ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но так и должно быть! Если бы я всю ночь не сомкнула глаз, у меня было бы много времени, чтобы все взвесить.

Уверенность переполняла ее. Хотелось бросить ему в лицо что-то вроде: «Лжец! Вы всю ночь только и думали о карте и драгоценностях!»

Тут Виктория осеклась: а вдруг Натана мучили те же чувства, что украли ее сон? А если так, то... ух, стало жарко. Впору доставать платочек...

– Как удачно, что вы хорошо спали сегодня ночью, это поможет в наших поисках, – заметил он. – Я внимательно изучил рисунок и письмо, но ничего больше не обнаружил. Нарисовал примерную карту имения и предлагаю начать с северо-восточной части. Объяснив шифрованным письмом вашему отцу, как вы потеряли мою записку...

– А точнее, как ваша коза ее съела...

– ...я попросил его выслать новый рисунок. К сожалению, Лондон слишком далеко, и ответ придет недели через две. К тому времени я надеюсь уже решить все проблемы.

– И тогда вы сможете вернуться в... как это место называется? Литл-Лонгстоун?

– Да. Уверен, вы сами с нетерпением ждете финала, чтобы возвратиться домой, к вечеринкам, магазинам и поклонникам. Сможете наконец-то выбрать мужа и устроить бессмысленно дорогую свадьбу.

– Да, именно так я и хочу, – ответила Виктория, нахмурившись. Затем сказала небрежно: – В этом есть что-то плохое?

– Нет, почему же. – Натан пожал плечами. – Если вы именно этого хотите...

Виктория растерялась. Как ему это удается? Всего несколькими словами он заставил ее чувствовать себя мелочной, поверхностной. Да любая девушка мечтает о нарядах, вечеринках, прогулках по магазинам, поклонниках и свадьбе! Она была уверена, что исключений не бывает.

Прежде чем она успела сообщить Натану об этом, он спросил:

– Скажите, мой брат или Гордон спрашивали вас вчера вечером о письме?

– Да, оба, после того как вы ушли.

– Вы были в тот момент все вместе, втроем?

– Нет, лорд Элвик спросил меня наедине.

Натан был удивлен.

– Наедине? А как это получилось?

Наслаждаясь своим превосходством в беседе и выдерживая паузу, Виктория помолчала, съела кусочек яйца и небрежно сообщила:

– Он показывал мне музыкальную комнату.

– А где были все остальные?

– Тетя Делия и ваш отец играли в триктрак, а Колин был на террасе.

– Что именно Гордон спросил у вас?

– Много ли слов из письма я смогла вспомнить и сколько вам удалось расшифровать.

– И вы ответили...

– Я исполнила данное вам обещание и изображала глупую, забывчивую простушку.

– Он вам поверил?

– Не сомневаюсь. Видимо, лорд Элвик привык иметь дело с такими женщинами.

– А Колин? С ним, я полагаю, вы тоже оставались наедине?

– Да, но недолго. По возвращении сюда мы вместе шли к дому. С ним я вела себя точно так же.

– Его реакция?

Виктория призадумалась, затем сказала:

– Он тоже поверил. Мне показалось, он выглядел очень спокойным. Теперь они наверняка оба считают меня легкомысленной вертихвосткой с кочаном капусты вместо головы.

– Что вы, конечно, нет! Скорее очаровательной юной леди.

– И вертихвосткой с капустой, – пробормотала она. – А у вас они что-нибудь спрашивали?

– Да, и я ответил, что так как вы глупая, забывчивая простушка-вертихвостка с капустной головой, то поиски придется отложить до получения ответа от вашего отца.

Решив никак не реагировать на эту реплику, Виктория сосредоточила все внимание на завтраке. Щедро намазав бисквит черничным джемом, она закрыла глаза.

– Самый вкусный джем из всех, что я пробовала, – заявила она, – и это высшая похвала, потому что я большой знаток джемов.

Натан усмехнулся:

– Вы, я вижу, любите сладкое. И у вас отменный аппетит.

Виктория смутилась и покраснела. Дома она обычно завтракала одна, потому что отец поздно вставал. Привыкла есть помногу, чего приличная леди не делает, когда рядом мужчина.

– Боюсь, что да.

– Зачем же так робеть, я же вас не критикую. Наоборот, наблюдение за вами поднимает у меня дух. Есть одна идея.

Она почти донесла вилку с беконом до рта, но остановилась и взглянула на Натана, задумчиво смотревшего на нее. Он легонько постукивал по губам указательным пальцем. Виктории был неизвестен его замысел, но его мягкие красивые губы вдохновляли ее собственные задумки.

– Что за идея? – спросила она с неуместным волнением в голосе.

– Пикник. Я велю повару приготовить, еду мы возьмем с собой, тогда нам не надо будет возвращаться лишний раз и прерывать поиски. Как вам эта мысль?

Провести целый день, изучая окрестности! В поисках тайника с драгоценностями! С человеком, при виде которого у нее подгибаются колени и по всему телу дрожь? Настоящим искусителем, который волнует и расстраивает ее, как никто другой. Что ж, это забавно. Но как интригующе и соблазнительно!

Разум предостерегал ее от длительного пребывания наедине с Натаном, но сердце диктовало обратное. Виктории нужен был еще один поцелуй – уже на ее условиях, и – вот она, прекрасная возможность.

Вчера вечером она говорила с тетей, и та ничего не имела против конных прогулок с Натаном. Напротив, она поддержала идею:

– Ну конечно, дорогая! Пока ты здесь, надо дышать свежим воздухом, и моя неприязнь к верховой езде не должна лишать тебя удовольствия. Здесь все гораздо проще, чем в Лондоне. Дневные прогулки на лошади за городом – очень респектабельное занятие!

– Это... вполне приемлемо, – сказала Виктория, отвлекшись от своих мыслей.

– Отлично, тогда я дам указания повару, а вы пока переоденьтесь. Встретимся на конюшне через тридцать минут Идет?

– Да.

Он вытер рот салфеткой и встал. Поклонившись, Натан покинул комнату, и Виктория глубоко вздохнула. А бриджи действительно, как она и предполагала, были точь-в-точь по его фигуре.

Сидя в кухне на деревянной табуретке, Натан жевал горячий бисквит и смотрел, как кухарка складывала припасы в коричневый кожаный мешок, который он принес из спальни.

Волной нахлынули детские воспоминания, какой, бывало, сидел на этой же табуретке, угощаясь чем-нибудь вкусным и свежим, только что из печки. Детьми Натан и Колин очень любили бывать тут, и не только из-за лакомств. Отец запретил обоим появляться на кухне, что мигом привело к соблазну: все самое интересное теперь находилось именно здесь, и братья не обращали ни малейшего внимания на запрет.

– Прямо как в старые добрые времена, доктор Натан, – сказала кухарка, полная женщина с красным лицом.

Он улыбнулся Гертруде. Уже двадцать пять лет она работала кухаркой в Крестон-Мэноре.

– Я как раз об этом думал, – сказал Натан, принюхиваясь. – М-м, как вкусно пахнет. Лучшее блюдо во всей Англии.

– А как же, конечно! – ответила довольная кухарка. – Вас так долго не было здесь! Но теперь вы снова дома, и я приготовила целый пир для вас и вашей леди.

– Она не моя леди, – ответил Натан, подавляя боль, вызванную собственным ответом, – это просто гостья, которая любит поесть.

– Ах, но ведь это лучший тип женщин, доктор Натан! Те, которые спокойно едят в присутствии других и не смущаются при этом. Я терпеть не могу девушек, капризно отказывающихся от еды, а потом набивающих животы у себя в комнатах. – Она размахивала руками и морщилась. – Фу, они все фальшивые. По тому, как женщина ест, можно все о ней узнать. Вы сказали, у этой леди Виктории отменный аппетит? Все ясно. Она – редкость, берегите ее.

– Ну, она не очень нуждается в этом.

Кухарка с пониманием кивнула:

– Сильный характер, да?

– Очень. И упрямая к тому же.

– О, это прекрасно! Ведь утомительно, когда с вами всегда и во всем безмолвно соглашаются.

– Возможно. Но я был бы рад услышать от нее согласие хотя бы один раз, – пробормотал Натан.

Кухарка засмеялась:

– Что это вы ворчите?

– Потому что она очень настырная!

«И милая, удивительная... очаровательная, желанная!»

Гертруда усмехнулась и покачала головой:

31
{"b":"6403","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Несбывшийся ребенок
Тварь размером с колесо обозрения
Тайны Лемборнского университета
Икигай. Смысл жизни по-японски
Иллюзия знания. Почему мы никогда не думаем в одиночестве
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Мой любимый демон
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Синдром зверя