ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не люблю сюрпризов.

– Наоборот, я думаю, ты, к своему ужасу, осознаешь, что они тебе очень нравятся. Тебе только кажется, что нет, потому что раньше никогда не сталкивалась с ними. Это то же, что сказать, как ненавистен тебе черничный пирог, никогда не пробовав его. – В течение нескольких ударов сердца она изучала взгляд Виктории. – Ни Брэнрипл, ни Дрейвенсби не действуют так на тебя.

Не стоило этого отрицать. Наоборот, было очень приятно, что хоть кто-то ее понял.

– Да, и я не могу осознать почему. Они оба красивые, и, конечно, я больше подхожу кому-то из них, чем доктору Оливеру.

Тетя Делия удивленно подняла брови:

– Неужели?

– Конечно! Лорды Брэнрипл и Дрейвенсби ближе мне не только по положению в обществе – у нас еще и много общего.

– Правда? А ты не находишь их... утомительными?

Они ужасно утомляли, это правда. Однако, вместо того чтобы помочь, этот разговор еще больше запутал Викторию.

– Я не понимаю. Мне казалось, вы хотели, чтобы я держалась подальше от таких мужчин, как доктор Оливер!

– Остерегаться милого, красивого мужчины, который опьянен тобой и делает так, чтобы твои глаза всегда сияли?

– Мужчины без титула. Который небогато живет в скромном домике и избегает общества.

– Но это не делает его неподходящим, дорогая. Он может и не быть наследником, но он все же сын графа.

– А как же мое будущее? Выйдя замуж за Брэнрипла или Дрейвенсби, я стану графиней и обеспечу себе подобающее место в обществе. Решения, принятые сейчас, определят всю мою дальнейшую жизнь!

– Это верно. – Тетя Делия мягко погладила Викторию по руке. – Но ты же знаешь, что без денег отец тебя не оставит.

– Он хочет, чтобы я удачно вышла замуж.

– Конечно, но я уверена, что под «удачно» он подразумевает, чтобы ты была счастлива, – вздохнула тетя. – А что лорды Саттон и Элвик? Виконт и граф, прямо у тебя под носом, и после двух вечеров, что мы провели вместе с ними, стало понятно, что ты обоим нравишься. Мне, например, было бы очень трудно выбрать, кто из них красивее, – оба чрезвычайно привлекательны.

– Да.

Но ни один не заставлял ее кровь кипеть, а сердце – выпрыгивать из груди. Ни с одним ей не хотелось быть так близко, чтобы не пропустить ни одной улыбки или произнесенного слова. Ни при ком из них пальцы не дрожали от переполнявшего желания дотронуться. Натан вызывал все эти чувства просто тем, что он... был.

– Но имения и жизнь обоих – здесь, в Корнуолле, – продолжала Виктория. – Хоть это место и не такое ужасное, каким я его себе представляла, но жить так далеко от города, от цивилизации я не смогу. Кроме того, я едва знаю Саттона и Элвика, а с Брэнриплом и Дрейвенсби знакома уже много лет.

– Доктора Оливера ты тоже не так давно знаешь, – мягко сказала тетя, – а это показывает, что стажем знакомства чувства не измеряются. – Она перевела взгляд на огонь и стала смотреть в одну точку. – Иногда человек, которого только что встретил, способен зажечь искру, желание и волнение, чего тот, которого знаешь давно, так и не смог сделать. – Делия повернулась к Виктории. – Я уверена, что и Брэнрипл, и Дрейвенсби могут стать вежливыми, достойными мужьями, которые причинят тебе мало беспокойства. Но послушай свое сердце, Виктория. Жизнь часто бывает скучной и утомительной с вялым и заурядным человеком. А может стать удивительным приключением с тем, от которого сердце пылает... – Она мечтательно вздохнула. Такой Виктория никогда ее прежде не видела.

– Возможно. Но во время этого приключения нужно что-то есть.

– Да, но для утоления голода годятся не только блюда самой дорогой кухни.

– Этого недостаточно, чтобы быть физически привязанным к кому-то. У меня с доктором Оливером нет ничего общего.

– Ты так считаешь? Его отец много рассказывал мне о нем, и из его слов можно заключить, что у вас похожие интересы.

– Например?

– Любовь к чтению, страсть к знаниям. Вы оба очень любите сказки и животных.

Виктория смотрела в потолок.

– Он не держит обыкновенных зверей.

Тетя Делия пожала плечами:

– Но он сам необычный человек. Вы оба умны, и он видит эту черту в тебе и восхищается ею. А умная женщина, без сомнения, может произвести впечатление на мужчину вроде доктора Оливера.

– Может, у меня нет желания пробуждать в нем интерес?

– Чепуха, любая захочет обворожить этого божественного мужчину. Знаешь, что я думаю? Ты просто боишься восхитить его. Ты стараешься держать дистанцию, прятаться в таком месте, где можно воздвигнуть высокие баррикады.

– Ну, в нашей ситуации это и к лучшему. По возвращении в Лондон я выберу в мужья другого человека. Я вовсе не та, что нужна доктору Оливеру. Он думает, что я – тепличный цветок.

– Возможно, он противится своему чувству, но он очень тебя хочет. – Тетя Делия замолчала и несколько секунд смотрела на Викторию, а потом что-то похожее на удовлетворение вспыхнуло в ее глазах. – Он целовал тебя.

Щеки Виктории вспыхнули. Прежде чем она успела ответить, тетя сказала поспешно:

– Я это совершенно четко вижу. Как и то, что он знает, как целовать женщину.

Пораженная всем, что сказала тетя, Виктория покачала головой:

– И вы не потрясены? Не возмущаетесь?

– Дорогая моя, потрясением было бы узнать, что поцелуя не было. Я бы очень разочаровалась в нем. Стыдно для мужчины не исполнить обещания, намеком на которое был дьявольский огонек в его глазах. – Ее взгляд стал проницательным. – И теперь в тебе проснулось женское любопытство.

Виктория прикусила нижнюю губу и кивнула, прогоняя из головы образ мокрого голого Натана.

– Да, боюсь, что даже слишком.

– Он говорил о тех чувствах, что испытывает к тебе?

– Нет.

– А он производит впечатление прямого человека. Теперь ясно, что он опьянен так же, как и ты.

– Скорее нет тех чувств, и говорить не о чем.

Тетя Делия отмахнулась от ее слов.

– Просто он влюблен в женщину, подобных которой раньше не знал.

Виктория тут же представила себе Натана... голого, возбужденного, склоняющего голову, чтобы поцеловать женщину. Другую. Ревность, раскаленная добела, пронзила ее.

Тетя Делия улыбнулась:

– Видимо, это отчаянно беспокоит его. А мысль о том, что ты выйдешь замуж за другого, ничуть не обрадует его. – Улыбка исчезла, и тетя сосредоточенно посмотрела на Викторию. – Вопрос в том, что ты будешь делать со своим увлечением? Каков твой план?

План? У нее его не было. Идея отомстить – одарить Натана незабываемым поцелуем, а потом с легкостью уйти – казалась теперь наивной, даже смешной. И впервые в жизни Виктория осталась без плана. Теперь она была словно перышко, плывущее по разбушевавшимся волнам, которое кидает из стороны в сторону, а впереди – бездна.

Виктория откашлялась:

– К сожалению, план я еще не придумала. Я... совсем потеряна.

Тетя задумчиво кивнула:

– Поверишь или нет, Виктория, но я уже оказывалась в точно такой ситуации. И ты права – решения, которые ты примешь сейчас, определят всю твою жизнь. Поэтому настоятельно рекомендую выбирать мудро. – Она встала. – Хочу показать тебе кое-что, это в моей комнате. Я сейчас вернусь.

Она вышла. Виктория не успела переварить ошеломляющего поворота их разговора, уйму неожиданных вещей, которые сказала ее тетя, как та уже вернулась. С собой она принесла коричневый атласный мешочек, стянутый шнурком с кисточками.

– Что это? – спросила Виктория, как только тетя уселась на край кровати.

В ответ та развязала шнурок и опустила руку в мешочек. Оттуда она достала красивое золотое кольцо, усыпанное бриллиантами.

– Мое обручальное кольцо.

Виктория узнала его, хотя не видела уже много лет.

– Я больше не ношу его. Сняла в день смерти Джеффри и с тех пор не надевала.

Виктория прониклась сочувствием. Дядя Джеффри был мрачным человеком, с пристрастием к выпивке и, по слухам, к публичным домам. Тетя Делия редко упоминала о нем.

Она посмотрела на кольцо, лежавшее на тетиной ладони. Возможно, некоторым женщинам оно понравилось бы, очень драгоценное, но оно было не в ее вкусе.

44
{"b":"6403","o":1}