ЛитМир - Электронная Библиотека

Райли скользнула руками по плечам Джексона и обвила его шею.

– Может, я ошиблась, и у меня не было этого ощущения в животе. Может, нужно снова попробовать еще раз, чтобы убедиться.

– Я обеими руками за то, чтобы убедиться.

Джексон припал к ее губам. Одной рукой он гладил ее по спине, а ладонью другой накрыл ее грудь. Райли застонала и прижалась к его руке плотнее. Сквозь шелковистую ткань купальника Джексон ласкал ее соски, затем опустил руку ниже талии и приподнял ее ногу. У Райли закружилась голова. Она обхватила ногой его тело и изо всех сил прижалась к его напрягшейся плоти.

Тихо застонав, Джексон проник рукой под ее плавки, и его ладони заскользили по обнаженному, трепещущему от желания телу Райли.

Райли пришла в возбуждение, граничащее с безумием, и, отбросив все сомнения, она безвольно откинула голову. Джексон с восторгом припал к ее шее, слегка покусывая ее разгоряченными губами, осыпая поцелуями и прикасаясь языком к нежной коже. Райли сдерживалась из последних сил, стремясь продлить это потрясающее удовольствие, но настойчивое наступление Джексона ускорило разрядку. Она вскрикнула, и ее тело изогнулось в судорогах сильнейшего оргазма. На миг ее сознание отключилось, и исчезло все, кроме ласкающих ее рук и искусного языка.

Она с трудом пришла в себя. Джексон по-прежнему прижимал ее к своему телу, и она, прильнув щекой к его шее, ощущала его учащенный пульс. Немного успокоившись, Райли подняла голову.

Даже не заглядывая в его темно-голубые глаза, она знала, что в них горит страсть и необузданное желание. Решив прервать молчание, Райли произнесла единственное, что пришло ей в голову:

– Ого!

Джексон коротко качнул головой.

– Что и требовалось доказать. – Он попытался перехватить ее взгляд. – Жалеешь?

Задумавшись минуту, Райли ответила:

– Скорее всего, это не войдет в список моих самых разумных поступков, но ты, твои прикосновения, заставили меня позабыть обо всем на свете. Даже о том, где я и с кем.

К такому повороту событий Райли была не готова. Ей очень надоел ее образ строгой женщины. Она просто стремилась освободиться от него. Но терять голову не входило в ее планы.

– Можешь мне не верить, но я обычно не позволяю прекрасным незнакомцам доводить меня до оргазма.

Губы Джексона дрогнули.

– Я знаю, что с первого взгляда произвожу положительное впечатление, но под твое определение вряд ли подхожу. – Он скользнул руками по ее спине. – К тому же нельзя сказать, что мы с тобой незнакомы.

– Это все не считается. В сущности мы ничего не знаем друг о друге.

– Да, верно, не знаем любимого цвета, фильма, книги или песни. Но ты говоришь, что я заставил тебя позабыть обо всем. То же можно сказать и обо мне. Ты потеряла над собой контроль? Я тоже. И ты можешь мне не верить, но и я обычно не довожу до оргазма прекрасных незнакомок.

Райли пошевелилась и замялась, случайно коснувшись его восставшей плоти.

– Удовольствие досталось только мне одной. Это несправедливо.

Джексон криво ухмыльнулся.

– Я не жалуюсь. Хотя жалко, что мне не пришло в голову взять с собой презерватив. Послушай, а ведь можно что-то придумать. – Он прочертил кончиком пальца по ее мокрой руке, которая тотчас покрылась гусиной кожей. – Ты не поужинаешь со мной сегодня?

– Ужин? – переспросила Райли скептически.

– Да, ужин. Знаешь ли, люди иногда встречаются, чтобы вместе поесть. Бокал вина. Беседа. Все для того, чтобы поближе познакомиться.

– У меня уже есть планы на вечер.

– Да? – его щека слегка дернулась. – Ты вчера сказала, что ни с кем не встречаешься.

Райли убрала руки с плеч Джексона и отступила назад.

– У меня и правда никого нет, – холодно подтвердила она. – Иначе этого сейчас не случилось бы. Вообще-то сегодняшний вечер у тебя тоже расписан. Ты помнишь о Маркусе? Нашем начальнике? Он устраивает пикник.

Джексон провел ладонями по лицу.

– Совершенно вылетело из головы. Я с тобой ни на чем не могу сосредоточиться. А после ужина? Может, выпьем чего-нибудь в «Мариотте»?

Гормоны Райли и ее здравый смысл обменялись тычками. Райли знала, что в «Мариотте» ее ждет не только выпивка. Если бы на его месте был кто-то другой... В короткой, но кровавой схватке здравый смысл одержал победу, и она отрицательно покачала головой.

– Джексон, я...

Джексон приставил палец к ее губам.

. – Не отвечай сразу. Подумай. Разговоров о работе не будет. Мы о ней даже не вспомним. – Он убрал руку, и Райли облизнула губы. Глаза Джексона потемнели, но он не прикоснулся к ней, а вместо этого кивнул в сторону пляжа. – Нам лучше вернуться, пока за нами не выслали поисковую бригаду.

Райли кивнула, и они направились к воде.

Придет ли она?

Джексон расхаживал взад-вперед по гостиничному номеру. В сотый раз взглянув на часы, он обнаружил, что время близилось к десяти. Второй вечер подряд он мучился неизвестностью, гадая, придет ли та, что так взволновала его. Ужин у Маркуса Торнтона закончился три часа назад. После возвращения с прогулки на гидроцикле, Райли избегала Джексона. Однако он, прежде чем отправиться в «Мариотт», все-таки оттащил ее в сторону и всучил ключ от своего номера. И вот уже три часа подряд он истязал себя мыслями о том, появится она или нет, и постоянно спрашивал себя, почему это для него так важно. Что в ней такого, что он потерял покой?

Джексон провел ладонями по лицу. Надо расслабиться, черт побери. Надо отвлечься на что-то другое. Надо...

Ответить на стук в дверь.

В дверь тихо постучали, и это чуть не вызвало у Джексона остановку сердца. Райли? Решила не пользоваться ключом. Он отчаянно надеялся, что это именно она, а не какой-нибудь гостиничный служащий, которому вздумалось проверить регулятор температуры или передать полученное по факсу сообщение. Помедлив несколько секунд, Джексон глубоко вдохнул, подошел к двери и открыл ее.

В коридоре стояла Райли. Ее темные вьющиеся волосы были распущены. На губах играла улыбка. Она была одета в выцветшие джинсы, плотно облегавшие бедра, и яркую желтую футболку с изображением шоколадного пирожного и надписью «Самое сладкое».

– Погадать? – спросила она низким, сиплым голосом, от которого у Джексона разом подскочила температура. И в животе у него возникло то же ощущение, которое она описывала. Джексон вцепился в дверную ручку, чтобы тут же не броситься на нее.

– Конечно. Очень мило. Ты не воспользовалась ключом.

– Я решила, что лучше постучаться. Вдруг ты уснул или еще чего.

– Меньше всего мне думается о сне. – В ответ на это замечание глаза Райли загорелись. Джексон отступил назад, жестом приглашая ее войти. – Рад, что ты пришла.

– Ты еще больше обрадуешься, когда увидишь, что я тебе принесла.

Райли переступила через порог и сунула ему под нос коробку. Джексон уловил аппетитный запах чего-то сладкого. Закрыв дверь, он прислонился к ней и сказал:

– Я думал, ты не придешь. – Говорить это было не обязательно, но слова сами сорвались с его губ.

Райли поставила коробку на полку рядом с дверью. Ее сердце глухо стучало в предвкушении того, что должно произойти. Она повернулась к Джексону. До чего же он был хорош! Несколько черных прядей спадали ему на лоб. Казалось, в ожидании ее он в нетерпении постоянно проводил ладонью по волосам. Под белой спортивной рубашкой, облегающей его широкую грудь, угадывались крепкие мускулы, которые, впрочем, Райли уже видела. Потертые джинсы, которые, кажется, были его любимой повседневной одеждой, плотно облегали бедра, и Райли пожалела, что ей не дано видеть сквозь одежду. Хотя это неважно. Она собиралась снять с него эти джинсы в ближайшее время.

Предпочитая оставаться правдивой до конца, она ответила:

– А я и не собиралась приходить. Уж поверь. Я честно пыталась убедить себя в этом. Но как и все бухгалтеры, я наконец подвела черту и убедилась, что даже несмотря на твое имя – Джексон Ланг, – хочу заняться с тобой любовью.

11
{"b":"6402","o":1}