ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если кто-нибудь спросит, вы меня не видели. Буду к ужину.

– Слушаюсь, доктор Натан.

Вздохнув с облегчением, Натан выскользнул из дома.

Виктория бросила кусок сахара в чай. Это была уже третья или пятая чашка. Рассеянно кивая, она терпела скучный отчет тети Делии о какой-то вечеринке, на которой она и лорд Ратледж побывали вместе дней десять назад. Могла и не кивать, поскольку о Виктории забыли. Вот уже час, как они сели за чай, но оживленная беседа между тетей Делией и отцом Натана не прекращалась ни на секунду. Виктория думала извиниться и уйти к себе, но ее удерживала чудесная вечерняя погода. В доме она осталась бы наедине со своими мыслями, а это сейчас ни к чему. Времени подумать у нее будет предостаточно – вся ночь впереди.

Кроме того, Виктории очень нравилось видеть тетю Делию довольной и веселой. Было множество мужчин, с которыми она время от времени ходила в оперу, недостатка в партнерах на балу тоже не было, но она упорно твердила, что все они – только хорошие друзья.

Виктория ни разу не видела, чтобы тетя Делия смущалась и краснела. Ее щеки розовели, когда она смеялась над очередной шуткой лорда Ратледжа, несомненно, довольного собой.

Услышав шорох за спиной, она обернулась. Через террасу к ней приближался По, высоко, по-королевски подняв голову. Подойдя к девушке, он тюкнул мордой в ее бедро: дескать, прибыл. Тихо засмеявшись, Виктория стала почесывать пса за ушами, а он начал принюхиваться.

– Бисквит, да? – промурлыкала она.

Нетерпеливый умный взгляд собаки подтвердил: догадка верна. Виктория отломила кусочек и протянула мохнатому другу, который, смахнув угощение, положил голову к ней на колени. Глаза По светились обожанием.

– Хм, полагаю, это выражение благодарности, но ты, видимо, хочешь еще.

В ответ пес привстал, облизнулся и с трепетом взглянул на бисквит, остававшийся на тарелке Виктории.

– А, хочешь сказать, что настоящие друзья всегда делятся.

По тут же плюхнулся на землю и поднял правую переднюю лапу.

Виктория рассмеялась:

– Это, видимо, твой окончательный ответ, и, к счастью для тебя, его невозможно опровергнуть.

Она разломила бисквит на кусочки. Скармливая псу последнюю крошку, Виктория что-то уловила краем глаза. Повернувшись, она увидела мужчину, идущего по лесу, за конюшнями. Буквально через секунду он исчез из виду, но это, несомненно, был Натан, Виктория вскочила с места, будто ее ветром сдуло.

– Господи, Виктория, что с тобой?

Она отвела взгляд от леса, где исчез Натан, и успокоила перепуганную тетю:

– Все хорошо. Я... э-э... на меня пчела налетела! – Для убедительности она помахала руками. – Ее уже нет. Но раз я встала, пойду, пожалуй, прогуляюсь, если вы не против.

– Конечно, дорогая, иди, – ответила тетя Делия.

– Да, такой погодой надо наслаждаться, – сказал лорд Ратледж, улыбаясь, – хотя солнце скоро сядет. Возвращайся до темноты!

Пообещав, что так и сделает, Виктория решила не терять ни секунды. Держа слово, что не будет ходить в одиночку, она свистнула По, приглашая его в сопровождение. Пес потрусил за Викторией, которая на всех парах покинула террасу, желая поскорее узнать, чем занят Натан.

Конечно, он всего-навсего мог пойти прогуляться по лесу, но шел, опустив голову, будто не хотел быть замеченным. Ей неприятно было бы в очередной раз бездоказательно обвинять его в поисках драгоценностей, и она решила проследить за Натаном и убедиться, что он остался верен слову.

Улыбнувшись, Виктория зловещим голосом сказала собаке:

– Лучше бы твоему хозяину не искать сокровище без меня, потому что если это так... – Она замолчала, будто пытаясь придумать страшное наказание, затем продолжила: – Если это так, то он – бесчестный лгун.

Возможно, это было бы к лучшему. Окажись он действительно таким, ее неудержимая привязанность и симпатия к нему исчезнут. Мужчины-лгуны, даже очень красивые и привлекательные, всегда оставляли ее равнодушной. Виктория ускорила шаг.

– Идем, По, узнаем, что делает шпион-профессионал.

Войдя в лес, она побежала по дорожке, а достигнув развилки, остановилась и посмотрела на пса.

– Как думаешь, куда он пошел?

По принюхался и указал на тропу, ведущую к озеру. Плотно сжав губы, Виктория последовала за псом, оглядываясь по сторонам и прислушиваясь. Но из-за деревьев она ничего не видела, а слышала только чириканье птиц и шелест листьев. На тропу падали длинные тени от угасавших лучей, что предвещало сумерки.

Они приближались к повороту, когда По сорвался на бег и скрылся. Следующее, что услышала Виктория, был треск в кустах.

– По, – прошептала она, как могла, громко.

Куда он мог деться? Погнался, видимо, за белкой или кроликом. А вдруг он обнаружил Натана? Черт возьми, ей не хотелось, чтобы Натан ее увидел. В любом случае отговорка у Виктории уже была наготове: она вышла прогуляться с собакой. Чистая правда.

Она свернула и увидела узкую тропу, которая вела направо. Кажется, По устремился в том направлении, и Виктория пошла, ступая осторожно, чтобы не шуметь. Спустя мгновение она увидела озеро меж деревьев. Дорога резко сворачивала влево, и, зайдя за угол, девушка наткнулась на По, сидевшего, высунув язык и виляя хвостом. Перед ним было что-то темное, какой-то бесформенный предмет, и Виктория взмолилась, чтобы это не были останки несчастной жертвы.

– Вот ты где, – ласково сказала она, осторожно приближаясь и с подозрением поглядывая на странный объект, не подававший признаков жизни. Виктория похолодела от ужаса.

– Пожалуйста, – взмолилась она, – только не белка и не кролик, только не...

Ботинок?

Она резко выпрямилась, будто кто-то дернул ее сзади на себя. Желая скорее рассмотреть, она подошла и увидела, что это не один ботинок, а пара, лежавшая сверху на сложенной в стопку одежде. Понятно, кому это все принадлежало, – стоптанные ботинки Натана и его бриджи она узнала бы где угодно. А если вся его одежда была здесь, то он был...

Ух! Становилось жарко. Виктория вспомнила, как он говорил, что обожает купаться в озере. Ясно, что сейчас он этим и занимался, не будет же он драгоценности искать голым!

Крадучись, она стала пробираться сквозь густую листву к озеру. Вода была похожа на голубое стекло, отражавшее на поверхности оранжевые и красные пятна заката. Натана нигде не было видно. Кошмар! То есть... прекрасно.

Можно удрать незамеченной. Ее взгляд упал на сложенную одежду. Хм...

Быстро посмотрев по сторонам и убедившись, что она одна, Виктория снова уставилась на одежду, которая, казалось, так и просила: «Возьми меня, возьми скорее!»

Нет, она не могла так поступить! Или могла? Что-то позволяло ей это сделать. Он же привык к таким играм, говорил, что все детство этим забавлялся. Когда еще представится такая замечательная возможность! Никогда. Чуть не подпрыгивая от радости, Виктория быстро собрала все в охапку и поднялась. Взглянув еще раз в сторону озера и по-прежнему не обнаружив никого и ничего, она повернулась. И замерла.

Натан стоял прямо перед ней. Мокрый, блестевший... ручейки воды стекали по его телу.

Святые небеса! Господи помилуй!

На лицо, на лицо смотри! Но непокорный взгляд остался прикован к его торсу, на который она смотрела, как вор, внезапно напавший на полный мешок денег. Капли воды, словно бусинки, текли по его сильной широкой груди, застревая среди темных волосинок, затем, достигнув живота, собирались в тонкую струйку, которая продолжала путь к его... о Боже!

Все, на что была способна Виктория, – это стоять, не отрывая глаз. Он был великолепен! Хотя сравнивать ей! было не с кем, она не сомневалась, что Всевышний потрудился на славу, создавая Натана. Несомненно, все остальное, его руки и ноги, было так же прекрасно. Виктория обещала себе убедиться в этом, как только ее глаза опять смогут двигаться. Интересно, была ли в «Настольной книге шпиона» описана такая ситуация: онемевшая похитительница одежды, доведенная до оцепенения, с парализованными глазами – перед прекрасным, бесподобным, голым и мокрым мужчиной.

38
{"b":"6403","o":1}