ЛитМир - Электронная Библиотека

Он придет ровно в полночь. Человек, который станет ее любовником. Это будет самое волнующее приключение в ее жизни.

Самое удивительное и необыкновенное. Вздох слетел с ее губ. Только бы не разочаровать его своей неопытностью.

Она пошла к своему излюбленному месту, маленькой уединенной бухточке, укрывшейся среди камней и высоких зарослей кустарника. Села на большой плоский камень и опустила руку в воду. Так приятно было ощущать ее прохладу.

Она сняла башмаки, спустила чулки. Взяла с собой запасную сорочку, зная, что захочет искупаться, чтобы хоть немного успокоиться.

Саманта сняла платье, сложив, положила на камень. Сняла очки, сунула их в башмак и, оставшись в одной сорочке, вошла по пояс в прохладную воду. Проводя руками по гладкой поверхности, закрыла глаза и стала поворачиваться вокруг собственной оси, стараясь расслабиться и успокоиться.

Треснул сучок. Она быстро открыла глаза. И увидела на берегу его. Сердце ее замерло. И тут до нее донесся его глубокий ровный голос:

— Кажется, мы оба пришли раньше времени.

Подойдя к уединенной замкнутой бухточке, Эрик увидел ее, стоящую по пояс в воде, в одной сорочке, лунный свет играл на ее плечах. Он пришел раньше, потому что не мог усидеть дома, как и Самми. Воображение не могло нарисовать ему картины более прекрасной, чем та, которая открылась ему. Казалось, само провидение благоприятствовало ему.

Не сводя с нее глаз, он снял куртку и бросил на землю. Снял галстук. Потом, ни минуты не колеблясь, вошел в воду и направился к ней. Она смотрела на него настороженно. Взгляд ее был затуманен.

— Вы испортите вашу одежду. И сапоги.

— Они у меня не последние. — Он не сводил с нее глаз. Волосы Самми удерживала простая лента. Глаза казались еще больше. И в них он прочел трепет и томление. Губы ее слегка подрагивали.

Он положил ее мокрые руки себе на грудь.

— Кто-то говорил мне, что вы плаваете в этом озере, — прошептал он.

Она смутилась.

— Многие считают меня эксцентричной. Уверена, вы были шокированы, услышав это.

— Нет. Очарован. — Его взгляд остановился на ее грудях, выделявшихся из-под сорочки. — Вы и представить себе не можете, сколько раз я воображал вас именно такой, как сейчас.

— В самом деле?

— Да.

Он медленно провел пальцем по ее щеке, подбородку, по шее, наблюдая, как игра чувств отражается в ее глазах. Он прочел в этих глазах желание, и все его сомнения разом исчезли.

Рука его продолжала свое неторопливое странствие, касаясь ее ключицы, потом скользнула ниже, чтобы ласкать холмики грудей. Когда она тихонько ахнула, он набрал в обе пригоршни прохладной воды и вылил их на ее плечи. Тонкая струйка устремилась вниз, образовав причудливый узор на ее груди. Как зачарованный, он проделал это еще и еще раз, пропуская тонкие струи воды сквозь свои пальцы на ее освещенное луной тело.

— Когда к вам прикасается вода, — тихо проговорил он, — ваша кожа начинает сверкать, как серебро.

Он обхватил ее груди и ласкал затвердевшие соски, заставляя ее вздрагивать и стонать. Рука его скользнула к ее округлым ягодицам, он прижал ее к себе, и она почувствовала, как сильно он ее хочет. Она провела рукой по его мужскому достоинству, и он стал судорожно расстегивать бриджи.

Саманта словно только этого и ждала и принялась его ласкать.

Эрик не знал, как долго он выдержит. Это была сладостная мука. Но когда она осторожно сжала его плоть, он схватил ее за запястье.

— Я сделала вам больно? — спросила она виновато. Его пальцы сжались сильнее.

— Нет. Но когда вы делаете это, — он судорожно сглотнул, — я забываю, что нельзя торопиться. Забываю о вашей невинности. Забываю обо всем на свете.

Она сжала пальцами его плоть, и он застонал. Не в силах больше владеть собой, он задрал ей сорочку и вошел в нее.

— Эрик, — прошептала она.

Он крепче сжал ее бедра и устремился вперед. Она ахнула, и этот звук, казалось, пронзил ему сердце.

— Прости меня. Тебе было больно? — Проклятие, он причинил ей боль. Не следовало спешить. Но она довела его почти до безумия…

— Нет, все в порядке.

Слава Богу. Но испытанное им облегчение тут же превратилось в чувственную пытку. Ее женственная мягкость охватила его, словно плотная шелковая перчатка, и он усомнился в том, что сумеет уйти вовремя. Стиснув зубы от почти невыносимого наслаждения, он не двигался, чтобы дать ей время привыкнуть к новому ощущению. Мириады эмоций сменялись на ее лице — удивление, потрясение и, наконец, наслаждение.

— На самом деле я… — Она поерзала бедрами, и он вошел глубже, купаясь в ее влажном тепле. Она вцепилась пальцами в его плечи, испустила долгий вздох, и веки ее опустились.

— О Боже!

Он входил в нее все глубже и глубже.

Она обхватила его ногами, обняв за шею, крепко прижавшись к нему. Тела их слились. Почувствовав, что она достигла высшей точки наслаждения, он быстро вышел из нее, уткнувшись лицом в ее шею, содрогаясь всем телом.

Он не знал, сколько времени прошло до тех пор, пока дыхание его успокоилось и он смог поднять голову. Тогда она откинулась назад, насколько это позволяли обнимающие ее руки Эрика, и их взгляды скрестились.

В ее глазах сверкало чистое неверие.

— Боже мой, — прошептала она. — Это… — Она умолкла и едва слышно вздохнула. — Я и не знала, что этим можно заниматься в воде.

— Я тоже не знал.

Она подняла на него глаза:

— Ты хочешь сказать, что ты никогда?..

— В озере? Нет. Это впервые.

Восторженная улыбка озарила ее лицо.

— Значит, для вас это тоже было приключением, — сказала она. — А я боялась, что моя неопытность покажется вам скучной.

Волна нежности захлестнула его. Она не знает, до чего очаровательна. Надо быть слепым, чтобы не заметить этого. Однако она не пользуется успехом. Просто непостижимо. Что же, тем больше шансов у него.

Отведя от ее щеки мокрую прядь волос, он сказал:

— Скука тут ни при чем. Вы вызываете у меня совершенно другие чувства. Я очарован вами. Ни с одной женщиной я не испытывал такого наслаждения.

Она покраснела и потупилась.

— Но вы ушли, прежде чем…

— Я же вам обещал. — Знала бы она, чего ему это стоило.

— Я не знала, что мужское семя такое… теплое.

Теплое? Черт, скорее жгучее. Он весь горел. Стоило ему вспомнить о том, как он вошел в ее нежное лоно, как желание вновь вспыхнуло в нем.

— Я полагаю, нам лучше выйти из воды. Признаться, я не собирался заниматься любовью в озере.

— А как вы собирались? — с интересом спросила она.

— Отвести вас в маленький домик у себя в имении. — Он заглянул ей в глаза, и кровь в нем забурлила. — Может, отправимся туда прямо сейчас?

— Не возражаю.

Глава 16

Из лондонской «Таймс»:

«Общество охотников за Похитителем Невест насчитывает почти пятьсот членов, награда за его поимку возросла до десяти тысяч фунтов. Отныне в Англии нет такого места, где мог бы спрятаться этот негодяй. Его дни сочтены».

Утром, прежде чем присоединиться к родителям и Хьюберту в столовой, Самми внимательно осмотрела себя в зеркале-псише, но никаких перемен в свой внешности не обнаружила. И очень удивилась. Потому что чувствовала себя совсем не так, как до прошлой ночи.

Обхватив себя руками, она закрыла глаза и предалась воспоминаниям. Даже в самых смелых своих мечтах она не могла представить себе такой близости с мужчиной. Сначала у озера, а потом в его охотничьем домике. Она лежала обнаженная, а Эрик изучал ее тело руками и губами, пробуждая в ней страсть, на которую она считала себя не способной.

А потом она изучала его тело, сильное, мускулистое, когда он раскинулся перед камином, освещенный огнем. Он не уставал доводить ее до экстаза. И учил, как доставлять ему наслаждение. Это действительно главное приключение всей ее жизни, больше чем приключение.

Она всматривалась в невзрачную женщину, отраженную в зеркале. Что он нашел в ней? Он обращался с ней в прошлую ночь, как с королевой, хотя мог овладеть любой женщиной, какую бы ни пожелал.

39
{"b":"6401","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Печальная история братьев Гроссбарт
Четырнадцатый апостол (сборник)
Маленькая жизнь
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Темные воды