ЛитМир - Электронная Библиотека

Саманта стояла в гостиной и смотрела на письмо. Почему-то она сразу подумала, что оно от Похитителя Невест. Незнакомый размашистый почерк. Письмо лежало на лестнице, словно оставленное там рукой призрака.

С сильно бьющимся сердцем она сломала восковую печать.

«Дорогая мисс Бриггем!

Я пишу, чтобы предупредить вас. Кучер сообщил судье, что у Похитителя Невест есть помощник. Не знаю, смог ли этот малый описать вашу внешность, но будьте готовы к визиту судьи. Он может задать вам вопрос о вчерашней ночи либо о нашей с вами первой встрече.

Ради вашей безопасности напоминаю вам о вашем обещании больше не пытаться мне помогать. И непременно уничтожьте все, что как-то связано с событиями прошлой ночи. Эту записку сожгите, как только прочтете. Вы обрадуетесь, узнав, что наша общая знакомая уже на пути к новой, свободной жизни. Пожалуйста, будьте осторожны».

Подписи не было, но Саманта сразу поняла, от кого послание, и, закрыв глаза, прижала его к сердцу.

Мисс Барроу в безопасности. Впереди ее ждет новая, полная приключений жизнь. Радость, смешанная с завистью, охватила Самми, и она пожелала молодой женщине счастья.

Похититель Невест тоже, судя по всему, в безопасности. Но надолго ли? Она содрогнулась, вспомнив, как он лежал на земле — беспомощный, без сознания. Ведь его могли убить. Или схватить. Она возблагодарила Господа за то, что похищение оказалось удачным, но что будет в следующий раз? Судя по статье в «Таймс», общество охотников за Похитителем растет с каждым днем, как и награда за его голову. Мысль о том, что этот полный жизни человек будет болтаться на виселице, приводила ее в отчаяние.

Вздох слетел с ее губ, когда она вспомнила его мускулистые руки. Ее бросило в жар, и она еще крепче прижала письмо к сердцу. Уже дважды он даровал ей возможность пережить великолепное приключение, и она никогда этого не забудет. Не забудет, как он прикоснулся к ее щеке. Он ласковый, нежный. И настоящий герой. Добрый и благородный.

Такой, как лорд Уэсли. Но оба они потеряны для нее, хотя и по разным причинам. Похитителю не нужна ее помощь, а лорду Уэсли она сама не нужна.

Воспоминание о пылких поцелуях лорда было волнующим, сладостным. Он, конечно, хочет ее, но не идет на риск, боится последствий. Ему не хватает смелости Похитителя Невест!

Лорд Уэсли предложил ей дружбу, она примет ее с благодарностью, но одной дружбы ей мало.

Впрочем, хватит предаваться размышлениям, надо сжечь письмо. Единственную память о человеке, которого она поклялась никогда больше не видеть, и выполнит свою клятву ради их обоюдной безопасности. Саманте стало грустно.

Она открыла глаза, повернулась к камину и замерла на месте.

В дверях стоял лорд Уэсли и внимательно смотрел на нее.

Держа письмо за спиной, она стала пятиться.

— Лорд Уэсли, что вы здесь делаете?

Он закрыл дверь и медленно направился к ней.

— Мне бы хотелось поговорить с вами. Дворецкий сказал, что вы в гостиной, и я решил войти без доклада.

Продолжая пятиться, девушка дошла до письменного стола, повернувшись, бросила письмо в ящик и захлопнула дверцу.

Эрик пересек комнату и не остановился, пока не оказался прямо перед девушкой. Чтобы совладать с охватившей его ревностью, он сжал кулаки. Добрых две минуты он простоял на пороге, прежде чем она его заметила. Видел, как она прижимает к сердцу письмо от Похитителя Невест, мечтательно вздыхая и разрумянившись. Вид у нее был взволнованный и возбужденный. И это возбуждение вызвал другой мужчина.

Проклятие! Он приехал к ней, чтобы убедиться, что она в порядке, а также узнать, посетил ли ее судья Адам Стратон. Но когда увидел у нее в руках свое письмо, все мысли вылетели из головы. Все мысли, кроме той, которая пела: «Моя. Моя. Моя».

И пора уже, черт побери, с этим что-то делать.

Он уперся руками о стол по обе стороны Саманты, взяв ее в тиски. Глаза ее расширились, и она слегка отстранилась, но, к его радости, не попыталась высвободиться.

— Что это вы бросили с такой поспешностью в ящик, мисс Бриггем? — спросил он вкрадчиво.

— Письмо.

— Насколько я понял, важное?

Она сглотнула.

— От подруги.

— Вот как? Может быть, oт друга?

Она вскинула бровь:

— Почему это вас интересует?

«Потому что не хочу, чтобы ты думала о другом, даже если этот другой — я сам». Он обвел пальцами ее зардевшееся лицо.

— Вы покраснели. Не письмо ли тому причиной?

— Нет, просто в комнате жарко. И еще потому, что вы стоите так близко.

Он прикинул, сколько дюймов их разделяло. Затем взгляд задержался на пышных выпуклостях ее грудей, которые не мог скрыть даже скромный вырез платья. Он вздохнул и ощутил медовый запах.

— А если бы я придвинулся еще ближе?

Она высунула язычок, чтобы облизнуть губы, и чресла его мгновенно напряглись.

— Полагаю, мне стало бы еще теплее.

Он приблизился к ней вплотную. Теперь ее запах обволакивал его целиком, и потребовалась вся его сила воли, чтобы не заключить ее в объятия и не насладиться ею. Он провел губами по ее подбородку.

— Теплее? — прошептал он ей на ухо, лизнул ее изящную мочку и осторожно взял ее в зубы.

— Гораздо теплее, — произнесла она еле слышно.

От желания глаза ее округлились, губы молили о поцелуе.

Он желал ее так, как никогда еще не желал ни одну женщину. Все его тело напряглось и пульсировало. Он не хотел думать об осторожности, потерял контроль над собой. Он защитит ее. Будет соблюдать тайну их отношений.

Приподняв ее подбородок, он встретился с ней взглядом.

— Я хочу, чтобы вам было не только тепло, а жарко, — тихо сказал он. — И чтобы ваше тепло передалось мне. Чтобы мы оба пылали от страсти. А вы? Вы этого хотите?

— Я всегда хотела.

Отступив, он провел руками по ее предплечьям и сплел ее пальцы со своими.

— К несчастью, здесь не время и не место.

Он поднес ее руку к губам и запечатлел поцелуй на ее пахнущей медом ладони.

— Встретимся в полночь. У озера.

В ожидании ответа сердце его билось гулко и медленно.

— Хорошо, — шепнула она наконец. Радость лорда была безгранична.

— Что вы намерены делать с… — голос ее стал еще тише, — сами знаете с чем?

— Не понял.

Она вздохнула и, собравшись с силами, выпалила:

— Какой способ предохранения вы предпочитаете?

Он ошеломленно уставился на нее. Ни одна женщина еще не задавала ему таких вопросов.

— Я узнала о различных способах…

— Узнали?! — Слава Богу, что у него не отвалилась челюсть. — Каким образом?

— Поговорила с сестрами.

Его охватило близкое к панике чувство.

— С сестрами?! — А он-то надеялся сохранить тайну. Она все их отношения погубила.

Прежде чем он обрел дар речи, она продолжала:

— Они прекрасно осведомлены касательно этого предмета, хотя точно не сказали, куда именно я должна вставить морскую губку, как они посоветовали. — Она с надеждой посмотрела на него: — Вы, наверное, тоже не знаете?

Проклятие, что может быть хуже такого разговора? Поскольку он молча воззрился на нее, она пояснила шепотом заговорщицы:

— Такую губку, которая помешает сами знаете чему попасть сами знаете куда.

Иисусе. Оказывается, бывает и хуже. Выпустив ее руки, он провел ладонью по лицу.

— Саманта, зачем вы обсуждали такие интимные вещи с сестрами?

— Не могла же я обратиться к матери, милорд. Мне нужны были сведения… сведения, которые вы отказались мне предоставить…

— Потому что в то время вам не нужны были эти сведения. Ваши сестры, конечно же, были шокированы, когда вы стали их расспрашивать.

— Они немного удивились, но я убедила их, что мне это нужно для научных опытов.

— Научных опытов?

— Да. Когда я объяснила, что намереваюсь провести сравнительное изучение репродуктивного цикла некоторых особей, в том числе лягушек, змей и мышей, поскольку они родственны человеку, они охотно согласились обсудить со мной этот вопрос. Поверьте, они ничего не заподозрят.

37
{"b":"6401","o":1}