ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не знаю, что сказать.

– А поздравления?

– Поздравляю, – вяло, без малейшего энтузиазма ответила Райли.

– Наверное, это неожиданно.

– Наверное?

– Ну ладно, не «наверное», а так оно и есть. Но это все ерунда, давай лучше о другом. Как насчет того, чтобы я прилетел к тебе на эти выходные? Мы бы могли...

– Нет.

Это слово, произнесенное так невыразительно, непохожим на Райли голосом, заставило Джексона замолчать. Ему все стало ясно, по спине побежала тоненькая струйка пота.

– Что это значит? – медленно спросил он.

– Это значит, я не хочу, чтобы ты прилетал ко мне на выходные.

Джексон крепче стиснул в руках телефонную трубку.

– Тогда я приеду на следующие выходные.

– Нет. И ни на какие другие выходные ты тоже не приедешь.

В словах Райли послышалась твердость, и Джексон с досадой запустил руку в волосы.

– Райли, мой отказ от предложения «Престижа» вовсе не означает, что мы не можем продолжать наши отношения.

– Нет. Боюсь, что он означает именно это.

– Почему же? Объясни, пожалуйста. Райли глубоко и прерывисто вздохнула.

– Потому что я не хочу продолжать прежние отношения. Я хочу большего. Я надеялась на большее. Я думала, мы будем вместе. – В телефонной трубке Джексона послышался ее хриплый, горький смех. – Не волнуйся, твоя совесть чиста. Ты не обманывал меня, не давал повода надеяться, что когда-нибудь мы станем друг для друга чем-то большим, чем просто половыми партнерами.

Невыносимая боль, смешанная с раздражением, охватила Джексона.

– Черт возьми, Райли, ты для меня не просто партнерша.

– Нет, именно так. И доказательство тому – тот факт, что ты принял решение, даже не обсудив его со мной. Это говорит о многом, в том числе и о том, какое место я занимаю в твоей жизни. Ну и хорошо. Я, конечно же, не хочу препятствовать исполнению твоей мечты, карьерному продвижению. Вот только позабыла, что не нужно давать воли своим чувствам. – Райли с трудом выдохнула. – Но в том, что я позволила себе слишком увлечься тобой, только моя вина. И со всеми своими проблемами я справлюсь сама. Меня перестали удовлетворять те отношения, которые сложились между нами. С меня хватит.

Джексон впал в оцепенение, пытаясь осознать сказанное. Райли явно относилась к нему гораздо серьезнее, чем это казалось ему. И тем не менее она хочет, чтобы он исчез из ее жизни.

– Райли, я не понимал, что твои чувства ко мне так сильны, – выпалил он.

– Это не имеет теперь никакого значения. Если только ты не переменишь своего решения.

Глубоко вздохнув, он сказал:

– Я не мог позволить нашим чувствам повлиять на мое решение.

– Это о многом говорит, не так ли?

– Не думаю. Послушай, уже поздно, мы оба устали. Давай поговорим об этом завтра.

– Нам больше не о чем говорить. Говорить надо было до того, как ты принял решение.

– Райли, даже если бы мы обсудили это, я все равно дал бы согласие перейти в «Уинторп», – с нескрываемой досадой ответил Джексон.

– Да, ты абсолютно ясно дал это понять. Ну и ладно. По крайней мере мы поговорили об этом, и я в курсе событий.

– Иными словами, ты злишься не оттого, что я отказался переехать в Атланту, а оттого, что я не посоветовался первым делом с тобой?

В телефонной трубке послышалось нечто похожее на рыдание и одновременно на хриплый смех.

– Я хочу, Джексон, чтобы ты все понял и чтобы между нами не осталось недоговоренностей: мне больно оттого, что ты отказался переехать в Атланту. Ведь я, как дура, надеялась, что у нас общее будущее. Мне очень больно, и я злюсь оттого, что ты принял решение о переходе, не обсудив его со мной, не обмолвившись ни словом. И я просто в бешенстве на себя за то, что позволила себе увлечься мужчиной, который использовал меня лишь как игрушку для секса. Словом, ты поступил так, как тебе удобнее, вот и все. А теперь я поступлю так, как удобнее мне. Ты принял свое решение, а я приму свое. – Райли прерывисто дышала. – Между нами все кончено.

Эти слова оглушили Джексона.

– Райли...

– Кончено! – ее голос сорвался, и сердце Джексона болезненно сжалось. – Я больше не хочу ничего знать о тебе. Не звони мне и не присылай никаких писем. Между нами ничего нет. Прощай, Джексон.

– Райли, погоди! Это не... я не хочу... – Джексона охватила паника. – Я не могу расстаться с тобой на этом.

– А тебе и не нужно. Я уже это сделала за тебя. И прежде чем Джексон успел сказать хотя бы слово, в трубке послышались гудки. Он медленно поставил телефон на стол, бросил на диван трубку и провел ладонями по лицу.

Джексон вновь почувствовал раздражение. Ну конечно же, его решение было верным! А все переживания – оттого, что обидел ее. Джексон с новой силой ощутил свою потерю. Он тяжело опустился на диван. Неужели она и впрямь любит его? Но если это так, она не поступила бы с ним столь жестоко. А он и не уговаривал ее, а значит, его чувства к ней были чем угодно, только не любовью. Чувства, эмоции, которые пробуждала в нем Райли, были чрезмерными, они сбивали его с толку, все сметали на своем пути, отвлекали от жизни. Они... В общем, ничего хорошего в них не было. Пусть лучше все будет так, решительно заявил его внутренний голос. В самом деле, лучше так.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Был вечер пятницы. В Атланте стоял необычно теплый для октября вечер. Девушки сидели в шумном зале их излюбленного мексиканского бара, куда они после работы заехали поужинать.

– Ну, как свадебные приготовления? – поинтересовалась Райли у Глории.

– Все идет гладко, мисс Подружка Невесты. Так что не беспокойся, – сказала Глория, глаза которой сверкали от радости. – Ты можешь представить, что через полгода я буду новобрачной? Женой!

– Ты будешь великолепной женой. А Роб будет прекрасным мужем.

Глория вся светилась любовью.

– Да, правда. Я давно знала это. Как только заприметила его и заговорила с ним, я уже была уверена, что это как раз то, что нужно. Мне поскорее хочется познакомить тебя с друзьями Роба, – сказала Глория. – Теперь, когда суматоха у вас на работе улеглась, повода избегать встреч с молодыми, красивыми, одинокими мужчинами атлетического сложения у тебя больше нет.

Райли вымученно улыбнулась.

– Звучит заманчиво.

Глория потянулась вперед и пожала ее руку.

– По тебе этого не видно, – сказала она. – А мне всем сердцем хотелось бы, чтобы это было для тебя действительно заманчиво. Надеюсь, скоро так и будет. Должно быть. Прошло два месяца, Райли.

Райли даже не пыталась делать вид, будто не понимает, о чем речь.

– Два месяца, восемь дней и девятнадцать часов, – глубоко вздохнув, уточнила она и взяла в руку бокал с коктейлем «Маргарита». – Я сама злюсь на себя за то, что до сих пор хандрю.

Ее страдания ничуть не уменьшились после их последнего с Джексоном разговора, состоявшегося два месяца, восемь дней и девятнадцать часов назад. Это обстоятельство расстраивало ее тем более, что сам Джексон, по-видимому, спокойно продолжал жить дальше.

– Тебе не удается успокоиться прежде всего потому, что ты ничем, кроме работы, не занимаешься, – сказала Глория. – Ты должна выбираться из дома и должна найти себе кого-нибудь. Любовника. Где та отчаянная, дерзкая, свободная женщина, которая собиралась возродиться после отъезда Тары?

Она и возродилась. Она раскрыла для любви свое сердце и получила в ответ безжалостный удар.

Бездна работы, свалившаяся на нее после слияния компаний, пока отвлекала ее от сердечных переживаний. Райли была даже рада работе. Однако надо было как-то жить дальше. И Райли твердо намеревалась устроить свою жизнь.

– Лучший способ забыть мужчину – найти другого, – советовала Глория.

– Теперь, когда работа наладилась, я страстно желаю найти себе парня.

Хм. «Страстно желаю» – конечно, сильно сказано. Но два месяца после разрыва с Джексоном измучили ее. И Райли была готова или по крайней мере решительно себя настраивала на новый роман.

26
{"b":"6402","o":1}