ЛитМир - Электронная Библиотека

– Помнишь, я рассказывала тебе об одном красавчике, который живет по соседству? Теннисист-профессионал. Тот, у которого классные ноги!

– Как можно забыть! Ты все уши мне прожужжала, – поддразнила ее Райли. – Но у него вроде была подружка.

– Вот именно, что была. В прошлые выходные я столкнулась с ним в супермаркете в самом прямом смысле этого слова – наехала на него своей тележкой.

– Случайно?

Глория пожала плечами.

– Случайность была подготовленной. В общем, слово за слово, мы разговорились, и вот сегодня ужинаем вместе в новом мексиканском баре в Пич-три. Фахитас, коктейли «Маргарита» и привлекательный мужчина – как раз то, что я люблю.

Райли хихикнула. Она повесила сумку на плечо, подхватила набитый папками портфель, и девушки направились к лифтам.

– Ужин с привлекательным мужчиной, разумеется, не идет ни в какое сравнение со вчерашней пиццей, сластями и бейсбольным матчем по телевизору. Надеюсь, ты хорошо проведешь время. Не делай ничего такого, чего бы не сделала я.

Изобразив святую простоту, Глория ответила:

– Это не проблема, если учесть, что ты позволила себе разнузданный секс с мужчиной практически с первой же встречи. А как, кстати, поживает мистер Ланг?

Райли усилием воли сохранила на лице бесстрастное выражение, хотя и опасалась, что Глория заметит румянец, который – она это почувствовала – заливал ее щеки. Она коротко рассказала Глории об их с Джексоном ночных телефонных переговорах в прошлую пятницу, закончив рассказ признанием:

– И я дала ему адрес своей личной электронной почты.

– Он тебе написал?

– Да. В воскресенье, как и обещал, он прислал рецепт шоколадного пирожного.

Глория улыбнулась.

– Человек слова! А кроме рецепта в сообщении не было игривых приписочек?

– Нет. Лишь «надеюсь, шоколадные пирожные тебе понравятся». Если честно, я была очень разочарована. Не то чтобы я ожидала каких-то решительных действий с его стороны, но...

– Но девушки любят пофлиртовать, – согласилась Глория.

– А потом, в понедельник... – Райли умолкла, когда они проходили мимо секретарши. Глория нажала кнопку вызова лифта.

– И что же было в понедельник?

– Меня дома ждала посылка.

– О-о-о! Цветы, что ли?

– Фантастический букет цветов и коробка-холодильник с бостонскими пончиками из его любимой кондитерской в Нью-Йорке. К посылке прилагалась милая записка, в которой он благодарил меня за то, что в пятницу вечером я задержалась на работе допоздна, чтобы помочь ему. – Райли еще сильнее покраснела, вспомнив самую дорогую ей строчку в этом послании: «Эти пончики с бостонским кремом я когда-то считал самыми вкусными. И хотя они не идут ни в какое сравнение с теми, что мы ели вместе, они все-таки достойны того, чтобы их попробовать».

– Очень мило, – сказала Глория, обмахиваясь рукой и притворяясь, что вот-вот хлопнется в обморок. – Не знаю, окажется ли профессиональный теннисист Роб таким же романтичным. – Прежде чем Райли успела что-то ответить, Глория поспешно продолжила: – Да какая разница? Он так классно смотрится на теннисном корте, что ему и не нужно быть романтиком.

Райли вдруг вспомнила, что Джексон – теннисный болельщик. Хм. А ведь он тоже на теннисном корте, верно, смотрелся бы неплохо.

Двери лифта разъехались, и девушки направились к месту стоянки.

– Я припарковалась здесь, – сказала Райли, кивая направо. – Удачно тебе провести вечер. С нетерпением жду твоего отчета.

– Надеюсь, будет о чем порассказать, – ответила Глория, лукаво улыбаясь. – А ты не забудь проверить электронную почту.

Райли помахала рукой и пошла к своей машине. Не забыть проверить электронную почту? Это не проблема. Уж об этом она не забудет.

Из-за привычных в Атланте пробок на дорогах, которых в этот час оказалось даже больше, чем обычно, Райли добралась до дома лишь через час. На буфете Райли заметила оставленную Тарой записку, в которой сестра сообщала, что после ужина они с Линдой пойдут в кино на поздний сеанс, а потом она останется у нее ночевать. Райли, удовлетворенно кивнув, продолжила путь в спальню. Чтобы приучить Тару предупреждать о своем местонахождении, от Райли потребовалось много усилий и терпения. Тара считала записки детским лепетом, но все равно оставляла их, а значит, Райли добилась-таки своего.

Мигом переодевшись в тренировочные штаны и любимую футболку с надписью «Брэйвз», Райли вернулась в большую комнату и включила телевизор. Игра должна была начаться только через десять минут, поэтому Райли включила духовку и достала из холодильника содовую. Она сделала большой глоток, и ее взгляд упал на ноутбук, который лежал на дубовом кофейном столике. Решив побить рекорд выдержки, Райли заставила себя сделать еще два глотка и только потом подошла к компьютеру.

Устроившись на диване, она включила ноутбук и открыла электронную почту.

Сообщение от Джексона действительно было. Он отослал его менее получаса назад. Райли охватило радостное возбуждение, и она мигом раскрыла письмо.

«Рад, что цветы и пончики понравились. Я и себе купил несколько (пончиков, а не цветов). Но мамины наставления не позволили мне съесть ни одного из них до ужина. Хотя мама, наверное, пришла бы в ужас, узнав, что ужин состоял из остатков вчерашней пиццы. Надеюсь, сладкая, твой день прошел удачнее, чем мой».

Райли почувствовала растекающееся по всему телу тепло и сразу же представила себе Джексона, удобно устроившегося на диване, жующего кусок подогретой уже не в первый раз пиццы и пытающегося отвлечься от проблем по работе. Уставший. Одинокий. Вроде нее. Да не вроде, а точь-в-точь как она.

Райли нажала на «ответить отправителю», и ее пальцы запорхали над клавиатурой.

«Должно быть, что-то происходит, потому что у меня сегодня на ужин тоже недоеденная пицца. Но я не жалуюсь. Это моя любимая еда перед телевизором во время бейсбольного матча. А сегодняшняя игра против «Метс» обещает быть захватывающей. А ты, теннисный мальчик, не собираешься смотреть ее? Не включишь кофейник и не приготовишь кофе с молоком к бостонским пончикам во время седьмой подачи? Ты думаешь, что у тебя сегодня был неудачный день? Ха! Все это чепуха по сравнению с моим невезением: несмотря на то, что я припрятала свои пончики между иссохшим пучком салата и несколькими увядшими морковками в овощном ящике холодильника, Тара тем не менее обнаружила мои тайные запасы и слопала не один, а целых два пончика. Все! Я вычеркну ее имя из завещания и, когда испеку эти Самые Невероятные Шоколадные Пирожные на Земле, привяжу ее к стулу и заставлю смотреть на то, как все съем одна».

Райли несколько секунд колебалась, спорила сама с собой, кусая губу, а потом поддалась жгучему желанию и приписала еще несколько слов:

«Если включишь бейсбол и захочешь услышать, как я буду злорадствовать, когда «Брэйвз» навешают вашей нью-йоркской команде, позвони».

Позвонит ли он? Действительно ли ей хочется, чтобы он позвонил?

Да, она надеялась, что он позвонит. Да, ей действительно хотелось, чтобы он позвонил.

Райли сунула пиццу в духовку, установила таймер, взяла в руки пульт и прибавила звук, потому что игра уже начиналась. И в это время зазвонил телефон.

Это он? Конечно, нет. Ведь она лишь несколько минут назад отправила имэйл. И все же сердце Райли бешено застучало. Заставив себя переждать три звонка, она взяла трубку.

– Алло?

– А какую пиццу ты любишь?

Услышав этот грудной голос, Райли почувствовала легкое покалывание во всем теле. Она знала, что если в эту минуту посмотрится в зеркало, то увидит на своем лице самую идиотскую улыбку.

– Кто это? – растягивая слова, спросила она.

– Теннисный мальчик, хотя я предпочел бы быть теннисным мужчиной. А ты сладкая, и не пытайся отказываться от этого. Райли, я бы узнал твой голос где угодно.

От звуков этого чувственного голоса и интимного тона колени у Райли подогнулись, и она со всего маху упала на один из кухонных стульев.

– Э-э-э, приятно слышать.

17
{"b":"6402","o":1}