ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я давно мечтаю предпринять поездку на континент… К тому времени, когда я вернусь, об этом скандале уже забудут.

— О нем никогда не забудут. Скандал будет преследовать вас всю жизнь и коснется всех членов вашей семьи. Вы, очевидно, не подумали об этом. Равно как и о том, как пострадает моя честь, если я откажусь на вас жениться.

— Ваша честь не пострадает, если от брака откажусь я.

Он шагнул к ней, и она едва удержалась, чтобы не отпрянуть.

— А кто поверит, что вы отказались от возможности стать графиней? Никто, — мягко произнес он, хотя в глазах у него появилось мрачное выражение. — Все будут уверены, что это я обесчестил вас.

— Я… я не думала об этом в таком смысле, но вы, конечно, правы. Никто не поверит, что такая девушка, как я, откажет такому джентльмену, как вы.

Эрик посмотрел на нее, на ее глаза за стеклами очков, и гнев его стих. Проклятие, он отдал бы все свое состояние за такую, как она. И конечно же, свое сердце. Он знал, что она пытается ему помочь, и любил ее за это. Но не мог выполнить ее просьбу.

Взяв ее за руки, он крепко сжал их.

— Саманта, у нас нет выбора. Уже распространились слухи о нашем скандальном поведении и скорой свадьбе.

— Не может быть.

— Сегодня утром мой дворецкий поздравил меня с предстоящим бракосочетанием, — сообщил он сухим, как пыль, голосом.

Плечи ее поникли, и она устремила взгляд вниз.

— Боже мой. Как мне жаль. Никогда не думала, что с нами произойдет нечто подобное.

Он взял ее за подбородок, заставил посмотреть себе в глаза. И столько грусти и отчаяния увидел в ее взгляде, что сердце его едва не разорвалось. Он смахнул с ее бледной щеки непокорный локон и обхватил ее лицо ладонями.

— Саманта, все будет хорошо, даю вам слово. Вы мне доверитесь?

Когда она посмотрела на него, в глазах ее блестели слезы.

— Да, я вам доверюсь.

— И согласитесь стать моей женой?

Судя по ее виду, она не имела ни малейшею желания выходить за него замуж. И хотя он никогда не собирался жениться, ему и в голову не приходило, что уговорить женщину вступить с ним в брак, окажется столь трудным делом.

Наконец она вскинула голову:

— Я выйду за вас замуж.

Он ждал ответа, затаив дыхание. Обняв Саманту, он коснулся губами ее лба.

— Обещаю, — прошептал он ей в мягкие, пахнущие медом, волосы, — что все ваши мечты сбудутся.

Эрик направлялся к конюшням Бриггемов, чтобы взять Императора и отправиться домой, когда к нему подбежал запыхавшийся Хьюберт:

— Лорд Уэсли, можно с вами поговорить?

— Что случилось, Хьюберт?

— Мамочка сказала, что вы с Самантой собираетесь пожениться. Это правда?

— Да, ваша сестра согласилась стать моей женой, — ответил Эрик.

Хьюберт помрачнел.

— Она знает?

Эрик не стал притворяться, что не понял:

— Нет.

— Вы должны сказать ей, милорд. До того, как обвенчаетесь. Она должна знать правду.

Эрик некоторое время всматривался в его вспыхнувшее лицо, а потом спросил:

— А что, если, узнав, она откажется стать моей женой? Хьюберт задумался.

— Вряд ли. Сначала огорчится, но, поразмыслив, поймет, почему вы не сказали ей об этом раньше, и оценит ваше доверие.

Эрик содрогнулся, представив, какова будет реакция Самми. Господи, она же захочет помогать ему и непременно обзавестись маской и плащом.

Хьюберт поправил очки.

— Я с удовольствием замолвлю за вас словечко, милорд, если понадобится. — И добавил, ковыряя носком сапога траву: — Вы будете замечательным мужем Самми, и я почту за честь называть вас братом. Но вы должны ей рассказать.

Прилив нежности к этому верному юноше охватил Эрика, сжав ему горло. Он положил руку на плечо Хьюберта.

— Не волнуйтесь, Хьюберт. Я сделаю все как надо. Обещаю.

Глава 20

Из лондонской «Таймс»:

«Поиски Похитителя Невест становятся все настойчивее, поскольку награда за его голову выросла до одиннадцати тысяч фунтов. Общество охотников за Похитителем Невест насчитывает почти шесть сотен человек. Предполагается, что Похититель Невест будет схвачен еще до конца этой недели, а то и раньше, если совершит новое похищение».

Два дня спустя Самми стояла неподвижно, как статуя, в своей залитой солнцем спальне, портниха подгоняла по ней платье. Гул женских голосов долетал оттуда, где ее сестры и мать сидели на краешке кровати, напоминая четверку голубей, окрашенных в пастельные тона. Они то обсуждали планы насчет свадьбы, то указывали места, где подол казался неровным, получая за это неодобрительные взгляды от портнихи, то с гордой улыбкой смотрели на Самми, и улыбка эта означала, что та совершила нечто удивительное, в то время как она просто-напросто обманом заставила жениться на себе упрямого графа.

Их болтовню Самми пропускала мимо ушей. Она посмотрелась в зеркало, и комок застрял у нее в горле. Платье было очень красивое, но скромное, из шелка цвета сливок, с короткими пышными рукавами. Атласная кремовая лента перехватывала его под грудью, спускаясь вниз по юбке. Мать считала фасон чересчур простым, но Самми настояла на своем, категорически отказавшись от кружев и рюшей.

Интересно, подумала она, понравится ли платье Эрику, и тут же на щеках ее вспыхнул румянец. Послезавтра она станет его женой. Грусть охватила ее при мысли, каким радостным и счастливым могло быть это событие, если бы он любил ее и действительно хотел на ней жениться. Но за два прошедших дня, после их последнего разговора в гостиной, она поняла, что, хотя их брак, судя по всему, и не был заключен на небесах, все равно его нельзя считать делом рук сатаны. Она его любит. Они друзья, у них есть общие интересы. Он добр и щедр, терпелив и умен. А как он целует ее, как прикасается к ней…

Легкий вздох сорвался с ее губ. Господи, делить с ним ложе будет совсем не трудно. Он не любит ее, но она постарается стать ему хорошей женой. Хуже всего то, что она станет графиней и ей придется бывать в обществе. Для нее это так же сложно, как пытаться просунуть квадратный колышек в круглую дырку.

Она поморщилась при мысли о том, сколько может совершить промахов. Господи, только бы не опозорить его. К счастью, сестры и мамочка могут просветить ее в этом смысле. Эрик заслуживает счастья и жену, которой мог бы гордиться, но Самми очень сомневалась в том, что сможет соответствовать своему положению. Как бы то ни было, она постарается. Ради него. И быть может, со временем произойдет чудо и дружеские чувства, которые он к ней питает, перерастут в нечто большее.

Утешив этой надеждой свое сердце, она бросила взгляд на письменный столик, и пульс ее забился сильнее. Там, в верхнем ящике, лежала записка. Она появилась сегодня утром, и в ней была всего одна строчка, написанная изящным, явно мужским почерком: «Пожалуйста, приходите в полночь к озеру».

Значит, сегодня она увидится с Эриком. До встречи оставалось всего десять часов. Посмотрев в сторону кровати, Самми встретила четыре гордые улыбки и поняла, что эти часы ей покажутся вечностью.

В тот же день к вечеру к Самми приехала леди Дарвин. Пока они усаживались в гостиной, Самми пыталась скрыть свое смущение. Сестра Эрика казалась очень приятной особой, но Самми не знала цели ее визита. Известно ли леди Дарвин, почему они с Эриком так скоропалительно женятся? Не станет ли она обвинять Самми в том, что та обманом заманила ее брата?

Как только они сели на диванчик, леди Дарвин сжала руку Самми.

— Я знаю, вы заняты приготовлениями к свадьбе, и не задержу вас. Хочу лишь пожелать вам счастья. Надеюсь, мы с вами подружимся. Мне всегда хотелось иметь сестру.

Гора свалилась у Самми с плеч, и она улыбнулась:

— Благодарю вас, леди Дарвин.

— Прошу вас, называйте меня Маргарет. И разрешите мне тоже называть вас по имени.

— Конечно. Для меня большая честь стать вашей сестрой.

50
{"b":"6401","o":1}