ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы не хотите, чтобы мы остались хотя бы друзьями?

Она вскинула голову.

— Так будет лучше.

Воцарилось молчание. Конечно, Саманта совершенно права. Нужно проститься и уйти, однако слова застряли в горле, а ноги не слушались.

Казалось, прошла целая вечность, хотя в действительности то была лишь минута. Самми спросила:

— Что вы хотели мне сказать?

«Что люблю тебя. Что хочу на тебе жениться. Что хочу от тебя детей. Я отправлюсь с тобой в путешествие по всему миру, о котором ты мечтаешь. Ты увидишь развалины Помпеи, Колизей, галерею Уффици, картины Бернини и Микеланджело. Мы будем купаться в теплой воде Адриатики… И каждый день видеть твою улыбку, слышать твой смех, прикасаться к тебе. Мне невыносима мысль о том, что нам придется расстаться».

— Странно, но я намеревался порвать нашу связь по тем же причинам, что и вы.

— Я… я понимаю. — Несколько мгновений она не поднимала глаз, потом посмотрела на него и с легкой улыбкой произнесла:

— Значит, договорились. Желаю вам благополучия и процветания. Наше знакомство принесло мне много радости.

Она встала, намереваясь уйти.

Не отдавая себе отчета в том, что делает, он схватил ее за руку. Как может она просто так уйти?

— Что-нибудь еще, милорд?

Голос ее звучал бесстрастно, словно она обращалась к совершенно постороннему человеку. К тому же она назвала его не Эриком, а милордом, даже не захотела произнести его имя. Словно не было вчерашней ночи, когда они наслаждались друг другом, изнемогая от страсти.

— Да, Саманта, есть еще кое-что. — И прижав ее к себе, он впился в ее губы требовательным, пылким и жадным поцелуем.

Некоторое время она стояла неподвижно, но потом застонала и ответила на поцелуй. И Эрик забыл обо всем на свете. Они оба забыли.

Громкий возглас вернул их к действительности.

Корделия Бриггем и Лидия Нордфилд стояли в десяти футах от них, вытаращив глаза.

Саманта ахнула и вырвалась из объятий Эрика. Но было поздно.

Губы миссис Бриггем образовали букву «о», после чего она застрекотала, сделала несколько нетвердых шагов к каменной скамье и, прижав руку ко лбу, изящно упала на нее.

Глава 19

Никогда еще Саманта не испытывала такого унижения и стыда. Она с ужасом смотрела на мать. Все было слишком очевидно, чтобы заявить, что это недоразумение. К тому же беспорядок в одежде и прическе красноречиво говорил о случившемся.

— Чарльз, мою нюхательную соль, — попросила Корделия, обмахиваясь рукой. К ней подошел Эрик.

— К сожалению, сударыня, вашего мужа поблизости нет, а у меня нюхательная соль кончилась, — проговорил он сухим тоном. — Могу я вам помочь? Или позвать врача?

Миссис Бриггем заморгала и села.

— Врача? О нет, это совершенно не обязательно. Сейчас я приду в себя. Просто эта хорошая новость ошеломила меня.

Миссис Нордфилд презрительно фыркнула:

— Хорошая новость? Да вам место в сумасшедшем доме. — Она смерила Эрика и Саманту уничтожающим взглядом. — Какой позор! Какой ужас! Просто невероятно!

Корделия вскочила на ноги с бодростью, совершенно немыслимой для дамы, только что находившейся в обмороке.

— Хорошая новость, — уверенно повторила она, одарив Эрика ангельской улыбкой. Самми даже показалось, будто вокруг головы матери засиял нимб. — Не ожидала, что вы так скоро сделаете предложение, милорд. — Она вытерла глаза кружевным платочком. — Я так счастлива за вас обоих.

Воцарилось тягостное молчание. Саманта готова была провалиться сквозь землю. Происходящее казалось ей страшным сном. Она молила Бога, чтобы ее сразила молния.

Самодовольная улыбка изогнула губы миссис Нордфилд.

— Вы явно неверно истолковали ситуацию, Корделия.

— Полноте, я все истолковала верно, — ответила миссис Бриггем, взмахнув платочком. — Граф — человек порядочный и не стал бы целовать Саманту так… так страстно, если бы не сделал ей предложения. — Она шутливо погрозила лорду пальчиком. — Разумеется, милорд, следовало сначала спросить согласия на брак Саманты Бриггема, но мы с мужем вас благословляем.

— Никакого предложения граф не делал, — заявила миссис Нордфилд. — Это было тайное свидание, и мы застали их врасплох. С чего бы это графу делать предложение в ночное время. Порядочные джентльмены делают предложение днем, в присутствии родителей. Но не волнуйтесь, Корделия. Я никому ни слова не скажу об этом скандале.

— Никакого скандала не было, — возразила Корделия с царственным видом. — Граф сделал предложение моей дочери. Так и скажите всем. — И она повернулась к Эрику: — А теперь, лорд Уэсли, слово за вами.

Самми уголком глаза взглянула на Эрика. Он держался спокойно, только побледнел и слегка подергивалась щека.

— Я сделал мисс Бриггем предложение, — выдавил граф каким-то не своим, скрежещущим голосом.

Саманта не раз представляла себе в мечтах, как граф делает ей предложение, но не таким образом. Оказавшись в ловушке. Против собственной воли. Совсем недавно он ей сказал, что его положение не позволяет ему жениться. И никто никогда не заставит его это сделать.

Улыбка Корделии Бриггем могла бы озарить целое королевство.

— Мой муж и я ждем вас завтра утром, чтобы обо всем договориться. — Она бросила взгляд на миссис Нордфилд: — Лидия, можете поздравить и пожелать счастья милорду и моей дочери.

Миссис Нордфилд предпочла бы лечь на ложе из горячих угольев. Но деваться было некуда, и она проговорила:

— Поздравляю вас! — После чего прошептала себе под нос что-то недоброе.

Не переставая излучать сияние, мать повернулась к Самми и схватила ее за руку:

— А теперь идем, Саманта.

И Корделия потащила дочь к дому. Миссис Нордфилд последовала за ними.

Эрик вернулся в конюшню, мечтая о двух вещах — чуде и крепком бренди. По опыту он знал, что чудес не бывает. Зато, бренди у него было в избытке.

Артур появился в дверях как раз в тот момент, когда Эрик спешился.

— Нужно поговорить, — сказал Эрик, отдавая ему поводья. — Жду вас через полчаса у себя в кабинете.

Когда появился Артур, Эрик допивал второй бокал бренди. Конюх налил себе виски и, взяв стакан, уселся в свое любимое кресло. Эрик коротко изложил ему свой давешний разговор с Адамом Стратоном. Артур покачал головой:

— Сдается мне, ваши рисковые денечки прошли. Мы ведь знали, что когда-нибудь все это кончится. Хоть денник Чемпиона и спрятан за фальшивой дверью в конюшне, кто-нибудь вроде Стратона, если станет искать, может его найти.

Артур подошел к Эрику и, сжав его плечо своей загрубевшей от работы рукой, сказал:

— Леди Маргарет свободна, вы спасли многих девиц и можете гордиться собой, как и я вами горжусь. Вы выполнили свой долг. Пришло времечко остановиться. Немедленно. — Артур еще крепче сжал плечо Эрика. — Не хочу видеть вас на виселице.

Эрик невесело рассмеялся:

— У меня тоже нет желания на ней болтаться.

— Стало быть, решено. — Артур поднял стакан. — За ваш уход в отставку. Живите долго. Процветайте.

Эрик не стал поднимать бокал.

— У меня есть еще новости, но думаю, вы их уже знаете, прислуга наболтала. Саманта Бриггем выходит замуж.

Артур сдвинул брови:

— Не слышал. Мисс Самми выходит замуж? Не верю. Быть такого не может.

— Еще как может.

Артур пришел в полное негодование:

— И какого же недоумка нашел ей папаша на этот раз?

Эрик поднял бокал.

— Этот недоумок — я.

Не будь ситуация такой ужасной, Эрик расхохотался бы при виде лица Артура — потрясенного и недоумевающего.

— Вы! Но… но… как? Почему?

— Сегодня вечером ее матушка и Лидия Нордфилд застали нас при компрометирующих обстоятельствах.

Казалось, глаза Артура сейчас вылезут из орбит.

— Вы скомпрометировали мисс Самми?

Эрик осушил бокал с бренди.

— Самым неподобающим образом.

Артур стал пятиться и, наконец, плюхнулся на стул, уставившись на Эрика с изумлением, быстро перешедшим в негодование.

48
{"b":"6401","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Без надежды на искупление
Академия Грейс
Мег. Первобытные воды
Палатка с красным крестом
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
В глубине ноября
Дети жакаранды
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров