ЛитМир - Электронная Библиотека

Люсиль сделала большой глоток шерри.

— Ведь ты сказала, что ничего не происходит…

— Между тобой. — Эмили залпом осушила рюмку.

— И графом. — Гермиона сделала то же самое. Самми бросило в жар, даже кончики ушей зарделись.

— Между нами действительно ничего не происходит. Я же сказала, что мне нужны сведения для научного эксперимента. Вопрос деликатный, и мне некому его задать, кроме вас.

— Обсуждать подобные вещи с незамужней девушкой крайне неприлично, — нахмурившись, заявила Эмили.

— Да уж, — согласилась Гермиона. — Что же это за эксперимент, для которого понадобились такие сведения?

Тогда Самми заговорила тем монотонным голосом, который, как она знала, вызывал скуку у ее сестер:

— Я хочу провести сравнительное изучение репродуктивного цикла нескольких образчиков, среди которых имеются лягушки, змеи и мыши, все они родственны человеку. — При упоминании лягушек, змей и мышей сестры как по команде поморщились, словно проглотили лимон. А Самми как ни в чем не бывало продолжила: — Возьмем, к примеру, змею. После того, как она сбрасывает кожу…

— Это очень увлекательно, Самми, — прервала ее Эмили, — но нет необходимости вдаваться в детали. — И она подала Самми блюдо с бисквитами.

Самми взяла бисквит и постаралась заглушить в себе неловкость оттого, что так бесстыдно манипулирует сестрами.

Эмили откашлялась, а потом проговорила тихим голосом:

— Ну, раз это нужно для науки, то я слышала, что некоторые женщины потом промывают сама знаешь что уксусом.

Самми воззрилась на нее совершенно ошеломленная. Обретя дар речи, она пробормотала:

— Неужели? А… а зачем они это делают?

— Чтобы смыть сама знаешь что. — Лицо у Эмили сделалось малинового цвета, и она потянулась за очередным бисквитом.

Как зачарованная, Самми открыла рот, чтобы продолжать расспросы, но тут вмешалась Люсиль:

— Ну а я слышала… — Она замолчала, быстро оглядела комнату, словно желая убедиться, что в ней нет никого из посторонних, и наклонилась вперед. Самми, крайне заинтересованная этим, тоже подалась вперед, так что чуть было не сползла с кушетки. Люсиль продолжала, понизив голос до шепота: — Что некоторые женщины даже промывают там душем из уксуса.

Глаза у Эмили стали круглыми.

— Не может быть!

— Или из лимонного сока, — кивнув, добавила Гермиона. — Но это сложнее. — Она наполнила до краев все рюмки. — Еще я слышала, что некоторые женщины пользуются морскими губками.

— А что они с ними делают? — спросила Самми, размышляя, где можно достать морскую губку.

— Смачивают уксусом.

— Или бренди, — вставила Эмили.

— А потом помещают сама знаешь куда, — закончила Гермиона.

— И что это дает в итоге? — спросила Самми, надеясь, что поняла, о каком именно месте идет речь. Эмили снова икнула.

— Они не дают сама знаешь чему проникнуть сама знаешь куда и зачать младенца.

— А, да, это весьма обычная вещь, я знаю, — сказала Люсиль. — И еще я слышала, что есть предмет, который джентльмен может надеть сама знаешь на что, и это не даст сама знаешь чему попасть сама знаешь куда. — Она стала обмахиваться рукой и ослабила узел шейной косынки. — Господи, как здесь жарко!

— Ну а я слышала, — сказала Эмили, — что существует способ, при котором джентльмену нужно удалиться сама знаешь из чего до того, как он сама знаешь что.

Леди замерли на несколько мгновений, потом Гермиона захихикала:

— Господи, Эмили, я не уверена, что мне хотелось бы узнать об этом!

Эмили расхохоталась и прижала руки к губам. Смех ее оказался заразительным, и вскоре все четверо хохотали как безумные.

— Ну, что до меня, я не стала бы ни за что прибегать к этим способам, — сказала Люсиль, вытирая слезы подолом платья. — Мне очень хочется стать матерью.

— И мне, — сказала Гермиона. — Хотя мысль о родах меня немного пугает. Одна из нас должна обзавестись младенцем и рассказать остальным, каково это. Эмили, ты должна быть первой.

— Я? — Эмили сердито посмотрела на сестру. — А почему не ты?

Гермиона повернулась к Люсиль:

— Ты, Люсиль, первая вышла замуж. Вот почему.

— Ладно. Раз уж вы настаиваете, я рожу до конца этого года.

— Но это невозможно, — фыркнула Эмили. — Сейчас уже июль.

Люсиль молча подняла брови, в уголках ее губ заиграла легкая усмешка. Тут Самми осенило.

— Вполне возможно, — сказала она, — если Люсиль уже ждет ребенка.

На некоторое время воцарилось молчание, а потом началось что-то невообразимое. Все разом принялись кричать, смеяться, плакать, обниматься.

— И давно ты об этом узнала?

— Как ты себя чувствуешь?

— Не похоже, что ты ждешь ребенка!

— А мамочка знает?

Люсиль рассмеялась:

— Господи, успокойтесь! Я знаю об этом несколько недель, и мне хотелось сначала сказать Ричарду, а он гостит у своей матушки и вернется только завтра.

— Поэтому ты не поехала с ним? — спросила Гер-миона.

Люсиль кивнула.

— Мы подозревали, что я беременна, и не хотели рисковать — путь неблизкий. Пока Ричарда не было, доктор подтвердил наши подозрения. А вообще, я чувствую себя прекрасно. Мамочке я уже сообщила, но взяла с нее слово, что она не проговорится, я хотела сама вам сказать.

Снова начались объятия. Эмили и Гермиона засыпали Люсиль вопросами.

«Интересно, — думала Саманта, — что ощущает женщина, когда носит в себе младенца от любимого человека? Судя по сияющему лицу Люсиль, это прекрасное, удивительное чувство».

Зачать ребенка. Как замечательно, что для Люсиль это самая чудесная новость в мире!

Как грустно, что для нее это было бы настоящим крушением.

На мгновение сердце ее наполнилось желанием иметь любящего мужа и ребенка, но она прогнала его. Она либо превратится в иссохшую старую деву, либо станет любовницей. Его любовницей. И теперь, когда она знает, как предотвратить беременность, ее никто не остановит.

Кроме лорда Уэсли.

Но она сумеет его уговорить. Удастся ли это ей? Непременно. Она в этом уверена. Сейчас надо отработать перед зеркалом кокетливые взгляды. Это делу не помешает.

Глава 11

Из лондонской «Таймс»:

«Общество охотников за Похитителем Невест сообщает, что с целью охватить большую территорию они приглашают любого, у кого есть дочь брачного возраста, вступить в их ряды. Джентльмены, желающие сделать это, должны внести денежный вклад, который будет добавлен к награде за поимку Похитителя».

На следующее утро все планы Самми касательно лорда Уэсли рухнули. Как только она закончила завтрак, в столовую вбежал Хьюберт, громко стуча ботинками. После вчерашнего возлияния у сестер у нее раскалывалась голова, и она прижала пальцы к вискам.

Но прежде чем она успела попросить брата ходить потише, он бросил ей конверт, запечатанный восковой печатью, и, запыхавшись, сказал:

— Это передал Сирилу какой-то малый, которого он никогда не видел.

— Вот как? — На конверте аккуратным незнакомым почерком было написано ее имя. — От кого это?

— Не знаю, но, может быть, от него.

Самми замерла.

— От него?

— От лорда Уэсли. Разве он не может еще раз пригласить нас воспользоваться гершелевским телескопом?

Глаза Хьюберта сияли, и это тронуло Самми до глубины души. Положив письмо на стол, она схватила брата за руки и сжала их.

— Хьюберт, не настраивайся на то, что он еще раз пригласит нас. Он, конечно, был очень любезен…

— Он сказал, что будет рад, если я еще раз приду.

— Вот как? Когда?

— Когда мы уезжали от него, ты как раз садилась в карету. Он выразил сожаление, что мы так рано уезжаем, поскольку я не успел закончить свои записи, и сказал, что я могу сделать это в любое время. — На щеках его вспыхнул румянец. — Но я не решаюсь, пока он сам не назначит мне день и час.

Самми судорожно сглотнула.

— Это очень великодушно со стороны лорда Уэсли.

— Замечательный джентльмен, — отдышавшись, согласился Хьюберт. — Несмотря на титул и положение, он… — Юноша пожал плечами и отвернулся.

30
{"b":"6401","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Земное притяжение
Вино из одуванчиков
Битва полчищ
Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Я из Зоны. Колыбельная страха
Француженка по соседству
Отчаянные
Сердце. Как у тебя дела?