку.

— Ах, мисс Бриггем, как я рад снова встретиться с вами!

Она остановилась как вкопанная, словно наткнулась на стену. На щеках вспыхнул румянец, выражение лица то и дело менялось. Она удивилась при его появлении, однако недовольства не выказала.

— Лорд Уэсли, — произнесла она еле слышно. — Как поживаете?

— Очень хорошо, благодарю вас. Вы возвращаетесь из деревни? — спросил он, словно Артур не сообщил ему, что мисс Бриггем проходит по этой дорожке каждое утро.

— Да. Я навещала подругу, мисс Уэйнзборо-Пакстон.

— И как она себя чувствует?

— К сожалению, хуже. Я принесла ей еще баночку медового крема. Втерла ей в кисти рук, и боль в пальцах немного утихла. — Она взглянула на него, заслонив глаза рукой. — А вы едете в деревню?

— Нет, просто прогуливаю Императора и наслаждаюсь прекрасным днем. — Он улыбнулся ей. — Мне кажется, Император устал. Можно мне пойти рядом с вами?

Император прижал уши, заржал, а потом ударил по земле копытом. Саманта усмехнулась:

— Конечно. Но мне кажется, Император не оценил вашей попытки усомниться в его выносливости. Я, знаете ли, никогда не видела, чтобы у лошади был возмущенный вид — до сих пор. — Погладив лошадь по шее, она добавила: — Если хотите, мы можем пойти окольным путем, мимо озера. Император попьет там воды.

— Превосходное предложение.

Эрик спешился и хотел предложить ей понести корзинку, но когда посмотрел на нее, слова замерли на устах. Блики солнечного света рождали восхитительную гамму вибрирующих золотых оттенков в ее сияющих волосах. Они были в беспорядке, видимо, оттого, что Саманта только что кружилась на месте. Казалось, будто это мужская рука растрепала их.

Яркий свет отражался от ее очков, притягивая его взгляд к ее глазам… Они смотрели на него мягко и выжидательно. Но он не в силах был вымолвить ни слова.

Кожа у нее пылала, словно от солнечных поцелуев, они цвели на ее щеках, будто розы. Его взгляд опустился на ее полные губы, где медлила полуулыбка, и он с трудом отвел глаза. На ней было платье из бледно-голубого муслина, очень скромное, но сердце у него замерло.

В его воображении возникла Саманта, одетая в прозрачный кружевной пеньюар, не скрывающий ее соблазнительных форм. В чреслах его вспыхнул жар, и он с трудом сдержал готовый вырваться стон.

Проклятие, что с ним происходит? Он тряхнул головой, чтобы отогнать волнующее видение.

— Что-нибудь случилось, лорд Уэсли?

— Э-э-э… нет.

Она подошла к нему и, прищурившись, заглянула в лицо. Он ощутил слабый запах меда и стиснул зубы.

— Вы уверены? Вы почему-то покраснели.

Покраснел? Она, конечно, ошибается, хотя он действительно чувствовал себя так, словно кто-то развел огонь в его чреслах.

— Это от жары. Солнце палит нещадно. — Проклятие, он не узнал собственного голоса — похож на зубовный скрежет. Предложив девушке руку, он кивнул на тропу, ведущую в лес. — Пойдемте?

— Конечно. В тени гораздо прохладнее.

Да, прохладнее. Именно это ему и нужно. По непонятной причине солнце как-то странно действует на него. Держа в одной руке поводья, в то время как рука мисс Бриггем легко лежала на локте другой его руки, он вошел с ней в лес.

Граф с облегчением вздохнул, когда тень от высоких деревьев поглотила жар и даровала ему необходимую прохладу. Они шли медленно, тишину нарушали тихий шелест листвы, птичий щебет, хруст сухих сучков под ногами, мягкое дыхание Императора.

Эрик пытался найти тему для разговора, сказать что-то умное, рассмешить ее, но чувствовал себя зеленым школяром, лишившимся дара речи. Единственный вопрос, который пришел ему в голову, был: «А вы такая же лакомая, как ароматная?» Но не мог же он задать ей подобный допрос! Впервые выдержка изменила ему. Будь у него свободная рука, он запустил бы ее ей в волосы. Ему так хотелось увидеть ее, поговорить с ней, узнать о ней побольше. И вот она здесь, а он будто язык проглотил.

Они подошли к озеру, и это спасло его от необходимости придумать тему разговора. Блестящая вода казалась темно-синей, в ней отражались золотые полосы солнечного света. Он отпустил поводья, чтобы Император мог подойти к воде и напиться. Мисс Бриггем, к его великому сожалению, высвободила руку, подошла к развесистой иве и прислонилась к ней.

— Предыдущие вечера были необычайно ясными, — заметила она, нарушив молчание. — Вы наблюдали за звездами?

Он ухватился за эту тему, как собака за кость:

— Наблюдал. Кстати, Хьюберт доволен своим новым телескопом?

— Да. Это превосходный прибор, но Хьюберт решил сконструировать собственный. Более мощный. Чтобы обнаружить новые планеты.

— Так поступил Уильям Гершел, когда открыл Уран, — заметил Эрик.

Самми была приятно удивлена.

— Хьюберт преклоняется перед ним, — сказала она.

— У меня гершелевский телескоп.

— Гершелевский? Вот как! — Она посмотрела на него с благоговением. — Это, должно быть, замечательный прибор.

— Да, замечательный, — согласился Эрик. — Мне сильно повезло — я познакомился с сэром Уильямом Гершелом несколько лет назад и купил телескоп у него самого.

— Господи, неужели вы с ним знакомы?

— Да. Замечательный человек.

— Еще бы! Его теория о двойных звездах просто блестяща. — Самми просияла, словно он преподнес ей пригоршню жемчужин, точнее, звезд. — А из вашего телескопа виден Юпитер?

— Да. — Он подошел к Саманте, стоявшей под деревом. — Вчера вечером я видел несколько падучих звезд.

— Я тоже! Это чудесно, правда?

Кивнув, он сказал:

— Они напоминали бриллианты, когда прочертили небо и оставили за собой алмазную пыль.

Она улыбнулась:

— Очень поэтичное описание, милорд.

Очарованный ее улыбкой, он шагнул к ней:

— А как бы вы описали их, мисс Бриггем? Она не сразу ответила. Запрокинула голову и посмотрела на небо, просвечивающее сквозь густую листву.

— Слезы ангела, — произнесла она едва слышно. — Я смотрела, как падают звезды, и думала: кто плачет там, на небесах? И почему? — Она снова остановила на нем взгляд, и у него перехватило дыхание. — Как вы думаете, почему ангелы плачут?

— Понятия не имею.

На губах ее мелькнула улыбка.

— Слезы ангелов. Я знаю, это ненаучно и нелогично.

— Зато очень точно. Когда в следующий раз увижу падающие звезды, тоже подумаю, что это ангелы плачут.

Их взгляды встретились, сердца забились в унисон, и он мог поклясться, что между ними пробежала искра.

Почувствовала ли она это? Тут Самми отвела глаза и сказала:

— Мне не терпится рассказать Хьюберту, что вы знакомы с сэром Уильямом Гершелом и купили у него один из его телескопов. — Улыбка тронула ее губы. — Лучше, конечно, не говорить ему об этом. Иначе он замучает вас вопросами.

— С удовольствием отвечу на все его вопросы, — сказал он. — Никто из друзей или знакомых не разделяет моего интереса к астрономии. А не хотите ли приехать с Хьюбертом в Уэсли-Мэнор посмотреть на мой тепескоп?

Глаза ее за стеклами очков широко раскрылись, и он стиснул руки, чтобы не поддаться желанию снять с нее эти очки.

— Хьюберт просто умрет от восторга, милорд, — ответила она.

— А вы, мисс Бриггем, вы тоже умрете?

— Конечно, — ответила она совершенно серьезно, — я и не мечтала о такой возможности.

— Превосходно. — Он взглянул на безоблачное лазурное небо сквозь листву ивы. — Похоже, ночь будет ясная. Вы свободны сегодня вечером?

— Свободна. Но вы уверены?.. — Голос ее замер, и она испытующе взглянула на лорда.

— Вы, кажется, обескуражены моим приглашением, мисс Бриггем. А я-то думал, многосложные слова годятся только для характеристики моей личности.

В глазах Самми заплясали веселые огоньки. Она улыбнулась, и сердце у него подпрыгнуло.

— Уверяю вас, — сказал он, — я буду очень рад принять у себя сегодня вечером вас с Хьюбертом.

— В таком случае, милорд, благодарю вас за столь любезное приглашение.

21
{"b":"6401","o":1}