ЛитМир - Электронная Библиотека

Рука Эрика замерла на полпути ко рту. Медленно опустив стакан, он спросил:

— Прошу прощения?

Артур отмахнулся:

— Да вы не волнуйтесь. Я в свою Сару втюрился по уши. Но нужно быть слепым, чтоб не заметить улыбки мисс Самми. И волосы у нее хороши! А глазищи огромные и горят. И потом, она умная. Взяла под крылышко мастера Хьюберта, выучила, и теперь он востер как коготь. Да, в мисс Самми много такого, чего почти никто и не видит.

Эрик прислонился к мраморной каминной доске в расслабленной позе, которая никак не соответствовала охватившему его раздражению.

— Я и не знал, что вы до такой степени разбираетесь в мисс Бриггем и ее достоинствах.

Едва эти слова, сказанные резким тоном, сорвались с его губ, как он понял, что совершил ошибку. Артур заморгал, подался всем телом вперед и уставился на Эрика. Тот изо всех сил старался сохранить безразличное выражение лица, но это ему плохо удавалось, потому что Артур сказал:

— Я старый, но не слепой. И не знал, что вы заметили достоинства мисс Бриггем.

Эрик вскинул брови.

— Я не старый и не слепой.

На лице у Артура сначала появилось смущение, а потом оно медленно сменилось ошеломлением.

— Провалиться мне этом месте! Да вы, верно, положили глаз на мисс Самми!

Эрик открыл было рот, чтобы все отрицать, но, прежде чем он успел произнести хотя бы слово, глаза Артура округлились.

— Черт побери, сынок, ты что, спятил? Она тебе не пара.

Неожиданно уязвленный этим замечанием, Эрик холодно спросил:

— Не пара? Что это значит?

— Ах, да выньте вы эту занозу из задницы. Вы же знаете, я люблю вас как сына. Просто это… — Он осекся, в глазах появилась тревога.

Эрик выгнул бровь.

— Я вижу, вы что-то хотите сказать мне, Артур. Говорите прямо, как всегда!

Артур глотнул виски и посмотрел Эрику в глаза:

— Ну ладно. Зачем вам понадобилось приглашать ее сюда?

Эрик не стал делать вид, будто бы не понял, о чем спрашивает Артур, но как мог он что-то объяснить, если и сам этого не понимал? Поставив бокал на каминную полку, он запустил пальцы в волосы.

— Наверное, я чувствую себя отчасти ответственным за нее и хочу сделать так, чтобы она не пострадала в мнении света после похищения.

— Она и так не пострадала. Я же вам говорил — после того случая все ищут ее компании.

— Я знаю. Но…

— Она вас сильно задела.

Глаза их встретились, и они мгновенно поняли друг друга. Понимание это выросло за долгие годы совместной жизни — сначала как мальчика и слуги, потом молодого человека и наставника, а теперь — как мужчины с мужчиной. Двух друзей. Двух людей, все поверяющих друг другу. И еще потому, что Эрик всегда относился к Артуру как к родному отцу.

— Сильно задела, — повторил Эрик.

Артур испустил долгий вздох.

— Разрази меня Бог! — Он откинулся в кожаном кресле и устремил на Эрика пронзительный взгляд. — Жаль, если вы плохо с ней обойдетесь.

Эрик не мог отрицать, что эти слова уязвили его.

— Почему это вы вдруг стали так дурно обо мне думать? У меня нет намерения плохо с ней обходиться.

— Вы знаете, я ставлю вас выше всякого другого, — сказал Артур, чей взгляд стал упорным и резким. — Вы-то не захотите с ней плохо поступить, но ведь мисс Самми не такая, как женщины, с которыми вы имеете дело. Она не из искушенных вдов или всяких там актрис.

— Вы думаете, я этого не понимаю? — Эрик снова запустил пятерню в волосы. — Черт побери, вы говорите так, словно я вознамерился соблазнить эту девушку. Меня раздражает и обижает, что такая мысль вообще могла прийти вам в голову. Вы что же, не доверяете мне?

Лицо Артура смягчилось. Он встал, хрустнув коленными суставами, подошел к Эрику и положил руку ему на плечо.

— Ясное дело, доверяю. От всего сердца. Лучше вас я никого не встречал. Но бывает, на человека находит затмение. Даже при самых лучших намерениях. Особенно если дело идет о женщине. — В глазах Артура были понимание и озабоченность. — Мисс Самми… она добрая. Даже с теми, кто сплетничает о ней у нее за спиной. И хитрости в ней нет. Именно такая девушка придаст вашему ухаживанию особое значение. — Он посмотрел на Эрика, и его взгляд проник тому в самую душу. — Разве только это и впрямь серьезно?

Эрик усмехнулся:

— Почему вас интересует, каковы мои намерения касательно мисс Бриггем? Прежде вы не выказывали такого интереса к моей личной жизни.

— Она всегда меня интересовала. Просто я не говорил об этом.

— А теперь заговорили.

— Заговорил. Потому как знаю мисс Самми. И она мне по душе.

— А вам не приходит в голову, что она и мне по душе?

— Честно говоря, только дураку она может не нравиться. Мисс Самми — соль земли. Скажем так: я просто надеюсь, что вы не разобьете ей сердце. Оно у нее доброе. — Артур сжал плечо Эрика. — У вас тоже доброе сердце. Я был бы рад, если бы вы отдали его кому-нибудь прежде, чем я настолько состарюсь, что не смогу этого понять.

Эрик сузил глаза.

— Вы делаете слишком серьезные выводы из простого приглашения.

Некоторое время Артур молчал. Только смотрел на Эрика так, что тому было не по себе.

— Ну да, может статься, вы правы. — Он снова сжал плечо Эрика и направился к двери. — Желаю вам хорошего вечера, милорд. Уверен, мисс Самми и мастеру Хьюберту понравится ваш замечательный телескоп.

Едва дверь, тихо щелкнув, закрылась за Артуром, Эрик схватил бокал с бренди и осушил его. На душе стало немного легче.

Всего-навсего приглашение, черт побери! И говорить-то не о чем. У него не было никакого намерения связываться с Самантой Бриггем. У него есть обязательства, есть тайная жизнь. За его голову назначена награда.

В его мире для нее нет места.

Стоя в просторной нише со стеклянными стенами, устроенной в обсерватории лорда Уэсли, Самми смотрела, как Хьюберт с благоговейным трепетом подошел к гершелевскому телескопу. Юноша издал восхищенный возглас, вызвавший у нее улыбку. Ей самой следовало бы испытать такое же восхищение, а не странное, почти болезненное чувство, которое вызывал в ней этот высокий темноволосый человек, терпеливо отвечающий на вопросы, которыми засыпал его Хьюберт.

Она и не знала, что бывают такие люди, пока не оказалась в его доме. Стоило ему бросить на нее взгляд, как ей стало трудно дышать. Одетый во все черное, за исключением снежно-белой рубашки и галстука, он выглядел элегантно, и в то же время казалось, что под этой отполированной внешностью скрыта с трудом сдерживаемая сила.

— Вон там созвездие Стрельца, — сказал Хьюберт с тихим изумлением, глядя в окуляр. — И созвездие Орла. Я и раньше их видел, но не так, как сейчас! Они до того близко, что кажется, можно до них дотронуться. — Он схватил Самми за руку и подтащил к телескопу. — Посмотри, Самми. Ведь ты ничего подобного не видела.

С трудом оторвав глаза от хозяина дома, девушка напомнила себе, что ей страшно хочется посмотреть в столь замечательный телескоп, и подошла к прибору. Наведя фокус, она изумленно ахнула.

— Кажется, что еще немножко, и я смогу дотронуться до неба.

Звезды сверкали, как бриллианты на фоне черного бархата, как крупные бриллианты, и хотелось протянуть руку, словно можно было собрать их и просеять сквозь пальцы.

— Звезды действительно невероятные, — сказал лорд Уэсли у нее за спиной, — но если вы взглянете вон туда… — Голос его замер, и ее окружило тепло его тела, потому что он подошел совсем близко. Положив руку ей на плечо, он протянул другую руку вперед и медленно повернул телескоп. — Теперь, — проговорил он низким голосом прямо у нее над ухом, — вы можете видеть Юпитер.

Саманта смотрела, как перемещается усеянное звездами небо, пока лорд Уэсли настраивал телескоп, и дыхание замерло у нее в горле, когда она ощутила, что его тело прикасается к ней. Она с трудом сдержала желание прильнуть к нему спиной, окружить себя им, как теплым бархатистым одеялом.

По коже у нее побежали мурашки, когда его рука легла ей на плечо. Крепко зажмурив глаза, она глубоко втянула воздух. Такое ненаучное, нелогичное поведение с ее стороны никуда не годится. Открыв глаза, она прищурилась и ахнула.

23
{"b":"6401","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Час расплаты
Я дельфин
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Под северным небом. Книга 1. Волк
Жена по почтовому каталогу
Гортензия
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Звезда Напасть