ЛитМир - Электронная Библиотека

Она еще несколько секунд смотрела на него, затем, откашлявшись, сказала:

– Простите меня, Натан. У нас соглашение, и я не должна была сомневаться в вашей честности.

Договорив, Виктория плотно сжала губы, отчего он усмехнулся:

– Очень постарались, чтобы не произнести «пока что я вам доверяю», да?

– Да, мне это стоило некоторых усилий.

– Что ж, извинения приняты. И справедливости ради хочу попросить у вас прощения за то, что моя коза так обошлась с вашим платком. Я понимаю, это не очень возместит, но... – Он залез в карман жилета и, достав красивый льняной квадратик, преподнес его ей. – Возьмите мой в качестве замены.

– Не нужно...

– Я настаиваю, – сказал Натан, вкладывая платок ей в руку, – и давайте поблагодарим Петунию за то, что она не позарилась на ваши туфли. Моя нога гораздо больше вашей.

– Хм, да уж, действительно. Тем более у вас уже есть одно животное, которому нравится обувь.

Он пожал Виктории руку, но не смог сдержаться и поднес ее к губам. Одного прикосновения к тонким пальчикам оказалось мало. Продолжая смотреть в глаза Виктории, Натан поцеловал запястье, в участок между рукавом и перчаткой, о чем он тут же пожалел: тонкий запах роз заставил желать этой руки и вдыхать волшебный аромат вечно.

Виктория реагировала безмолвно, но желание Натана было так велико, что он все чувствовал без слов. Она вздохнула, потом медленно облизала полураскрытые губы; ее взгляд менялся каждую секунду. На щеках проступил румянец, она была взволнована, и... черт возьми, эта женщина фантастически возбуждала его!

Ей не нужны уловки: Натану хотелось встать перед ней на колени из-за одного только взгляда. Лучше бы она все еще сердилась на него, не желала общаться – это сохраняло бы дистанцию между ними. Не было бы вызовов, на которые он регулярно попадался, колдовства этих больших синих глаз... Единственный способ не смотреть и не видеть – накрыть Викторию каким-нибудь мешком!

Еще целый день Натану придется провести в ее компании, на том самом месте, где он прожил худшую ночь в своей жизни.

Он не знал, чего стоило бояться больше – начала дня или его окончания.

Глава 13

Любая современная женщина заслуживает величайшей страсти, но, к сожалению, не всегда удается найти Его, вдохновителя. Но если все-таки попадается человек, от которого дрожь бежит по всему телу, подгибаются колени и бешено колотится сердце, нельзя упускать такой шанс – хватайтесь обеими руками, ничто не должно вас останавливать!

«Дамский путеводитель к счастью и душевному комфорту»

Чарлза Брайтмора

Приближаясь к повороту, Натан придержал коня.

– Мы приехали? – спросила Виктория, следовавшая за ним на Фиалке.

– Да, осталось только повернуть вместе с этой тропинкой.

Он попытался расслабиться, но тщетно. Выйдя на роковой поворот, он получил тяжелейший удар: воспоминания, с которыми в течение трех лет усиленно боролся. В один момент разрушились преграды, которые он соорудил внутри себя, чтобы освободиться от гнета вины. Он знал, что когда-нибудь вернется сюда, но надеялся, молился, чтобы это было не так тяжко. Но перед глазами четко всплыла каждая деталь, и больнее мог быть только удар ножом. Натан остановил коня и огляделся вокруг. Вот здесь он наткнулся на Гордона, а у той изгороди лежал Колин. Он зажмурился, все эпизоды промчались перед ним. Вспомнилась боль, пережитая ими из-за него. Ожившее минувшее было невыносимо, оно, как плетью, хлестало по зарубцевавшимся ранам. В груди и в горле все сжалось. Натан открыл глаза и посмотрел на землю.

Дожди давно смыли следы крови Колина и Гордона. Если бы только можно было так же легко смыть все из памяти! Он почувствовал прикосновение и обернулся. Виктория осторожно дотронулась до его рукава – с явным сочувствием и заботой.

– Натан, что-то случилось?

«Конечно! Все, что было дорого мне, я потерял прямо здесь. И мне некого винить в этом, кроме себя самого».

– Все нормально.

– Глядя на вас, этого не скажешь.

Он натужно усмехнулся:

– Благодарю вас, но предупреждаю, что внимание мне вредно.

Виктория оставалась серьезной и задумчивой.

– Вам больно здесь находиться.

Натан не смог ответить и только кивнул.

– Расскажите мне, что тут произошло.

Он собрался уже выпалить категорическое «нет», но ее голос и глаза выражали искреннее сострадание. Это смягчило его. Он уже не видел причин скрывать что-либо от нее.

– Мне было дано задание: забрать драгоценности с корабля, остановившегося в Маунтс-Бей.

– А как вы это сделали?

Натан пожал плечами:

– Ну, скажем так, я хорошо плаваю и владею ножом.

У Виктории расширились глаза.

– В ту ночь я должен был доставить мешок сюда, но как только я тут очутился, прогремели выстрелы. На тропе я увидел раненого Гордона и кинулся к нему. Тут меня ударили сзади, и я выронил драгоценности. Прежде чем я смог прийти в себя, неизвестный схватил их и скрылся в лесу.

– И вы не погнались за ним?

– Нет.

– Почему же?

Еще одно воспоминание, полное вины.

– Потому что мне было важнее, чтобы Гордон остался в живых. Кроме того, оказалось, что и Колина подстрелили.

– А кому вы должны были доставить драгоценности?

Натан заколебался. Он никогда не говорил про это, несмотря на то что был в отставке и избавился от обязанности хранить тайны. Он чувствовал, что надо быть осторожным, но в то же время внутренний голос подсказывал, что этой женщине можно доверять. Она имела право знать.

– Обещайте, что никому не скажете.

– Хорошо.

– Я должен был доставить драгоценности вашему отцу.

Она убрала руку с его рукава и нахмурилась.

– Моему отцу? – переспросила она с непониманием. – Он был здесь, в Корнуолле?

– Да. Когда я услышал выстрелы, то подумал, что его подстерегли в засаде. Я был поражен, увидев, что подстрелили Колина и Гордона.

– Почему?

– Потому что им ничего не было известно об операции, знали только я и ваш отец. Кстати, ни Колин, ни Гордон до сих пор не догадываются, с кем я должен был встретиться. И пока что нужно оставить это в секрете.

– Но почему их не включили в это задание? Что же они делали здесь той ночью, если не участвовали?

– Ваш отец отвечал за миссию и хотел, чтобы в деле был только один человек, кроме него самого. А когда дошло до выбора между мной, Колином и Гордоном, то все решили деньги. Тому, кто отыщет и вернет драгоценности, обещали огромное вознаграждение. Будучи наследниками, Колин и Гордон не нуждались в этом, у меня же была другая ситуация. Поэтому дело доверили мне, давая тем самым возможность обрести финансовую независимость.

– Да, я... поняла, – сказала Виктория, очевидно, желая засыпать Натана вопросами. – А что случилось с моим отцом в ту ночь? Его тоже ранили?

– Я, конечно, очень беспокоился за него. Вылечив Колина и Гордона, я через некоторое время получил зашифрованное письмо от вашего отца. В нем он сообщал, что попал в засаду, едва выйдя из трактира, в котором остановился. Отправив ему письмо с рассказом о том, что произошло, я получил ответ, что он собирается вернуться в Лондон и просит меня сделать так, чтобы Колин и Гордон как можно меньше узнали о миссии. Он настоял, чтобы его участие осталось тайной. Все вопросы, которые задавали мне Колин с Гордоном, пока я их лечил, мне удалось предугадать, но я понимал, что долго скрытничать не смогу. Однажды они просто приперли меня к стене, и неопределенность моих ответов их уже не устраивала. Слухи о пропавших драгоценностях и моем участии в этом деле моментально распространились, и я уверен, что благодарить за это прежде всего нужно прислугу. Немного погодя меня уже официально расспрашивали. Доказательств никаких, но было совершенно ясно, что в мою невиновность верили единицы. Каждый день появлялись новые сплетни, вся деревня шепталась и косо смотрела в мою сторону. Дома было то же самое.

33
{"b":"6403","o":1}