ЛитМир - Электронная Библиотека

– У меня не получается стоять смирно, – проговорила она, потершись о него.

Нежно лаская ее, Джексон шептал:

– Ты не можешь стоять смирно... Что это значит? Ты хорошо играешь в эту игру или, наоборот, плохо?

– Хм. Я тоже не знаю. Какая разница! Я... о-о-о, уступаю победу тебе.

Она с готовностью согнула колени, но несколько мгновений он просто смотрел на нее в мягком свете, падавшем из прихожей. Были слышны лишь глухие удары их сердец. Склонившись над ней, Джексон прильнул губами к ямке у основания шеи.

– Смотри на меня, – прохрипел он, уставившись в пылающее лицо Райли.

Ее золотистые карие глаза, затуманенные вожделением, раскрылись. Она остановила взгляд на Джексоне, и они несколько секунд просто смотрели друг на друга. Райли протянула руку и, запустив пальцы в его волосы, жадно прижалась к его рту губами. Джексон двигался медленно, стремясь продлить наслаждение, но наконец понял, что больше не в силах сдерживаться. И когда Райли теснее обхватила его ногами, наступила кульминация. Затихли последние судороги страсти, из груди вырвался стон, и он уткнулся головой между ее грудей.

– Хорошо, – шепнул он, еще не в силах выровнять дыхание. – Все, что произошло сейчас между нами, свидетельствует, что твое присутствие лишает меня самообладания. Одно твое прикосновение – и все, я погиб!

Джексон с усилием поднял голову. Он удовлетворенно расслабился, его щеки заалели, но с лица не сходило потрясенное выражение.

– Ты считаешь, это плохо?

– Думаю, иногда это может быть плохо, потому что мне нравится в любых ситуациях контролировать себя.

– Ты всегда можешь быть сверху. Райли прищурилась.

– Я не это имею в виду.

– Знаю. – Джексон убрал прядь с ее щеки. – Я отлично понимаю, что ты имеешь в виду. Можешь мне не верить, но, направляясь к тебе сегодня, я не предполагал, что через три минуты мы окажемся раздетыми.

Райли вскинула брови.

– Да? А сколько, ты думал, это займет у нас времени? Пять минут?

Джексон засмеялся и поцеловал ее в кончик носа.

– Скорее десять. Во всяком случае, меньше пятнадцати. Но не поставил бы на то, что это займет больше двадцати. – Он кончиком языка пробежал по ее пухлой нижней губе. – Я очень хотел тебя.

– Неужели? – Райли, едва касаясь, провела пальцами по его спине. В ее глазах появились озорные искорки. – Я что-то не заметила.

– Значит, все надо повторить, чтобы ты обратила на это внимание.

– Суровое наказание, но я постараюсь вынести его.

– Но прежде чем мы приступим ко второму раунду, мне требуется заправиться. Кто-то, кажется, предлагал спагетти?

– Мадам Всевидящая предрекает, что до утра нам еще понадобятся углеводы.

Джексон приподнял брови.

– Это приглашение провести ночь вместе?

– Думаю, да. Тара сегодня ночует у подруги, поэтому квартира в моем распоряжении. Переночуешь?

– Это зависит от того, какой смысл вкладывается в слово «ночевать». Означает ли оно, что надо будет засыпать?

Райли рассмеялась.

– Вероятно, надо, чтобы не заснуть завтра на работе. Моя цель – измотать тебя за эту ночь.

Джексон посмотрел в ее лучащиеся смехом глаза и понял, что никогда еще не чувствовал себя таким счастливым. И много ли надо для счастья? Великолепный секс и хороший ужин. Но внутренний голос тут же возразил ему: та искра, которая вспыхнула между вами, означает нечто гораздо более серьезное, чем секс и спагетти. Но как бы то ни было, удовольствие от этого получаешь огромное.

Улыбнувшись, он сказал Райли:

– Неси все сюда, сладкая.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Был субботний полдень. Райли открыла холодильник и с удовольствием подставила лицо повеявшей оттуда прохладе. Она попыталась откинуть назад прилипшие ко лбу волосы, но безуспешно. Тело было горячим, липким и потным. Но что поделать, если температура на улице около тридцати. Она достала из холодильника кувшин чая со льдом, и в этот момент в дом снова вошла Тара.

– Джексон грузит последнюю коробку, – сообщила она. В ее голосе слышалось облегчение. На разгоряченных щеках выступили капельки пота. Она вытащила из шкафа три стакана для чая. – Райли, он просто находка. И таскает, и грузит как самый настоящий такелажник.

– Да, правда, – согласилась Райли, вновь открыв морозилку, чтобы достать кубики льда. – Я без зеркала знаю, что похожа на то, что любая собака зарыла бы на заднем дворе. А вот Джексон, хоть помят и взъерошен, очень привлекателен. Так, как может быть привлекателен потный, помятый мужчина.

– И это несправедливо, – проворчала Тара, наполняя стаканы льдом.

– Согласна. Женщинам, чтобы выглядеть привлекательно, приходится красить ресницы, носить чулки и ходить на высоких каблуках. И все равно, как только столбик термометра поднимается на пару градусов, они выглядят как потные растрепы. И кто это все придумал?

– Какой-нибудь мужчина. Но мы-то живем в Атланте, а в Атланте, как известно, женщины не потеют, а просто...

– Блестят, – сказали сестры в один голос и рассмеялись.

Райли наполнила три стакана, и Тара каждый из них украсила желтенькой долькой лимона. Подняв стакан, Райли с улыбкой взглянула на младшую сестру.

– Ну, счастливого пути!

Сестры чокнулись и залпом выпили содержимое. Райли взяла со стойки третий стакан.

– Отнесу Джексону.

Но Тара остановила Райли.

– Можно тебе сказать кое-что? Райли вернула стакан на место.

– Конечно.

Тара уставилась в пол и заправила за ухо выбившуюся прядь блестящих каштановых волос. Райли вдруг увидела, до чего ж молода и невинна ее сестра. С хорошеньким личиком, без следов косметики и небрежно собранными в хвост волосами, Тара выглядела очень милой и слишком юной для самостоятельной жизни. Хотя, когда она подняла голову, ее карие глаза были не по-детски серьезны.

– Я хотела сказать, что очень благодарна за то, что тебе пришлось терпеть меня все эти пять лет, Райли.

От внезапно нахлынувших чувств у Райли перехватило горло.

– Я знаю, Тара.

– Откуда ты можешь знать, ведь я тебе никогда об этом не говорила. – Тара взяла Райли за руки и сжала их. – Только благодаря тебе я закончила колледж. Порой ты была со мной строга и многого не позволяла, но я понимаю, что ты делала это мне во благо, стремясь подготовить меня к самостоятельной жизни. Признаюсь, мне не всегда нравилось это, но теперь, оглядываясь назад... словом, я это очень ценю. Знаю, тебе со мной было непросто и пришлось многим пожертвовать, но ты никогда не сдавалась, не пыталась от меня отделаться.

– Ну, не такой уж ты была пропащей, – ответила Райли с улыбкой, надеясь, что ее губы не дрожат.

– И я хочу поблагодарить тебя за поддержку, за то, что ты выручала меня и помогала делать домашние задания по бухгалтерскому учету. – Неуверенно улыбнувшись, Тара крепче стиснула руки Райли. Ее огромные карие глаза наполнились слезами. – Я люблю тебя, Райли.

– Я люблю тебя, солнышко, – расчувствовавшись, ответила Райли и привлекла к себе Тару. – И очень горжусь тобой.

– Спасибо. – Сестры оторвались друг от друга и, одновременно потянувшись за бумажными носовыми платками, рассмеялись. – Джексон великолепен, – сказала Тара, промокнув слезы.

Райли улыбнулась.

– Да, неплох.

– Неплох? – засмеяласьТара. – Вечно ты все преуменьшаешь. Он просто класс, Райли! И без ума от тебя.

– Я знаю, что нравлюсь ему, но...

– Ты не просто нравишься ему. Райли застыла на месте.

– Почему ты так думаешь?

Тара молча закатила глаза к потолку, что означало: «Ты еще спрашиваешь!»

– Он так смотрит на тебя, так тебе улыбается и так разговаривает с тобой, что в этом нет никаких сомнений. Поверь, парень потерял голову.

Райли, даже если бы хотела, не знала, как сказать Таре, что это скорее похоже на гормональный всплеск. Пока Райли обдумывала ответ, Тара прибавила:

– И судя по тому, как ты смотришь на него, очевидно, что чувство это взаимное.

22
{"b":"6402","o":1}