ЛитМир - Электронная Библиотека

Попробуй выбрось.

Она вздохнула и прикусила губу. Его отказ должен был смутить ее. Унизить. Отрезвить. Но она чувствовала только разочарование. И огорчение.

Решимость исполнить задуманное лишь усилилась.

Но как это сделать? Как убедить его, увлечь, соблазнить? Зачем он повел себя столь благородно?

В то же время она не могла не признать, что восхищается им еще больше за то, что он так заботится о ее благополучии и репутации. Но она не может упустить такую возможность познать страсть. Именно с ним. С лордом Уэсли. Другой ей не нужен. Она лучше состарится, так и не узнав, что такое страсть. Не встреть она лорда Уэсли, так и поверяла бы свои мечты дневнику.

Но теперь, познав вкус его поцелуев и силу объятий, ощутив жар его желания, она должна узнать больше. Но для этого необходимо выяснить, как предохранить себя от беременности.

Она быстро набросала записку Люсиль, сообщив, что собирается навестить ее вечером, и, запечатав воском, спустилась вниз на поиски Хьюберта. Она знала, что он с радостью отвезет записку сестре, которая жила в деревне. В кладовке у нее всегда хранилась коробка с медовыми бисквитами, которые так любил Хьюберт.

В ожидании ответа Самми составила список вопросов, которые она задаст сестре.

Она не теряла надежды использовать полученную информацию на практике.

В девять часов вечера Самми вошла в уютную гостиную Люсиль. Каково же было ее разочарование, когда она увидела устремленные на нее пытливые взгляды трех пар глаз.

— Добрый вечер, Самми, — хором сказали Люсиль, Гермиона и Эмили.

Обычно она с радостью проводила вечера с сестрами, но сегодня обстоятельства были необычными. Ясное дело, ей не удастся поговорить на интересующую ее тему. Подавив разочарование, она вошла в комнату и обнялась с сестрами.

После приветствий все расположились у камина на креслах, обитых ситцем. Люсиль, налив каждой сестре по полной рюмке шерри, спросила:

— Ну, Самми, выкладывай. Что между вами происходит?

Рука Самми, потянувшаяся за рюмкой, замерла на полпути.

— Прошу прощения?

— Ах, не прикидывайся, — фыркнула Гермиона, придвигая кресло ближе к Самми. — Мы просто умираем от желания узнать все.

Самми взяла рюмку и сделала большой глоток. Она поняла, что имеют в виду сестры. Подозрения ее подтвердились, когда Эмили, сидевшая на одном с ней диванчике, придвинулась к ней так, что едва не оказалась у нее на коленях.

— Ах, он так хорош собой, Самми, — сказала Эмили с сияющими глазами. — И богат, и…

— Титулован, — вставила Люсиль, ставя на столик рядом со своим креслом графин. — Такая замечательная родословная. Ты ведь знаешь, что он восьмой граф.

— Нет, не знаю, — промямлила Самми. — Но…

— Всем известно, что граф закоренелый холостяк, но теперь, кажется, решил обзавестись женой, если ухаживает за Самми, — сказала Гермиона, беря у Люсиль поднос с бисквитами.

Самми едва не поперхнулась ликером. Она-то полагала, что никто не поверит, будто граф ухаживает за ней, но ее преданные сестры приняли это за чистую монету.

Эмили принялась хлопать ее по спине, добавив при этом:

— Представляешь, он заявил, что никогда не женится. Вот чепуха-то. Мы знали, что он передумает, как только встретит ту, которая ему нужна. — Она посмотрела на Самми с выражением, весьма смахивающим на благоговейный ужас. — Просто мы не знали, что этой женщиной окажешься ты.

Самми закашлялась и отчаянно замахала рукой, на глаза навернулись слезы.

— Нет, — выдохнула она, — это не так.

— Передай мне ее рюмку, Эмили, — вмешалась Люсиль. — Я еще ей налью. И перестань колотить ее по спине. Посмотри, она уже пришла в себя.

— Когда он собирается снова к тебе прийти? — спросила Гермиона, беря вновь наполненную рюмку. — Надо, чтобы он не каждый раз заставал тебя дома.

— Гермиона права, — сказала Эмили. — И пусть ждет не меньше четверти часа, прежде чем ты выйдешь к нему. Не бойся, он не уйдет. Такой искушенный джентльмен привык к подобным вещам.

— И еще, — прозвенел голосок Люсиль, — ты должна хотя бы полчаса в день практиковаться перед зеркалом в кокетливых взглядах. Лучше всех мне удавался такой. — Опустив подбородок, она скромно потупилась, потом медленно подняла глаза, и ресницы ее затрепетали.

— Чудесно! — воскликнула Эмили. — А еще можно бросить взгляд поверх веера…

— Или надуть губки, — добавила Гермиона, округлив губы в совершенно круглое «о». — И можешь быть уверена, что…

Самми подняла руку:

— Перестаньте. Замолчите. Сначала выслушайте меня.

Сестры замолчали, глядя на нее с нетерпеливым, любопытным и восторженным видом.

«Господи, надо пресечь все это в корне».

— Вы совершенно неверно истолковали происходящее. Между мной и графом ничего нет, — сказала Самми, поправляя очки.

— Но мамочка говорит, что он приехал к тебе с цветами, — возразила Люсиль.

— После моего похищения мне наносили визиты все холостые джентльмены, чтобы расспросить о Похитителе Невест. Лорд Уэсли не исключение.

Эмили выпила свой шерри и протянула рюмку за новой порцией.

— Но мамочка сказала, что он пригласил тебя к себе домой и…

— …прислал за тобой карету, — договорила за сестру Люсиль.

— В таком случае мамочка не могла не сказать, что он пригласил и меня, и Хьюберта с единственной целью — показать нам свой гершелевский телескоп. Приглашение это имело чисто научный характер.

На безукоризненном лбу Гермионы появилась морщинка.

— И больше он к тебе не приходил?

— Нет, — сказала Самми, быстро сообразив, что его сегодняшнее появление у озера нельзя назвать визитом. — И вряд ли придет. Мамочке все показалось. — Господи, заподозри мать правду, она грохнулась бы в настоящий обморок.

Улыбка исчезла с лица Эмили.

— Ты хочешь сказать, что он вовсе не собирается…

— Ты хочешь сказать, что он вовсе не намерен…

— Не намерен и не собирается, — ответила Самми как могла бодро. — Говорю же вам, между нами ничего нет. — Она с невинным видом поджала губы, надеясь, что вспыхнувший на щеках румянец не выдаст ее. — Так что выбросьте все это из головы.

Разочарованные, сестры что-то промямлили. Потом Эмили погладила Самми по руке:

— Ладно, если лорд Уэсли, проведя целый вечер в твоем обществе, умудрился не рассмотреть, какая ты необыкновенная, значит, он просто…

— Болван, — вставила Герми, кладя руку на руку Эмили.

— Осел, — заявила Люсиль чересчур громким шепотом и икнула, что совершенно не приличествовало леди. — Кто-нибудь хочет еще шерри?

Все протянули рюмки. Люсиль налила ликеру и сказала:

— Если тебе не хочется говорить о своих отношениях с графом…

— Да тут и говорить не о чем, — произнесла Самми, стиснув зубы.

— Ладно. Тогда скажи, зачем мы тебе понадобились?

Самми не стала уточнять, что ей нужна была только Люсиль. Очевидно, Люсиль разослала записки всем сестрам, пообещав им, что можно будет узнать подробности отношений Самми с графом. Но ей не к кому было больше обратиться за нужной информацией. Когда она объяснит, что сведения ей нужны для научных целей, все обойдется.

— На самом деле мне необходима ваша помощь в одном научном вопросе.

Это заявление было встречено без всякого энтузиазма.

— Мы ничего такого не знаем, — сказала Эмили, отломив кусочек бисквита. — Лучше спроси у Хьюберта.

— К сожалению, эту тему я не могу обсуждать с мужчиной.

Гермиона нахмурилась.

— Тогда обратись к мамочке.

Услышав это, Самми с трудом подавила дрожь.

— Не думаю, что она мне поможет. Боюсь, она неправильно истолкует мой вопрос. Разволнуется, как это обычно бывает.

— Спрашивай, мы тебя слушаем, — сказала Люсиль с ободряющей улыбкой.

— Вот и хорошо. Мне нужно знать, как может женщина предохранить себя от беременности?

Этот вопрос был встречен тремя раскрытыми ртами и тремя парами вытаращенных глаз. Сердце у нее упало. Вот досада1 Неужели сестры ничего не знают? Но они должны знать, ведь они замужем. Сестры переглянулись и снова устремили глаза на Самми. Она почувствовала себя так, словно ее положили под микроскоп.

29
{"b":"6401","o":1}