ЛитМир - Электронная Библиотека

Сведя баланс и составив отчет о движении оборотных средств, Райли почувствовала, что нужно срочно отдохнуть: от цифр начало рябить в глазах. Откинувшись на спинку стула, она подцепила с лежавшего на пластиковом подносе сэндвича маслинку и стала жевать ее. Райли покрутила головой, пытаясь размять затекшие шею и плечи. Ее взгляд упал на таймер на мониторе компьютера, и она застонала. Уже полдевятого. А ей еще нужно не меньше часа, чтобы все досконально проверить и проанализировать. Кое-что даже придется взять домой, чтобы доделать в выходные.

Давая глазам еще несколько минут отдыха, Райли откусила от сэндвича и решила просмотреть электронную почту. Увидев на экране три имэйла от Джексона, она тут же прекратила жевать. Одно сообщение пришло днем, сразу после трех, а два других всего десять минут назад. Очевидно, он тоже задерживался на работе.

С поразившим даже ее саму нетерпением Райли открыла сообщения Джексона за эту неделю и испытала горькое разочарование. Все имэйлы оказались ничем иным как сопроводительными записками к тщательно составленным отчетам со всеми чеками и квитанциями. Райли разозлилась на себя. А чего она ждала? Что он будет присылать ей игривые сообщения по корпоративной электронной почте? Конечно, нет. Так почему она так разочарована?

Райли раскрыла первое за сегодня сообщение Джексона. Оно было предельно кратким и не содержало ничего лишнего: он сообщал, что собирается прислать откорректированный план финансирования отдела маркетинга, и просил рассмотреть его как можно скорее.

Второй имэйл был разослан всем сотрудникам компании и информировал об изменениях в интернетовском сайте «Престижа». Ознакомившись с сообщением, Райли перешла к третьему письму, озаглавленному «План финансирования маркетинга с внесенными поправками». Райли быстро пробежала его глазами:

«Чтобы внести все поправки, потребовалось больше времени, чем ожидалось. Но я отсылаю пересмотренный план финансирования сейчас, чтобы ты получила его как можно раньше в понедельник. Я знаю, что ты завалена работой, и понимаю, что моя просьба затруднит тебя, но тем не менее буду безмерно благодарен, если мои предложения рассмотрят среди первых. Имеются все условия для положительного решения наших проблем, но без дополнительного финансирования руки у меня связаны. Только что оставил тебе на автоответчике сообщение, дублирующее мое письмо, на тот случай, если мой имэйл каким-то образом потеряется в киберпространстве. С нетерпением жду ответа».

Закончив читать, Райли схватила телефонную трубку, чтобы прослушать автоответчик, который тут же проинформировал ее лишь об одном сообщении, полученном сегодня, в 20:15. Сердце у Райли бешено колотилось. Крепко сжав трубку в руке, она прислушалась. Спокойный, глубокий голос Джексона почти слово в слово повторял ей на ухо то, что содержалось в электронном послании. Райли зажмурилась, и перед ее глазами живо возник образ Джексона. Высокий, мужественный, красивые губы изогнуты в насмешливой улыбке, в голубых глазах, светящихся желанием, прыгают озорные искорки. Когда сообщение закончилось, Райли положила трубку и, беспокойно покусывая нижнюю губу, задумалась, не зная, как поступить.

– А что, собственно! – пробормотала она, схватив трубку. Что она теряет, кроме нескольких часов сна? И разве за ней не числится должок? В конце концов, Джексон сделал то, что она хотела, – поджег фитиль. Если подумать, то ведь она использовала его исключительно для секса, а потом просто-напросто выставила за дверь. Разум внушал Райли, что она пытается оправдать свой опрометчивый поступок, но сердце не слушало.

Она набрала рабочий номер Джексона в Нью-Йорке раньше, чем успела передумать.

Оставив сообщение Райли на автоответчике, Джексон положил трубку офисного телефона и в раздражении провел ладонями по лицу. Он был уверен, что Райли не задержится на работе допоздна, тем более вечером в пятницу, и телефонный звонок будет совершенно лишним. И все же он позвонил. Зачем? Чтобы услышать ее голос на автоответчике? Господи! Да это просто сумасшествие какое-то!

Джексон застонал от досады на себя, схватил коробочку с таиландской едой и кровожадно вонзил острие палочки в креветку. Отправив ее в рот, Джексон нахмурился и начал жевать лакомый кусочек с таким видом, будто грыз стекло.

Он собирался отослать Райли свой план финансирования с поправками еще в начале этой недели в надежде, что у нее, возможно, до выходных появится свободная минутка, чтобы просмотреть его. Но пришлось ждать, пока соберется вся необходимая документация, подтверждающая необходимость увеличения расходных средств. Эти и другие хлопоты отвлекли его, заняв все время по возвращении из Атланты. Теперь раньше понедельника она послание не увидит. А это оправдывает его звонок ей в офис: якобы он хотел повторить текст письма, чтобы подчеркнуть необходимость скорейшего подтверждения плана финансирования.

Ну конечно, насмешливо заговорил его внутренний голос. Именно поэтому ты и хочешь позвонить ей – чтобы в очередной раз повторить то, о чем говорил уже дважды.

Джексон подцепил палочкой лапшу и, поднеся ее ко рту, вновь покачал головой, вспоминая, как бешено колотилось его сердце, когда он набирал телефонный номер Райли. Ну прямо влюбленный ученик средней школы, названивающий своей возлюбленной! Даже запись ее голоса на автоответчике вызвала в его воображении целую бурю фантазий, подогретых воспоминаниями о проведенных вместе минутах.

Она пленила его полнотой ощущений, которые приносили радость, пробуждали желание разговаривать с ней. Слушать ее. Узнавать о ней больше. Засыпать рядом с ней. И рядом с ней просыпаться.

Джексон пронзил палочкой еще одну креветку. Боже правый! Да он совершенно потерял голову! И способность мыслить здраво. Да, как только вопрос финансирования решится, воспоминание о Райли изгладится из памяти.

В офисе затрезвонил телефон, и Джексон застонал от досады. Наверное, снова Брайан. Брат задался целью вытащить Джексона сегодня в клуб, хотя тот уже трижды говорил ему, что не в настроении.

– Повторяю в последний раз: я не хочу идти, – завопил он в телефонную трубку с набитым лапшой ртом.

Последовало гробовое молчание, нарушаемое лишь стуком его сердца. Затем из трубки послышался веселый голос Райли:

– О-о-однако. Что-то не помню, чтобы я спрашивала тебя, хочешь ли ты идти.

Сердце Джексона подпрыгнуло, сделав сумасшедший кульбит, и он вытянулся на стуле прямо, как стрела. Поспешно глотая лапшу, Джексон поймал себя на том, что торопливо поправляет ослабленный узел галстука, словно она может его увидеть. Ну и ну! У него и впрямь не все дома!

– Джексон, ты слушаешь меня?

– Да. Прости. Я думал, это звонит брат. Привет.

Эх, Джексон, Джексон. Бывало, за словом в карман не полезешь. А теперь мямлишь как последний идиот.

– Привет. Ну как ты?

Паршиво. Хуже некуда. И все из-за тебя.

– Спасибо, лучше всех. Я тут заработалась и случайно наткнулась на твои имэйлы. Я насчет новой схемы финансирования маркетинга. В понедельник и во вторник меня на работе не будет. Даже если отложить все дела на следующую неделю, то я доберусь до твоей схемы лишь в среду.

Черт! Это нарушит весь график и сильно задержит его работу. Но что она такое сказала? Джексон повторил про себя только что произнесенные ею слова и переспросил:

– Что значит – «Если отложить дела на следующую неделю»?

– Я могу посмотреть твои бумаги сейчас, если ты готов еще какое-то время остаться на работе: вдруг у меня возникнут вопросы.

Джексон потрясенно уставился на бежевый телефонный аппарат, как на ангела небесного. – Ты это серьезно?

– Серьезно. Так ты согласен?

– Совершенно. – Джексон запустил пальцы в волосы. – Это просто здорово.

– Ты, надеюсь, не шокирован.

– Я действительно очень удивлен. Потому что сейчас вечер пятницы. Тебе наверняка есть чем заняться, чем-то более приятным.

– Что ж, придется пропустить бейсбольный матч с участием «Брэйвз», который я сегодня хотела посмотреть по телевизору. А если у тебя имеется хоть слабое представление о том, какая я заядлая болельщица, ты мою жертву оценишь.

15
{"b":"6402","o":1}