ЛитМир - Электронная Библиотека

Глаза у Корделии блестели, видимо, ей не терпелось сообщить миссис Нордфилд, кто пил у них сегодня чай. Самми оставалось лишь надеяться, что мать не забудет просьбу и не станет сообщать, что граф ухаживает за ее дочерью. Разве что намекнет и недвусмысленно вскинет брови.

Вероятность грозящего ей унижения была огромна. Самми казалось, что она уже слышит переходящие из уст в уста сплетни. Ах, эта бедная, странная Саманта Бриггем и ее мать вообразили, будто Уэсли ухаживает за этой невзрачной Самантой! Можно не сомневаться, что эти сплетни достигнут ушей Эрика, и она представила себе его реакцию: «Ухаживаю за мисс Бриггем? Полноте. С какой стати?» О, он выскажет это в более любезных выражениях, но смысл будет именно такой.

Стыд жег ее, и она ускорила шаг, приблизившись к воротам на несколько минут раньше. Запыхавшись, она опустилась на каменную скамью, среди розовых кустов и закрыла глаза. На нее нахлынули воспоминания о прошлой ночи, и она закрыла пылающее лицо ладонями.

«Боже милостивый, что я натворила?» Она всего лишь хотела познать страсть с единственным мужчиной, который вызвал у нее такое желание. Мужчиной, к которому она относится с уважением и восхищением. Ее близким другом.

Но сегодня она обнаружила, что он придерживается взглядов, диаметрально противоположных ее взглядам. Это еще одна причина порвать с ним отношения.

Саманте хотелось и смеяться, и плакать при мысли, что их отношения с Эриком остались тайной за семью печатями. Ей крупно повезло. Господи, он просто пил чай у них в доме, а теперь мать явно надеется на свадьбу дочери с графом, и если Эрик еще раз зайдет, ее уже не остановить. Каково же будет ее разочарование, когда она поймет, что ее надеждам не суждено сбыться.

Плохо только, что она полюбила его! Теперь у нее останутся только воспоминания и разбитое сердце. Она прерывисто вздохнула. Когда они встретятся, она скажет Эрику, что между ними все кончено.

К горлу подступил ком, из глаз хлынули слезы. В эту их последнюю ночь они не будут друг друга ласкать. Она не признается, как сильно любит его. У них нет будущего. Он ей не пара.

Приключение закончено, она заплатила за него высокую цену.

Корделия Бриггем была в прекрасном расположении духа, пряча самодовольную улыбку за чашкой с чаем. Вечер удался на славу. Лидия Нордфилд кипела от злости. Не только потому, что лорд Уэсли нанес визит Бриггемам и проявил интерес к Саманте. Она к тому же проиграла Корделии партию в пикет.

Миссис Бриггем не сиделось на месте. Она подошла к высокому окну и вдохнула напоенный ароматами воздух. Вдруг она заметила какое-то яркое пятно на боковой дорожке, уходящей в глубину сада. Рука с чашкой замерла на полпути ко рту, и она нахмурилась. Что делает Саманта в столь поздний час в саду? Почему не спит? Ведь она ушла к себе несколько часов тому назад?

Эта девица доконает мать своими странностями. Не дай Бог простудится, заболеет и не сможет выйти к графу, когда он в следующий раз приедет…

И все же что делает Саманта в саду в такое время? Сердце у Корделии взволнованно забилось. Все это очень странно. Однако она тут же одернула себя. Что за мысли ей лезут в голову?

Конечно, это не любовное свидание. Саманта себе такого не позволит. Да и лорд Уэсли благородный джентльмен. Так что напрасно она беспокоится.

Быстро вернувшись на свое место, Корделия поставила чашку на столик красного дерева.

— Лидия, погода просто дивная. Пойдемте прогуляемся.

Лидия уставилась на нее так, словно у нее на лбу появился третий глаз.

— Прогуляемся? Но ведь уже почти одиннадцать часов!

— Хьюберт посадил у меня в саду новое растение — что-то такое он вывел в своей палате. Забыла, как называется, но кажется, оно цветет только ночью. Мне очень хочется посмотреть.

— Ночной цветок? — спросила Лидия, и глаза ее блеснули.

— Да. Если цветы распустились, я срежу несколько для вас.

Слишком велик был соблазн, и Лидия не устояла. Она просто не вынесла бы, окажись у Корделии цветок, которого нет у нее.

— Хорошо, только надо взять фонари, чтобы не сломать ноги…

— Исключено. Даже разговаривать можно только шепотом. Любой свет или шум — и пфф! — Корделия щелкнула пальцами под носом у Лидии. — Цветы тут же закроются.

Поскольку Лидия замялась, Корделия театрально вздохнула:

— Ну ладно, вы, наверное, очень устали, вполне понятно, в вашем возрасте…

Лидия вскочила как ошпаренная:

— Я всего на два года старше вас, Корделия. И совершенно не устала.

— Конечно, дорогая. И все-таки присядьте, а то как бы чего не случилось. — И она протянула Лидии руку, но та отстранила ее и бросила на Корделию мрачный взгляд.

— Разумеется, я не сяду. Ваше предложение прогуляться всполошило меня. Прогулка по темному саду в поисках ночного цветка — великолепная идея.

— Ну, если вы настаиваете…

— Разумеется, настаиваю.

Лидия вздернула подбородок и с видом королевы поплыла к двери. Корделия шла следом, стараясь скрыть торжествующую улыбку.

Ровно в одиннадцать Эрик спешился, привязал Императора к дереву и направился к садовым воротам. Заметив Саманту на каменной скамье, остановился. Она сидела, погруженная в свои мысли. Воспоминания о вчерашней ночи захлестнули Эрика. Сама мысль о разлуке с ней была невыносима.

Он уже почти подошел к Саманте, когда она, услышав, как хрустнул у него под ногой сучок, вскочила и теперь стояла, озаренная бледным светом луны. Сердце у него едва не выскочило из груди. Он не в силах был отвести от нее взгляд. Она тоже смотрела на него, облизнула губы, и он невольно повторил это движение, представив себе сладкий вкус ее губ и ощутив исходивший от нее запах меда.

Он медленно направился к ней и остановился, лишь когда между ними оставалось всего два фута. Она была так близко! Женщина, которую он полюбил, но которая никогда не будет ему принадлежать. Скорее всего, он видит ее в последний раз.

Господи, но он ничего так не хотел, как заключить ее в объятия. Повторить то, что они пережили вчера ночью. Он заглянул ей в глаза и почувствовал, что решимость его рассыпается, как песок. Он должен сказать ей, что все кончено, прежде чем страсть заглушит голос рассудка.

— Мне нужно кое-что сказать вам, — проговорили они в один голос.

Некоторое время оба удивленно смотрели друг на друга. Потом он с облегчением наклонил голову, радуясь, что получил на несколько мгновений отсрочку.

— Леди первая, дорогая.

— Хорошо. — Она вздохнула и посмотрела на него. Глаза ее светились любовью. — Я долго искала нужные слова, но так и не нашла. И скажу, не мудрствуя лукаво: мы должны расстаться…

Эрику стало трудно дышать. Значит, она пришла к тому же выводу, что и он? А он боялся причинить ей боль. Хотелось посмеяться над своей наивностью, но ему было не до смеха.

Казалось бы, надо радоваться столь неожиданному повороту событий, который освобождал его от ответственности. Теперь оставалось попрощаться и уйти. Но он не двигался с места. И почему-то не испытывал радости.

— Могу ли я узнать почему?

Она повернулась к нему спиной.

— Причин много. Если наша связь будет продолжаться, это могут заметить, а поскольку мы заключили всего лишь временное соглашение… — Она не договорила, но через несколько секунд продолжила: — После вашего визита сегодня моя мать вообразила, будто вы ухаживаете за мной. Я старалась переубедить ее, но в таких делах мамочка отличается необычайной настойчивостью. Кроме того, я запустила свою работу в палате и хочу как следует заняться экспериментами, а если получится, съездить на континент. Поэтому самое разумное, что мы можем сделать, это прекратить наши встречи.

Необъяснимое, ничем не оправданное возмущение охватило его.

— Посмотрите на меня, — произнес он сквозь стиснутые зубы.

Саманта медленно повернулась к нему. Она прекрасно владела собой, только глаза выдавали волнение. И это раздражало его.

47
{"b":"6401","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пропавшие девочки
Крыс. Восстание машин
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Сила притяжения
Будда слушает
Она не объясняет, он не догадывается. Японское искусство диалога без ссор
Мой любимый демон
Забойная история, или Шахтерская Глубокая